Актер Михаил Пореченков востребован в кино, в театре и на телевидении. Сейчас он снимается в сериале «Доктор Тырса», играет в МХТ им. Чехова и ведет программу «Кулинарный поединок». На прошлой неделе Пореченков в сопровождении симфонического оркестра в Большом зале консерватории прочел сказку «Малыш и Карлсон». Зачем творческому человеку административная должность и как правильно распределить государственную помощь для кинематографа, Михаил Пореченков рассказал Елене Мухаметшиной.

Что это за проект с чтением «Малыша и Карлсона» под оркестр?
Это уже не новая история, но она настолько удачна и хороша, что все желают ее продолжать. Мой друг Константин Хабенский, например, читал «Маленького принца» Сент-Экзюпери. А я выбрал Карлсона: он чем-то похож на меня – забавный, неуклюжий, смешной.

Неуклюжего и смешного вряд ли пытались бы сделать председателем Союза кинематографистов. И зачем вам административная работа?
А я ею и не занимаюсь.

Но председателем хотели же сделать?
Когда хотели – тогда я занимался.

Но вы же и сейчас заместитель председателя.
У меня много обязанностей. Проводим пленумы, поддерживаем Дом творчества, Дом кино – огромное количество всего. Обсуждаем насущные проблемы – как выживать вообще в это время. А сейчас я в отпуске, в союзе ничего не делаю, снимаюсь в кино.

А зачем вы пошли в администраторы?
Я думал, что что-то могу изменить. Оказывается, это не так легко, когда многие просто не хотят ничего менять. И переломить это практически невозможно. Людям нужно дать работу, достойное существование. А Союз кинематографистов этого, к сожалению, обеспечить не может в силу того, что он финансовый банкрот.

Может, он тогда не нужен?
Может, и не нужен. Но пока люди говорят, что нужен.

А как вы в принципе относитесь к этой ситуации вокруг союза? Со стороны она выглядит, мягко говоря, некрасивой.
И я считаю, что некрасивая ситуация. Я поддерживал и поддерживаю Никиту Сергеевича (Михалкова. – Newsweek). Я считаю, что в этой истории было слишком много личного. Нельзя так топтать великого режиссера.

Его не очень-то потопчешь.
Ну и слава богу! Приятно, когда творческий человек умеет еще и драться. Обычно интеллигенты этого не умеют делать, а он умеет. И это его право защищаться.

Разве это была защита, а не нападение?
Да не влезайте вы в это! Во-первых, это личные отношения. А во-вторых, это все слухи. Это легенды кинематографа.

От легенд к действительности: государство дает на кино 5 млрд рублей. На что их, по-вашему, нужно потратить?
Поддержка кинематографа – достаточно серьезная составляющая политики. Прекрасно, если государство начало понимать, что без кино ему не прожить. Я не думаю, что этих денег хватит, но я уверен, что они пойдут на правильные картины. Правильные и творческие.

Правильные – это какие? Патриотические?
Ну, понимаете, «Доживем до понедельника» – это тоже патриотическое кино. Кино, которое пробуждает в человеке человеческие чувства. Я думаю, что это правильно. Кино, которое работает все-таки на воспитание или на то, чтобы люди становились людьми. Чтобы люди окурки на землю не бросали – это тоже патриотическое кино. Все то, что находится на христианской платформе, скажем так, – это патриотическое кино.

Вот, скажем, на такой фильм, как «Жара», надо тратить государственные деньги?
Конечно, да. Когда я читал сценарий, я понимал, что это фильм о молодости, о любви. А что потом на выходе получается… Нельзя делать так, что у вас есть сценарий о любви и дружбе, а фильм в итоге получается о предательстве. Продюсер должен следить, чтобы такого не было. Это он должен говорить, какая генеральная линия картины и какой месседж мы несем людям. Вот и все. А чем вам не нравится фильм «Жара»? Прекрасное кино для молодежи. И он собрал деньги – значит, был востребован.

А не получится, что поддерживать станут только те фильмы, которые заведомо принесут деньги в прокате?
А кто знает? Кто знал, что «Жара» принесет большие деньги? Потрачено было порядка $2 млн. Кто знал, что они соберут $17 млн?

У фестивального кино тоже есть шанс получить поддержку?
А вы считаете, что мейнстрим не может быть проявлением творчества? То есть если это independent movie, то это обязательно великое искусство, а если это большое кино – это обязательно мейнстрим и «фу»? Картина «9 рота» является мейнстримом, но по своей нагрузке и содержанию это творческое кино, не вредное государству. Есть много независимых картин, я не буду их называть, которые просто вредные.

То есть поддерживать надо только «идеологически верное» кино?
Ну я же сказал, какая идеологическая составляющая самая главная – человеческая. Я хотел бы, чтобы так и было.

У нас же не все фильмы ведут к катарсису – есть какой-нибудь «Груз 200». Такое кино не заслуживает господдержки?
Хотите снимать такое кино – ищите деньги сами. Катарсис всегда должен быть в искусстве. Если из пяти человек четверо говорят, что этот сценарий отвратителен и мерзок, зачем ему давать деньги? Ничего, если режиссер сильно хочет снять этот фильм, значит, он и деньги на него найдет. «Груз 200» ведь сняли. Всем сестрам по серьгам все равно не получится. У нас же есть независимые студии. А то все так накинулись на деньги государства.

А кто, кстати, будет распределять эти деньги?
Должен существовать комитет, который будет это делать. Система тендеров не особо приемлема.

А кто должен входить в этот комитет – деятели кино, госчиновники, эффективные менеджеры?
Ну уж точно не менеджеры и государственные деятели! Это должны быть люди творческие, которые понимают, что такое кино, – драматурги, режиссеры.

А коррупция в сфере кино есть?
Коррупция у нас есть в любой сфере, иначе у нас бы не подняли флаг борьбы с коррупцией. Мы же азиаты.

То есть вполне вероятно, что эти деньги пропадут?
Вполне вероятно?! Даже не сомневайтесь.

И вы, зампредседателя Союза кинематографистов, не можете проследить, куда эти деньги пойдут?
Как я это сделаю? Кто нас к кормушке пустит? Я что, с винтовкой должен ходить вокруг этих денег? На кого государство возложит распределение денег, я не знаю. Деньги всегда пропадают. Система откатов, наверное, существует. Я думаю, что любая сфера, где задействованы деньги из казны, будет щипаться, будь то кинематограф, дороги, здравоохранение. Везде есть нехорошие люди.

Кстати, о здравоохранении: съемки сериала «Доктор Тырса» уже закончились?
25 декабря заканчиваются. Еще будет досъемка – неделя в феврале. Всего 24 серии.

Этот проект уже все называют русским «Доктором Хаусом». Правда похоже?
Я не смотрел «Доктора Хауса».

Но вы же понимаете, что все будут сравнивать?
Да и черт с ними. Мне понравился сценарий, и я принимаю участие в фильме. О людях. Там все врачи, у которых сложные взаимоотношения между собой, с людьми, которые к ним приходят, с ситуациями, которые они разбирают.

Неужели «Доктора Хауса» даже из любопытства не хотите посмотреть?
Нет, не хочу. Я прекрасный сериал видел с этим актером – «Дживс и Вустер». Я видел какие-то куски из «Доктора Хауса» – он играет там хуже, чем в «Дживсе и Вустере». А вот то, что сценаристы там делают, то, что американцы круты в этом деле – этому стоит поучиться. Ну молодцы. Но у них свое, а у нас свое. Сериалов про врачей у нас много снимают. И только к Тырсе пристали, что это он – «Доктор Хаус».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *