Недавно ходил на рынок, покупал себе футболку с длинными рукавами (ну ведь это тоже футболкой называется?). Иду, значит с женой, рассказываю, что хочу купить. Идем мимо бутиков всяких, около них скучают (или не очень) женщины, девушки. Покупатели тоже с ленцой присматривают себе обновки к весне.

Я вообще люблю такие вот закрывающие вещи. Длинные рукава смотрятся классно. Под куртку самое то весной. Жена показывает на футболки, модные по ее мнению, тыкает пальчиком то в одну в другую. Спрашивает «Ну неужели тебе не нравится?»

А там то яркое пятно-клякса, то дракон зеленый через пузо. Вобщем хочет моя женщина, чтобы выглядел я ярко, оранжево и метросексуально. Я ей уже в сотый раз говорю «Нужна футболка с отсутствием надписи или с маленькой. Однотонная». А сам щурюсь, очки в лом одевать, поэтому особо ничего не вижу, хочется уже выйти на улицу и подышать свежим бензиновым вечером.

И тут одна женщина около бутика на нас даже не глядя говорит так уверенно «Идемте, у меня есть то, что вам нужно». Блин, и уверенно нырнула вглубь бутика. Мне эта уверенность понравилась, как и острый слух профессионального продавца. Знаете, как прям кадр из кинофильма. Стояла, уткнувшись в сотовый, и тут гибким движением завлекла нас к себе.

Показала футболки, я уже присмотрел себе одну, черную, с небольшой надписью, всего за 400 р. Начал примерять. Тут слышу за спиной диалог:

– Плащи тугульма че? (женский голос, ориентировочно лет на сорок-пятьдесят)

– Спрашивайте по-русски, пожалуйста. (голос продавщицы, увлекшей нас в свои недра)

– Ты чё, сука, ох….ела совсем, ты в России живешь или где? Бл…ть …банная, стоишь здесь нас всех обираешь.

Я аж вспотел от такого трехэтажного мата. Слабые попытки продавщицы ответить натыкались на чудовищный, гадкий, мерзкий поток мата. Знаете, я ведь в армии служил, мы на мате разговаривали, это было естественно и ласково. Но тут… Короче, я решил обернуться и посмотреть, кто же это так ругается. Матерящаяся женщина — это как плевок себе же в лицо. Такие ведь детей рожают.

Почему-то изначально я представлял себе по голосу женщину кабинетно-располневшего типа. Знаете такую уверенную в себе пятидесятилетнюю, ухоженную. Как правило они либо в конторах типа «МММ» работают, либо заведуют бухгалетрией в фирмах частных. И конечно же с химкой на голове.

Нет, моему взору предстала «женщина с завода». Мы часто их видим в общественнном транспорте, они одеваются бедно, работают технологами или контролерами на заводах. Они как правило думают, что знают о жизни всё и почему-то часто ругаются в транспорте.

Любимым контраргументом в том же транспорте, если на них наехало существо мужского пола, является «ты жене своей так говори». Чаще всего у таких женщин брак несчастливый по причине их же тупой бабской капризности и эгоцентризма. Ну, знаете, это как муж вроде и хочет что-то хорошее сделать, но любой разговор или обсуждение натыкается на истеричные возгласы. Нах такая жена вобщем.

Женщина в бутике изливала свою злобу, методично, хамски и откровенно этим наслаждаясь. Продавщица, она же хозяйка этого бутика, весь день вынужденная облизывать клиентов, в сердцах послала весь наш башкирский менталитет в задницу. Знаете, в Америке негры, а у нас понятно кто. Типа тоже обездоленные и классовонеравноценные.

У меня аж нездоровые мурашки пошли по телу. Последний раз такой отвратное чувство было, когда передо мной женщину какой-то мужик об забор бил. Ну вобщем семейка алкоголиков, но уровень чистоты выплескиваемой злобы был таким же.

Женщина выблевала последние слова на продавца и пошла дальше. Из всех бутиков доносились ее слова типа «там курва» или «втридорога дерет». Я вообще говоря с самого начала договорился с продавцом насчет скидки (люблю торговаться, да и при этом продавец сразу симпатичнее становится) и уже хотел в следующем месяце вернуться сюда за джинсами. Футболку я вобщем купил, отдал три сотни в трясущиеся руки милой мне расистки и хотел уже идти дальше.

Если вы думаете, что всё на этом закончилось, то глубоко ошибаетесь. Любительница русского языка выбежала из бутика и как закричит «Охрана, охрана сюда!»

Твою мать, для меня, скромного человека склонного к затворничеству, одолело явственное ощущение падения на американской горке. Моя жена достала из кармана семечки и начала рефлекторно их щелкать. Какой-то парень нервно сглотнул «Отлично, мочи ее!»

Прибежал охранник. Парень с прилизанными волосами из тех, кто только что пришел из армии. Буквально полчаса назад я проходил мимо какого-то киоска, он, томно облокотившись на прилавок, глядел масляно в глаза продавщицы солнцезащитных очков и тянул «Мы на заставе были… да, пули вокруг… держись, говорю… духи со всех сторон». Продавщица пластмассовых линз млела, а у меня сложилось четкое впечатление, что парнишка служил в примерно такой же части, что и я. И занимался тем, чем там занимаются все абсолютно ненужные российские солдаты – подметал плац.

Ну вот, у охранника спорадически дергался уголок и он явно не знал, что сделать первым – описаться или всё же обкакаться. Продавщица китайских футболок взяла себя в руки и жестко так сказала «Вот. Она. Ворует. Вещи. Взять.»

Пипец, дорогие товарищи. Такая комедия была. Месть продавца нейлоновых вещей оказалась жестокой. Это, блин, настоящая стратегическая ядерная война местного масштаба.

Мораль сей басни такова. И даже мораль двойная кстати.

Пункт первый. Опасайтесь, никогда не связывайтесь, не ссорьтесь с женщинами бальзаковского возраста и с низким доходом. Они крайне озлоблены, доведены сами собой и своей жизнью до стадии готовности к убийству. И почему-то особенно они ненавидят женщин новой формации тридцатилетнего возраста.

Пункт второй. Опасайтесь женщин новой формации тридцатилетнего возраста. Умные, изворотливые, битые пограничниками и госпошлинами, прошедшие сквозь вьетнамские баулы и бухучеты, умеющие продавать всё, начиная со своего тела, заканчивая чулками, они способны холодно рассуждать в самых критических ситуациях.

В ролях:

Андрей Трой, он же нудный покупатель с мелкими купюрами.

Жена Андрея, она же милая девушка, которой все всегда сочувствуют.

Статисты, продавцы и покупатели. Одни продают, другие покупают.

Продавщица, она же женщина новой формации, носит капри и свитер.

Покупатель-женщина, она же Люда в кругу своих цеховых товарищей. Носит всё.

Охранник, Петр. «Ну пока поработай охранником, а потом я Коле позвоню, может пристроит к себе».

Кошка. Живет в павильоне. Ей всё пох.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *