Меню на полмиллиарда

Содержание

Андрей Шокин

Год рождения: 1967

Образование: в 2006 г. окончил Самарскую государственную экономическую академию

Опыт работы: занимается бизнесом с 1987 г., в 2004 г. основал группу RBE

Семейное положение: женат, воспитывает двоих детей

Хобби: охота, путешествия


RBE

Год основания – 2004

Оборот 54 млрд руб. по итогам 2012 г.

Многопрофильный холдинг оказывает услуги в области поставок продуктов питания и кейтеринга, клининга и технической эксплуатации зданий, IT-аутсорсинга и транспортной телеметрии, строительства и недвижимости

Основной владелец – Андрей Шокин

Холдинг RBE самарского бизнесмена Андрея Шокина начинался в 2004 г. как региональный строительно-промышленный конгломерат. До 2008 г. компания регулярно фигурировала в сводках бизнес-новостей Поволжья. Затем она выпала из информационного поля, и только четыре года спустя выясняется, что холдинг является одним из крупнейших операторов профессиональных услуг и достиг оборота в $1,5 млрд. В своем интервью “Ко” основатель RBE Андрей Шокин рассказал о том, как холдинг переориентировался на сервисные услуги, об опыте работы с Минобороны и новом ресторанном проекте.

– До кризиса 2008 г. ваша компания специализировалась на строительном, девелоперском и промышленном бизнесе. Сейчас RBE превратилась в сервисную компанию. Почему и в какой момент произошел перелом в сознании и вы начали развиваться в совершенно ином направлении?

– К 2008 г. холдинг подошел с большим объемом промышленных активов в Поволжье. У нас было крупнопанельное домостроение в Ульяновске, рудоуправление по производству щебня, речной порт и другие смежные предприятия. В кризис мы не отдавали активы за кредиты, а распродавали их и расплачивались с банками. Долги закрыли перед всеми, неразрешенных вопросов не оставили.

Обанкротилось только два предприятия – “Агродорстрой” и Русская строительная компания. Это случилось по вине директоров, которым мы доверили бизнес. Мы сами инициировали возбуждение уголовных дел против них. До сих пор идут судебные разбирательства. Но в этих компаниях мы сами как учредители являлись крупнейшими кредиторами и сами потеряли деньги.

После того как мы продали все строительные активы, мы ушли в сервисный бизнес – кейтеринг, клининг и эксплуатацию зданий. Попробовали этот бизнес, нам он понравился. Сейчас мы подобрали хорошие профессиональные команды, занимающиеся развитием этих направлений.

Рынок аутсорсинга и профессиональных услуг очень интенсивно развивается в последние несколько лет. Положительная динамика будет сохраняться еще долго. А строительный бизнес, например, в последние пять лет продолжает стоять на месте. Он еще не восстановился, тем более в регионах.

– Вы вышли на уже сложившийся рынок кейтеринга и клининга, где работают “гранды”. Как вам удалось отвоевать свой “кусок пирога”?

– Мы предлагаем централизованный подход, требующийся большинству корпоративных клиентов. Заходим в одну компанию, предоставляем хорошую цену и сервис, затем они сами предлагают нам всю свою филиальную сеть по стране. Региональных компаний много, но таких, кто оказывал бы услуги по всей стране, практически нет. Например, мы ведем переговоры с “Евразом”, и нам же предложили заняться работой в их “дочках” на Украине и в Казахстане.

Сейчас присматриваемся к Европе. Ведем переговоры с сервисными компаниями в Великобритании, Франции, Испании и Италии. Надеюсь, что в этом году уже произойдут сделки по покупке европейских компаний.

– Но в Европе рентабельность аутсорсинга ниже…

– Зато в Европе более долгосрочные договорные отношения, что разрешает, в отличие от России, планировать бизнес-процессы на много лет вперед. Это позволит продолжить наше развитие и капитализировать компанию еще больше.

– Кто сейчас ваши сервисные крупнейшие клиенты?

– Работаем с “Евразом”, DHL, сетями кинотеатров, крупными торговыми комплексами и ритейлерами. Ведем переговоры с ВТБ, Банком Москвы. Сейчас у нас более ста клиентов.

– В 2011-2012 гг. существенная часть оборота RBE приходилась на обеспечение армии горячим питанием и банно-прачечные услуги для нее. Но на 2013 г. контракт перезаключен не был. Почему так произошло и как это повлияет на бизнес вашей группы?

– Весь оборот в 2012 г. мы оцениваем примерно в 54 млрд руб. Госконтракт составлял значительную долю. Проблемы в том, что госконтракт не продлен, я не вижу. В последний год работать было очень тяжело: задержки по оплате составляли четыре-пять месяцев, и на конец года сумма долга “Военторга” перед RBE достигла 5 млрд руб. Мы оказались в весьма сложной ситуации: были вынуждены задержать заработную плату, выплату налогов и приостановить расчеты с контрагентами. Я рад, что новое руководство “Военторга” быстро взяло ситуацию под контроль, наладило рабочие отношения и инициировало расчеты с нами.

– За 5 млрд руб. судитесь?

– В этом нет необходимости. Мы недавно провели рабочие встречи с гендиректором “Военторга” Владимиром Павловым. Он выразил благодарность сотрудникам группы RBE за успешную работу. Сейчас “Военторг” постепенно расплачивается с нами. Сумма долга уже снизилась до 2 млрд руб. Зарплату сотрудникам мы уже выплатили и сейчас начали выплачивать деньги нашим поставщикам. К середине марта планируем все вопросы с задолженностями решить.

– Почему “Военторг” не продлил контракты с RBE?

– Команда, которая была в “Военторге” до декабря 2012 г., поработала так, чтобы из числа поставщиков услуг убрать несколько компаний. Структуры RBE оказались в их числе. Качество услуг к этому процессу не имеет никакого отношения.

– Одним из новшеств Минобороны времен Анатолия Сердюкова называют передачу сторонним коммерческим организациям части функций по обслуживанию жизнедеятельности Вооруженных сил. С одной стороны, это позволило разгрузить армию от непрофильных функций, таких как уборка, приготовление пищи, стирка и прочие элементы тылового обеспечения, с другой, как показала практика, именно в этой области образовались многочисленные “кормушки” для военных. Появились дутые счета, приписки…

– Если выработать правильную стратегию, прописать новые регламенты работы для всех структур “Оборонсервиса”, для компаний, работающих на этом рынке, коррупции место не останется.

Чтобы не было приписок, нужно в каждой части организовать карточный учет. Пришел солдат в столовую, провел личной карточкой, прошел через турникет, как это организовано в большинстве современных офисов, и приписок уже больше быть не может. Минобороны всего-то требуется раз потратиться на систему электронного учета. Тогда не будет повода подозревать в воровстве ни военных, ни поставщиков услуг.

И надо прописать правильные регламенты вхождения компаний на этот рынок.

– И сэкономить получится?

– Когда в Минобороны мы занялись стиркой, то в течение трех месяцев отладили процесс по всей армии. Мы снизили стоимость контракта для Минобороны в два раза. Например, в 2012 г. армейский бюджет на эти нужды составил вместо запланированных 3,6 всего 1,4 млрд руб. Объем белья при этом не сократился, и качество осталось на высоком уровне.

За счет грамотно выстроенной работы RBE с поставщиками продуктов и логистики экономия по нашему контракту по горячему питанию составила 18%, хотя у некоторых компаний в этом бизнесе сумма контракта, наоборот, вырастала.

– Вы сказали, что существенная часть оборота приходилась на заказы Минобороны. Как планируете компенсировать выпадающие доходы?

– Мы восполним это за счет роста других высокорентабельных направлений: услуг кейтеринга, корпоративного питания, клининга. Участвуем в новых тендерах, ведем переговоры о покупке новых активов.

– Госкомпании, министерства и ведомства уже несколько лет осуществляют закупки через систему электронных торгов и сайт госзакупок. Вы готовы работать на электронных площадках?

– Компании, входящие в нашу группу, уже три года работают в системе электронных торгов, имеют все необходимые лицензии и допуски к торгам, принимают участие в электронных аукционах, организованных другими министерствами и крупными госкомпаниями. Минобороны пока так не работает. Но, насколько я знаю, планируется, что и это министерство скоро выйдет на электронные торги.

– В прошлом году холдинг RBE сделал несколько приобретений в ресторанном бизнесе – это московский ресторан “Глобо” и сетевые концепции экономсегмента “Телега” и “Пицца Фреска”. Чем вас заинтересовал этот бизнес, ведь конкуренция здесь более чем сильна и примерно половина заведений закрывается после первого года работы?

– В Москве и Петербурге много сильных рестораторов с хорошими сетями и командами, с хорошим отношением к клиентам и рекомендациями на рынке – Аркадий Новиков, “Гинза Проджект”, “Ресторанный синдикат” и другие. Но они работают в высокой линейке ресторанного бизнеса. Мы же хотим себя попробовать в сегменте среднего экономкласса.

– Но “Глобо” – это далеко не экономкласс…

– Еще раз повторюсь, что мы хотим попробовать довести этот проект до логического развития, посмотреть, что это такое, отточить технологии, понять, какие есть в этом бизнесе проблемы. То, что мы сейчас делаем, нам нравится. Как будет дальше, посмотрим. Бизнес всегда должен находить новые направления для своего развития. Если все пойдет, как задумано, откроем еще три-четыре имиджевых ресторана со средиземноморской и итальянской кухней, а остальные будут в экономклассе. Нам это уже знакомо.

В прошлом году “РБЕ Рестораны” приобрела “Телегу” и “Пицца Фреска”, они работают в фудкортах торговых центров. Сейчас у нас 16 ресторанов. В этом году откроем в Москве еще около двадцати, включая два пивных ресторана. И думаем о собственной сети кулинарий. В этом сегменте средний чек будет порядка 250-300 руб.

– С кем планируете конкурировать?

– Ниша эта не закрыта, места на рынке достаточно много. А за счет нашего кейтерингового бизнеса – кухонь готового питания – получится хорошая синергия. У нас уже есть группа снабжения, логистики, закупочные цены одни и те же. Если мы открываем столовые в офисах, банках и коммерческих заведениях, где средний чек на обед от 220 до 300 руб., то по большому счету это тот же ценовой сегмент, что и “Телега” или “Пицца Фреска”.

– В Сочи не собираетесь? В последнее время многие пытаются заработать на Олимпиаде…

– Мы нашли там шесть мест для открытия ресторанов. Сейчас делаем проекты. В этом году планируем запустить их. А если говорить о кейтеринге, то мы вели переговоры о предоставлении услуг по питанию на Олимпиаде, но отказались от этой затеи. Мы не стали участвовать в тендерах, потому что очень маленький чек на питание – 70 руб. в сутки. За такие деньги накормить человека нереально.

– Не опасаетесь, что после Олимпиады в Сочи никто не поедет?

– Черноморский берег в сезон всегда будет работать. И этого достаточно, чтобы рестораны приносили прибыль. В прошлом году в Сочи приехали около 3 млн туристов. Это нормальный поток, а ресторанный чек в городе везде достаточно высокий. Инфраструктура на побережье продолжает развиваться, а значит, турпоток будет только увеличиваться.

– ГК RBE существует около девяти лет. Больше половины этого времени связано с Самарской областью. Остались ли у вас интересы в этом регионе и насколько сейчас там благоприятны условия для ведения бизнеса?

– Конечно, интерес есть. Во-первых, я там родился, во-вторых, в Самаре сохранились наши компании, продолжающие нормально работать. Например, ООО “Нова-центр” входит в пятерку региональных компаний по величине годового оборота. В районе Смышляевка под Самарой в собственности у нас около 1200 га земли, находящейся под управлением недавно созданной компании “РБЕ Девелопмент”. Там идет работа над проектом крупного логистического центра с торговым и развлекательным центром и коммерческим жильем.

– Такое количество проектов предполагает большое финансирование. Вы сильно закредитованы?

– К кредитам мы относимся отрицательно. Все вложения – это наша доходная часть, и ее пока хватает на развитие.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: