Миллиарды Агасфера

Израильские власти атакуют российских бизнесменов, якобы причастных к отмыванию денег через банк Hapoalim. На минувшей неделе многочасовому допросу был подвергнут Владимир Гусинский. А у Аркадия Гайдамака арестованы счета в люксембургских банках. Возможно, что именно против этого бизнесмена и направлен основной удар израильских властей. Хотя, в отличие от Владимира Гусинского или Леонида Невзлина, Гайдамак продолжает оказывать услуги Кремлю.

 

В канун иудейской Пасхи российские евреи, следуя традиции, вновь будут покупать израильскую мацу, выпечка которой профинансирована фондом «Эзрат Авраам». Учредитель фонда – предприниматель Аркадий Гайдамак, чье личное состояние оценивается в $800 млн, чуть ли не каждый месяц жертвует около $1 млн в пользу российской еврейской общины. Однако, несмотря на проявленную щедрость, далеко не все соплеменники отвечают Гайдамаку взаимностью.

 

«Дело Hapoalim», начавшееся около месяца назад, когда в рамках борьбы с отмыванием денег израильские полицейские заморозили около $300 млн, принадлежащих «русским» клиентам этого банка, рискует превратиться в «дело Гайдамака». Вслед за финансовой экзекуцией, проведенной на Земле обетованной, прокуратура Люксембурга, выполняя просьбу израильских коллег, распорядилась арестовать счета, открытые в местных банках на имя Гайдамака или в пользу представляющих его интересы фирм. На сей раз, по данным израильских СМИ, под арестом оказалось около $650 млн.

Четырехчасовой допрос, которому был подвергнут приехавший в Израиль Владимир Гусинский (тоже вкладчик Hapoalim) – еще одно предупреждение вот уже несколько месяцев не появляющемуся на земле предков Гайдамаку. Коль скоро под прицел израильских правоохранительных органов попал личный друг премьер-министра Ариэля Шарона и вице-президент Всемирного еврейского конгресса, то что говорить о человеке, ареста которого добивается вполне демократичная французская Фемида?

Правда, с декабря 2000-го, когдафранцузское правительство начало расследование по факту причастности Гайдамака и его партнеров – бразильского бизнесмена Пьера Фалькона и сына президента Пятой республики Жан-Кристофа Миттерана – к нелегальной торговле оружием с Анголой, наш герой весьма комфортно чувствовал себя в Израиле. Построенный Гайдамаком и обставленный любимым им русским ампиром особняк в Кейсарии по праву считается одним из самых красивых в стране. Тем более, что современные технологии позволили Гайдамаку превратить израильскую резиденцию в нечто вроде филиала моковской валютной биржи.

Даже российские ракеты, проданные Сирии в начале 2005-го якобы для того, чтобы израильское руководство одумалось и прекратило предоставлять убежище всем беглым российским олигархам, по идее не должны были «задеть» Аркадия Гайдамака. В отличие от Владимира Гусинского или Леонида Невзлина, у него никогда не возникало острых непреодолимых разногласий с Кремлем. Скорее наоборот. Гайдамак, живя в Израиле, продолжал оказывать весьма существенные услуги российским властям.

Впрочем, не исключено, что именно поэтому и возникло «дело Hapoalim», стремительно трансформирующееся в «дело Гайдамака».

 

Бремя посредника

 

В апреле российская алмазодобывающая компания «АЛРОСА» собирается выручить не менее $22 млн за счет продажи камней, добытых на ангольском руднике «Катока». Месторождение это начало разрабатываться еще во времена СССР. И «АЛРОСА», наряду с ангольской государственной алмазной компанией Endiama, является крупнейшим акционером Catoca Mining Company. Им обеим принадлежит по 32,8%. 16,4% у бразильской строительной корпорации Odebrecht Mining Services. А остальные 18% у Daumonty Financing Company, принадлежащей израильскому диамантеру Льву Леваеву.

До недавнего времени Леваев имел эксклюзивные права на экспорт ангольских алмазов, объем которого достигает $900 млн в год. А помог ему обзавестись таким эксклюзивом никто иной, как Аркадий Гайдамак, почетный гражданин Республики Ангола и советник тамошнего МИДа по внешнеэкономическим связям.

Соответствующие регалии Гайдамак получил благодаря своим самым крупным и самым скандальным сделкам, заключенным в середине 1990-х, – организации поставок оружия ведущему гражданскую войну президенту Эдуарду Душ Сантушу и погашением $1,5-миллиардного ангольского долга России. Поскольку в обоих случаях облагодетельствованная республика расплачивалась нефтью, посредник в накладе не остался. Однако финансирование гражданской войны или дисконтирование суверенного долга (в одном из недавних интервью Гайдамак говорит о погашении $750 млн из $1,5 млрд, которые Россия требовала с Анголы) – слишком специфические операции, чтобы их организатор рано или поздно не попал под обстрел со стороны более крупных игроков, заинтересованных в доступе к минеральным ресурсам «черного континента».

Первый выстрел сделала Франция. По иронии судьбы, именно в этой стране выехавший из СССР по израильской визе Аркадий Гайдамак в середине 1970-х заработал свой первоначальный капитал, задешево покупая квартиры, ремонтируя их и продавая по уже более высокой цене. Тогда же у него появились первые деловые связи среди французских промышленников и советских чиновников, в чьих переговорах он участвовал в качестве переводчика.

Для главы Пятой республики Жака Ширака, собирающегося в 2002-м переизбираться на очередной семилетний срок, расследование ангольских «шалостей» сына его предшественника Франсуа Миттерана давало прекрасный шанс устроить проблемы Социалистической партии, которая являлась вотчиной не только экс-президента, но и главного шираковского конкурента – премьер-министра Лионеля Жюспена. Кроме того, французская разведка DGSE точила зуб непосредственно на Аркадия Гайдамака. Тот дважды уязвил самолюбие спецслужбистов. Первый раз – когда, используя свои российские связи, добился освобождения двух французских летчиков, захваченных боснийскими сербами. А второй – когда посодействовал выкупу у чеченских боевиков четырех сотрудников французской благотворительной организации, которые, как выяснилось впоследствии, оказались агентами DGSE, проникшими в Россию с территории Грузии.

Интересно, что в обоих случаях Гайдамак продемонстрировал гораздо более эффективное взаимодействие с российскими спецслужбами, нежели с французскими. В интервью израильской газете Haaretz сам Гайдамак объяснял проблемы с правосудием борьбой двух французских спецслужб – разведки DGSE и контрразведки DST. Тем не менее, если инициаторы «Анголагейта» и упоминали о «порочащих связях» Гайдамака, то в соответствующих списках фигурировали не представители российских спецслужб, а предприниматели, пользующиеся неоднозначной репутацией, вроде Алимжана Тохтахунова или Михаила Черного.

Однако, несмотря на международный ордер на арест, выданный в 2000 году французскими властями, и отсутствие возможности приехать в любимый Париж, Гайдамак нашел вполне уютное пристанище. Лев Леваев, которому он помог осуществить давнюю мечту и заметно потеснить De Beers на мировом алмазном рынке, в обмен на оказанную услугу предоставил «почетному гражданину Анголы» возможность вывести свой бизнес на качественно иной уровень. В январе столь неприятного для Гайдамака 2000 года Леваев продал ему 15% своего международного инвестиционного холдинга Africa-Israel. Кроме того, израильский диамантер привлек новоиспеченного партнера к финансированию Федерации еврейских общин России (ФЕОР) – организации, созданной при непосредственном участии Кремля и призванной ослабить влияние возглавлявшимся Владимиром Гусинским Российского еврейского конгресса.

 

Смена вех

 

Проницательный Гайдамак не мог не оценить выгоды, которые сулило занятие «еврейской политикой». Тем более, что в число спонсоров ФЕОР входил и влиятельный владелец «Сибнефти» Роман Абрамович.

Поэтому в конце 2000-го Аркадий Гайдамак мог позволить себе роскошь вальяжно продефилировать перед вице-премьером Ильей Клебановым и президентом «АЛРОСА» Вячеславом Штыровым, прибывшими в Луанду в тщетной надежде уговорить Душ Сантуша поделиться добываемыми в стране алмазами. А на состоявшейся в июне 2002-го презентации «Фонда дружбы и сотрудничества с Республикой Ангола» председатель правления этой организации, давний партнер Гайдамака Алексей Чепа, говоря об инвестициях российских корпораций в экономику африканской страны, ни словом не обмолвился об «АЛРОСА».

Все изменило «дело ЮКОСа». Арест крупнейших собственников и последовавшее вслед за этим фактическое уничтожение ведущей частной российской нефтяной компании должны были далеко не самым лучшим образом отразиться не только на личных доходах Гайдамака (являющегося, по его собственному утверждению, «юкосовским» акционером), но и на взаимоотношениях предпринимателя с Кремлем.

После «равноудаления» Михаила Ходорковского позиции «семейных», с которыми традиционно сотрудничал Гайдамак, заметно ослабли. Осенью 2003-го ушел в отставку с поста руководителя президентской администрации дружественный Абрамовичу и Леваеву Александр Волошин. А в марте 2004-го сложил с себя полномочия главы правительства Михаил Касьянов, знакомый Гайдамаку еще с 1997-го, когда в бытность свою руководителем департамента внешнего долга Минфина визировал сделку по продаже ангольских векселей гайдамаковской Obalone Investment.

Зато основанный Ходорковским банк «Менатеп» фигурировал в материалах, посвященных «Анголагейту». Французские следователи утверждали, что «Менатеп», наряду с Paribas, использовался Гайдамаком и Фальконом для проведения расчетов с поставщиками оружия. И, стало быть, появление в «деле ЮКОСа» еще и ангольской линии позволяло российским силовикам заручиться международной поддержкой в борьбе с неугодными олигархами.

То обстоятельство, что инициаторы «дела ЮКОСа» не воспользовались представившимся шансом, позволяет предположить, что взаимодействие Аркадия Гайдамака с российскими спецслужбами не ограничивалось освобождением французских летчиков и агентов DGSE.

«В моей жизни часто бывают странные ситуации, которые потом интерпретируют как нечто необычное: мол, кто-то посодействовал… такое могут совершить лишь госструктуры…» – рассуждает по поводу некоторых поворотов в своей биографии сам Гайдамак. Однако ряд моментов действительно весьма сложно объяснить простой случайностью или совпадением.

Например, в середине 1990-х Аркадий Гайдамак владел сравнительно небольшим столичным банком «Москва». В контексте последующих событий интересно не столько то, что управление экономической безопасности этого кредитного учреждения возглавлял пенсионер КГБ Сергей Зенин – кто только ни прибегал в ту пору к услугам спецслужбистов. Примечательнее то, что в совете директоров «Москвы» с июня 1998-го заседал Вадим Варшавский – будущий партнер «Роснефти» по проекту «Русский уголь».

К августу 2003-го пути «Роснефти» и Варшавского разошлись. Но зато, по сведениям «Ко», именно финансисты Гайдамака в начале 2004-го помогли этой компании консолидировать «Краснодарнефтегаз». А внешнеэкономический советник ангольского МИДа говорит о «российских государственных нефтяных компаниях, которые тоже могли бы рассчитывать на поддержку российских государственных структур» при освоении месторождений в Анголе.

Вполне возможно, что именно эти бизнес-связи, а также налаженные отношения с влиятельными представителями российских спецслужб и позволили Гайдамаку пережить нелегкую политическую конъюнктуру. Однако инвестиции в спокойную жизнь Гайдамака должны приносить дивиденды. Наряду с оказанием ряда услуг «Роснефти» (а других «государственных нефтяных компаний» в России пока нет) встал вопрос и об «АЛРОСА».

 

Противоракетная оборона

 

Об активизации «работы по реализации долгосрочных интересов в Анголе» говорилось еще на декабрьском заседании наблюдательного совета «АЛРОСА». Тогда же президентом компании был назначен ее бывший главный финансист Александр Ничипорук.

А уже в начале марта Аркадий Гайдамак, по его собственному признанию израильской газете Haaretz, возил Ничипорука на встречу с Эдуардо Душ Сантушем. «Политические интересы, связанные с привлечением такой державы, как Россия, являются более значимыми, чем привлечение каких-либо коммерческих структур», – так сейчас комментирует Гайдамак передачу ангольского алмазного экспорта от Леваева к «АЛРОСА», негодуя при этом по поводу того, что «профинансировав 100% развития» «Катоки», российская алмазная компания «имела почему-то всего 36% участия в проекте».

В самой «АЛРОСА», правда, не спешат связывать свой ангольский триумф с именем Гайдамака. И возможно, что «почетный гражданин Анголы» тоже умолчал бы о своем участии в «алросовских» победах. Если бы не «дело Hapoalim». Столкнувшись с перспективой ареста всех своих зарубежных активов и невозможностью въехать в любую цивилизованную страну, за исключением России или Анголы, Аркадий Гайдамак заговорил. В том числе и об «огромном по масштабам переделе алмазного рынка». Это от него и требовалось.

Возникновение «дела Hapoalim» нередко увязывают с поставками российских ракет Сирии. Дескать, Иерусалим внял предупреждению Москвы и решил приструнить «беглых олигархов». Однако на сегодняшний день больше всего от израильских борцов с «грязными деньгами» пострадал вполне лояльный Кремлю Гайдамак.

Поэтому не исключено, что, инициировав разбирательства вокруг олигархических вкладчиков Hapoalim, израильтяне не столько пошли навстречу пожеланиям российской стороны, сколько нанесли ответный удар. Теперь «АЛРОСА», равно, впрочем, как и «Роснефть», оказались перед нелегким выбором. Либо отказаться от услуг Гайдамака и потерять для себя Анголу, либо признать факт сотрудничества с ним со всеми вытекающими отсюда репутационными издержками. На фоне начавшейся войны за акции алмазной монополии, развернувшейся в преддверии превращения ЗАО «Алроса» в ОАО, российской алмазной компании не хватает только международных скандалов.

 

 

Аркадий Гайдамак: вехи пути

 

Родился: 8 апреля 1952 г.

Место рождения: Москва

 

1972 – эмиграция в Израиль, переезд во Францию

1992 – получение гражданства Анголы

1995 – освобождение французских летчиков

1997 – освобождение 4 офицеров французской внешней разведки DGSE; выкуп ангольского долга на $750 млн

1998 – переезд в Израиль, принятие еврейского имени Арье Барлев

2000 – французские власти выписывают международный ордер на арест в рамках «Анголагейта»

2004 – прокуратура Женевы признает сделку с ангольским долгом целесообразной

2005 – прокуратура Люксембурга налагает арест на счета Гайдамака, открытые в местных банках

 

Личное состояние: $800 млн*

Женат, воспитывает трех детей

Увлечения: восточные единоборства, искусство, издал книгу «Русский ампир»

 

* По оценкам израильского журнала TheMarker

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: