Метаморфозы аренды

Почти все новые виды лизингового бизнеса пока находятся вне правовой базы, которая не прописывает их определения. Положение усугубляется тем, что фискальные органы негласно включили лизинг в категорию схем уклонения от уплаты налогов. Однако лизинговые компании активно внедряют новые технологии, зачастую работая на грани фола.

 

Уровень развития отечественного рынка лизинга как по суммарному объему контрактов, так и по разнообразию предлагаемых услуг, приближается к европейскому. Сумма сделок финансовой аренды, заключенных в прошлом году, превысила 170 млрд руб. Прирост объема контрактов лизинга автомобилей, железнодорожного транспорта и сельскохозяйственной техники в последние годы составлял по 30 – 70% годовых. Эти отрасли стали локомотивом развития всего отечественного рынка финансовой аренды, на котором за пять лет стоимость ежегодно заключаемых договоров увеличилась в шесть раз.

Хотя следует признать, что опережающие темпы роста железнодорожного и агролизинга были обусловлены значительным участием государства. Оно вложило большие деньги в национальный проект «Поддержка агропромышленного комплекса», при этом большинство инвестиций осуществлялось в государственную лизинговую компанию «Росагролизинг». Именно ее работа обеспечила рост рынка финансовой аренды сельхозтехники и племенного скота – объем контрактов, заключенных этой компанией в 2005 году, составил 7,2 млрд руб.

Рынок лизинга железнодорожного транспорта вырос за счет влияния «Российских железных дорог» (РЖД), которые выбрали финансовую аренду как приоритетный инструмент обновления своего уже порядком износившегося парка техники. Так, в 2005 году компания РЖД приобрела в лизинг основных средств на сумму 20,4 млрд руб., а в нынешнем – лизинговая программа будет реализована уже в размере, превышающем 25 млрд руб.

Единственный вид лизинга, который развивался так же интенсивно, но без вмешательства государства – это финансовая аренда автомобилей. «Автолизинг – самый крупный из трех китов рынка финансовой аренды (его доля оценивается в 25 – 30%) и самый рыночный, – рассказывает генеральный директор «Лизинговой компании «КамАЗ» Альфия Гарифуллина. – Здесь конкуренция очень жесткая, а клиенты более разборчивы». Поэтому операторы рынка лизинга автомобилей предлагают огромное количество продуктов, специфических услуг и программ, ориентированных на самые разные клиентские группы.

Именно в отрасли финансовой аренды автомобилей прошли «обкатку» новейшие лизинговые технологии, такие как возвратная и оперативная схемы, экспресс- и операционный лизинг, лизинг без оценки финансового состояния клиента. Некоторые из этих технологий уже применяются в других отраслях. Все эти направления бизнеса успешно развиваются – даже несмотря на то, что некоторые схемы работы пока находятся фактически вне правового поля.

 

Лизинг, которого нет

 

Понятие «оперативный лизинг» (предполагающее, что поставляемое клиенту имущество остается в собственности лизинговой компании) пока отсутствует в российском законодательстве, хотя и прямого запрета на проведение сделок оперативного лизинга тоже нет. По закону договор лизинга по истечении срока сделки не подразумевает обязательного перехода права собственности на имущество к лизингополучателю. Но когда лизинговая компания получает имущество обратно, она может лишь сдать его в простую аренду новому клиенту либо продать. Повторная сдача имущества в аренду является не новым лизингом, а именно арендой – а значит, не сопровождается налоговыми льготами. Между тем услуги оперативного лизинга на отечественном рынке крайне востребованы. Ведь одно из основных отличий оперативного лизинга от финансового заключается в том, что срок сделки значительно меньше, чем срок амортизации оборудования. То есть клиент выплачивает только часть стоимости имущества – как правило, не более 80%. Если основной акцент в своей деятельности компания делает на конвейерное производство, то ей требуется постоянное обновление основных фондов, и в этом случае оперативный лизинг будет наиболее предпочтителен.

«При выборе стратегии массового производства конкурентоспособности можно достичь только при высокой эффективности, что прямо пропорционально степени разделения и кооперации труда, – объясняет финансовый директор компании «ВКМ-Лизинг» Денис Махов. – На сегодняшнем этапе развития мировой экономики это нашло свое отражение в философии аутсорсинга, чьи черты воплотились в том числе и в оперативном лизинге».

Это вполне справедливо, ведь когда лизинговая компания отдает имущество в оперативный лизинг, риск по сохранению рабочих качеств оборудования ложится именно на нее. Если эксплуатация оборудования не будет сопровождаться соответствующим сервисным обслуживанием, то в дальнейшем сдавать в аренду или продавать будет уже нечего. Поэтому большинство сделок оперативного лизинга сопровождается соглашениями на оказание сервисных услуг со стороны лизингодателя. Ему «спокойнее» самому следить за тем, как используется и вовремя ли ремонтируется его имущество.

 

Туда-сюда, обратно

 

Возвратный лизинг используют многие игроки рынка финансовой аренды – несмотря на то, что активно этот инструмент стал применяться всего пару лет назад. Эта схема предполагает двух участников (клиент и лизинговая компания), а не трех, как в обычной сделке финансовой аренды, где в обязательном порядке участвует продавец имущества (поставщик). Предприятие (клиент) сначала продает лизингодателю свое имущество. Получив деньги, клиент вносит авансовый платеж (возвращает лизинговой компании 30% стоимости проданного объекта) и берет это же имущество в лизинг. При этом оно физически остается на месте.

Возвратный лизинг позволяет получить предприятию заемное финансирование, да еще и сэкономить на налогах. Поэтому возвратный лизинг выходит в ряде случаев дешевле кредита, по которому налоговые преференции заемщику не предоставляются. Кроме того, возвратная схема позволяет клиенту изыскивать внутренние ресурсы для развития, перестраивать структуру активов в соответствии со стратегией и повышать инвестиционную привлекательность бизнеса. «Именно поэтому в Западной Европе и США возвратный лизинг очень популярен и повсеместно применяется в таких сферах, как, например, финансовая аренда транспорта, оборудования и техники», – объясняет директор по развитию бизнеса компании «Брансвик Рейл Лизинг» Сергей Богданов.

Однако в России все по-другому. «Некоторые клиенты предвзято относятся к подобной услуге из-за боязни потерять свое имущество, предпочитая финансовой аренде более привычные и распространенные банковские кредиты, – рассказывает генеральный директор компании «Главлизинг» Алексей Лабзин. – Но следует отметить, что использование механизма возвратного лизинга по сравнению с кредитом имеет ряд видимых преимуществ, одним из которых является скорость исполнения сделки».

Сами лизинговые компании также сталкиваются с рядом серьезных проблем при оформлении возвратных сделок. Дело в том, что прежде чем выкупить имущество у клиента, лизинговая компания должна его оценить. «Сложность заключается в том, что стоимость основных средств, указанная в балансе предприятия или организации, нуждающейся в оказании лизинговых услуг, отличается от реальной рыночной стоимости», – комментирует Алексей Лабзин. В Европе таких проблем не возникает: там рыночная стоимость более адекватна балансовой, поэтому приобрести, например недвижимость, можно совершенно легально, не прибегая к незаконным финансовым схемам.

 

Лизинг или налоговая оптимизация?

 

Не все основные средства могут стать предметом возвратного лизинга. Прежде всего это касается имущества, которое находится в залоге. Предприятие не имеет права продать его лизинговой компании. В связи с этим для многих отечественных производителей, которые активно пользуются кредитами, механизм возвратного лизинга недоступен, так как практически все активы у них заложены.

Особую опасность для игроков рынка возвратного лизинга представляет позиция налоговых органов. Часто фискалы усматривают в подобных сделках признаки недобросовестности, ухода от налогов. «Возможно, это связано с тем, что по своему экономическому смыслу сделка возвратного лизинга является финансированием текущей деятельности компании, а не инвестированием в приобретение имущества и обновление основных фондов», – предполагает руководитель инновационного отдела компании «Интерлизинг» Антон Зольников. Ведь в итоге лизингодатель приобретает не основное средство (оно и так уже было у предприятия), в чем суть лизинга, а денежное финансирование.

С точки зрения налоговых органов в случае возвратного лизинга может отсутствовать деловая цель контракта: одно и то же лицо не перестает фактически быть владельцем имущества, в то же время продавая его и передавая в лизинг, но получает экономию на налогах путем ускоренной амортизации и списания лизинговых платежей на расходы. Таким образом, по мнению фискальных органов, возвратный лизинг часто ассоциируется с уклонением от уплаты налогов. Эксперты не отрицают, что известны схемы минимизации налогов при помощи возвратного лизинга. Например, «распродажа» основных средств и искусственно «состаренное» имущество. Эти схемы довольно широко применяются недобросовестными компаниями, что сыграло не последнюю роль в формировании мнения фискалов о возвратном лизинге. Как уверяет Алексей Лабзин, следует четко разделять предприятия, которые реализуют лизинговые схемы в рамках одной структуры, и рыночные компании, действующие в границах правового поля и соблюдающие при этом правила деловой этики.

Еще одна налоговая проблема по сделкам возвратного лизинга недвижимости связана с НДС. Учитывая значительный размер таких контрактов, сумма, которую приходится платить при продаже имущества для его последующего получения в лизинг бывшим собственником, огромна. Уплата НДС в этом случае может производиться лизинговой компанией за счет займа лизингополучателя. Однако в 2004 году Конституционный суд постановил, что НДС не может быть принят к возврату, если уплачен заемными средствами. Неудивительно, что с этого момента объем сделок возвратного лизинга на рынке стремительно падает. Лизингодателям только остается надеяться на то, что в будущем ситуация изменится к лучшему. «На наш взгляд, проблемы с налоговыми органами из-за возвратного лизинга носят временный характер, и мы ждем их разрешения в ближайшее время, – рассказывает Сергей Богданов. – Полагаю, что рост сделок по возвратному лизингу будет год от года увеличиваться, способствуя повышению популярности этого финансового продукта у российских компаний».

 

Бизнес вслепую

 

Усиливающаяся конкуренция на рынке привела к тому, что лизингодатели начали отказываться от подробного анализа кредитоспособности своих клиентов. Новый продукт называется «Б.О.Ф.С.» (Без оценки финансового состояния клиента). Пока его предлагают совсем не многие лизингодатели, но число игроков этого сектора рынка будет расти. Лизинговые компании предлагают «Б.О.Ф.С.», чтобы завоевать клиентов из сегментов среднего и малого бизнеса, которые пока еще по большей части не используют лизинг. «Что касается предоставления лизинговых услуг клиентам, которые не могут дать официальную информацию о своем финансовом состоянии, – рассказывает Денис Махов, – то практика показывает, что подобные сделки вполне осуществимы, и здесь можно провести параллель с потребительским кредитованием».

«Оценка клиента может быть простой и даже очень простой, но работать с «черным ящиком» никто не будет. Риски все равно учитываются в предлагаемом продукте», – говорит Альфия Гарифуллина.

«В недавнем прошлом и речи не могло идти о предоставлении кредита физическому лицу с серыми доходами, а сейчас наблюдается бурный рост клиентской базы, несмотря на то, что многие физические лица не могут или не хотят показывать свои финансы. То же можно сказать и о лизинге», – считает Денис Махов. Конечно, «Б.О.Ф.С.» сопряжен с опасностью невозврата, поэтому, чтобы застраховаться, лизинговые компании предлагают по этому продукту более высокие ставки и более короткие сроки, стремясь компенсировать возможные потери. При этом в такой «опасный» лизинг в первую очередь сдаются высоколиквидные предметы лизинга – например, автомобили, которые впоследствии можно с минимальным дисконтом реализовать с аукциона.

 

Правильной дорогой идем

 

Налоговикам «удалось» за последние полгода снизить темпы роста лизингового рынка. Однако эксперты говорят о том, что скоро негативное влияние фискальных органов ослабнет. Судебные дела против лизингодателей налоговики в 80% случаев проигрывают. Если исключить пробелы в законодательстве и восстановить имидж лизинговой отрасли перед иностранными инвесторами, то рынок финансовой аренды начнет разрастаться с удвоенной энергией. По прогнозам аналитиков, при максимально благоприятных условиях объем лизинговой отрасли может за 5 – 7 лет дорасти до $70 млрд. Пока суммарная стоимость сделок финансовой аренды в России оценивается примерно в $10 млрд. На отечественном лизинговом рынке только начали применяться усложненные модификации финансовой аренды (оперативный и возвратный лизинг), а также продукты, ориентированные на конкретные группы клиентов (экспресс- и полносервисный лизинг).

Однако со временем эти виды бизнеса прочно войдут в практику лизингодателей. Далее на смену им придут новые формы лизингового бизнеса – например, начнут применяться опционы на передачу прав собственности по договору финансовой аренды. Можно будет вносить изменения в лизинговый контракт, преждевременно закрывать сделку или, наоборот, пролонгировать ее. Пока эти формы сотрудничества между лизинговыми компаниями и их клиентами применяются только в крупных индустриально развитых странах. Тем не менее отечественная лизинговая отрасль может достичь такого уровня совсем скоро – российская экономика продолжает расти, и развитие лизингового бизнеса способно сыграть в этом не последнюю роль.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: