Медаль ниже пояса

После провала в Ванкувере в российском спорте начнутся репрессии и реформы. Но скорее всего, к Олимпиаде в Сочи ситуация не поменяется

На матч Россия-Канада у Вячеслава Фетисова билета не было. В отличие от других звезд, его в Ванкувер пригласили не соотечественники, а Международная федерация хоккея. Она 22 февраля чествовала хоккеистов, выигрывавших так называемый Triple Gold Club: и олимпийское «золото», и чемпионат мира, и Кубок Стэнли. Таких в мире всего 22 человека, и Фетисов один из них. Так Фетисов получил билеты на групповые матчи Россия-Чехия и Швейцария-Белоруссия. А в Русском доме Фетисова встретили холодно. «Раз меня никто на четвертьфинал не пригласил, завтра с утра улетаю в Москву», – жаловался Newsweek накануне бывший глава Росспорта, а теперь член Совета Федерации.
Поначалу в Русском доме в Ванкувере царили панические настроения. И спортсмены, и даже функционеры шепотом говорили, что, возможно, чем хуже выступит сборная, тем лучше – тогда точно всех чиновников от спорта разгонят и систему реформируют. «В России вообще для зимних видов спорта есть только одно – зима! – горячился в разговоре с Newsweek пресс-секретарь Олимпийского комитета России (ОКР) Геннадий Швец. – Больше никаких условий нет!» Потом к чиновникам вернулось хладнокровие и уверенность в будущем. Собеседники в ОКР говорили, что свой «минимум минимума» сборная выполнила. В том же в прошлый четверг пытался убедить Newsweek и министр спорта Виталий Мутко. Он как раз провел встречу с главой МОК Жаком Рогге и был в хорошем настроении: «На большее нам было легкомысленно рассчитывать. Никакой трагедии нет. Мы сделали шаг назад, – для наглядности министр отошел на шаг назад. – И ниже падать уже некуда. Надо отжаться – и идти вперед». Виталий Мутко стремительно вернулся на исходную точку.
Олимпиада в Ванкувере прошла именно так, как ждали: российская команда провалилась по всем статьям, заняв рекордно низкое место и пропустив вперед даже сборную Южной Кореи. И этот провал стал главным политическим событием прошлой недели.
Начался скандал в Думе. Политические партии стали организовывать митинги протеста против спортивных чиновников. Счетная палата объявила, что готовит проверки предолимпийских трат. В Кремле и Белом доме задумались, чем отвечать на общественное недовольство и кого отправлять в отставку. «Повод для серьезного анализа и оргвыводов?, – пригрозил в пятницу Владимир Путин. Дмитрий Медведев собирался ехать в Ванкувер, но отменил поездку.
Недовольство вполне понятное: вдруг оказалось, что спорт, которым российские чиновники гордились как едва ли не главным своим достижением, – это колосс на глиняных ногах.

ВНЕ ЗОНЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Чем глубже проваливалась российская сборная, тем острее шла дискуссия между спортивными функционерами – нынешними и бывшими. Соратница Фетисова, советская фигуристка Ирина Роднина, которая безуспешно баллотировалась в главы ОКР, говорила, что нынешние чиновники от спорта «совсем страх потеряли»?. Фетисов подчеркивал, что, руководи он по-прежнему российским спортом, такого провала бы не случилось.

А в Олимпийском комитете их обоих, улыбаясь, ласково называли сумасшедшими и говорили, что за провал нужно спрашивать именно с них, ведь они руководили спортом в течение шести-семи лет – до тех пор пока в 2008 году не появилось Министер­ство спорта. «Я пришел в ужас от того, что оставил после себя Фетисов», – говорил Виталий Мутко. Он поясняет: пришлось не только налаживать работу с федерациями, но и смывать грязь с имиджа России – слишком много допинговых скандалов скопилось за время работы экс-хоккеиста.

В разговоре с Newsweek Мутко даже шутил по этому поводу: «Когда будут искать виноватых, то я виноват, если кому-то от этого легче?. Какой с него спрос, если он возглавил министерство полтора года назад? А функции ОКР и вовсе теперь ограничиваются представительскими, после того как, по правилам МОК, все маркетинговые права и организационная работа перешли к оргкомитету «Сочи-2014». Все это, правда, не помешало руководителям олимпийского комитета приехать в Ванкувер с семьями и назвать гостей. С аккредитацией члена делегации ОКР по Русскому дому гулял, например, артист Геннадий Хазанов.
Какие-то отставки будут, это ясно. Но их одних будет недостаточно, говорит олимпийская чемпионка Турина, вице-спикер Светлана Журова: и в ОКР, и в Минспорта придут и сядут точно такие же люди. Российский спорт прогнил гораздо глубже, чем кажется, и если начинать что-то менять, то с самых низов: «Все равно хуже мы вряд ли выступим», – говорит Журова. Ради перестройки спорта стоит даже рискнуть будущими сочинскими медалями. Провалит Россия Сочи, болельщики это поймут, уверяет вице-спикер: «Зато они будут знать, что дальше все будет хорошо?».

ЭКОНОМИЯ НА ВСЕМ

Одна из главных проблем российского спорта – это нынешний общественный статус спортивных федераций. Ответственность такая же, как у кинологических клубов, проводит аналогию Журова, только работают не с собаками, а со спортсменами. Все российские федерации финансируются по одной схеме: федерация утверждает календарь соревнований и сборов – Министерство спорта выделяет на это деньги. Также министерство оплачивает зарплаты тренеров, спортсменов, врачей и массажистов. Никакой отчетности за потраченные деньги федерации не несут – только перед богом отвечают, говорит Мутко, и то вряд ли. «А депутаты вообще видят только одну цифру: в прошлом году на спорт было столько, в этом столько – ну здорово!» – рассказывает Журова. До 2007 года на нужды зимних команд уходило около 400 млн рублей в год, теперь, по словам Мутко, цифра в два с половиной раза больше. «И я ведь никак проверить не могу, куда [деньги уходят], МОК сразу вмешается, – жалуется министр. – Я просто клиринговая компания: сижу, раздаю день­ги и жду результата четыре года».
Соответственно, федерации стараются как можно больше получить и по максимуму сэкономить. Одна из уловок – подготовка спортсменов. Если тренироваться в России, министерство выделяет около 2000 рублей в день на человека (питание и проживание), если за границей – то почти в два раза больше. Цены везде примерно одинаковые, и команды предпочитают готовиться за рубежом. Впрочем, некоторые федерации экономят в России. Стрелковый союз России, например, последние сборы проводил в городе Конь-Колодезь Липецкой области. Была снята самая дешевая гостиница ?Самолет?: номера разваливаются, мыши бегают. Там обычно отдыхают дальнобойщики. После двух недель сборов чемпионка России и призер чемпионата Европы Наталья Романова подхватила геморрагическую лихорадку с почечным синдромом, а еще через пару недель умерла. Переносчиками заболевания были гостиничные мыши. Теперь адвокаты пытаются засудить Стрелковый союз.
Другой пример: федерации вписывают в зар­плат­ные ведомости в качестве тренеров административный персонал – от секретарей и бухгалтеров до уборщиц, – и министерство оплачивает их работу. Собеседник Newsweek в Ванкувере сказал, что такая ситуация почти во всех федерациях, у которых нет сильных спонсоров. А сильные спонсоры в зимних видах есть только у федераций хоккея, биатлона, лыжных гонок и фигурного катания.
В прошлом году таким «беднякам» хотели помочь и подобрать спонсоров, вспоминает Светлана Журова. Федерациям лишь поставили одно условие: деньги в обмен на результат, а за результат руководители федераций будут отвечать головой. «После этого главы федераций сказали, что лучше им не помогать, – продолжает Журова. – Сами справятся без сильных спонсоров». Федерации экономят на всем: набирают непонятных врачей и массажистов, закупают некачественное питание. Бороться с этим трудно: на ту зар­плату, которую платит министерство, ни один нормальный специалист работать не пойдет. Хороший массажист всегда найдет себе клиента, с которым государство конкурировать не сможет.
Выход эксперты видят только один: выделять как можно больше денег, находить спонсоров – и тогда вырастет уровень обслуживающего персонала. Пример – Федерация биатлона, в которой с приходом миллиардера Михаила Прохорова у спортсменов появились личные диетологи и врачи. Собеседники Newsweek признают: заставить спонсора платить за спорт можно лишь насильно. Он в России как был убыточным и непривлекательным, так им и остается. «Все равно деньги потратят. Пусть уж лучше сюда, чем на попсу, – говорит президент Континентальной хоккейной лиги, топ-менеджер «Газпрома» Александр Медведев. – Если хотя бы несколько мальчишек из-за этого станут спортсменами, а не алкоголиками и наркоманами, уже будет победа».

ЭМИГРАНТСКАЯ УГРОЗА

Спонсоры-миллиардеры теперь тоже экономят, жалуется бывший фигурист, призер двух олимпиад Александр Жулин, который приехал в Ванкувер со своими учениками – французской парой Натали Пешала и Фабьеном Бурза. Французы заняли седьмое место в танцах. Жулин рассказывает, что взял иностранцев не от хорошей жизни: в Москве ему предложили ставку в 40 000 рублей в месяц. Очень кстати подвернулся «Ледниковый период», и если бы не шоу, он точно вернулся бы обратно в Америку: «Там тренер может делать в месяц $10 000 не напрягаясь, и результат никто спрашивать не будет». Теперь Жулин работает в Москве: помимо французской пары, у него несколько перспективных российских юниоров. Проблема в том, что с ними негде заниматься. «Мне дают четыре часа льда в день, на всех просто времени не хватает», – признается Жулин. Он приводит пример Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда – российских тренеров, которые двадцать лет назад эмигрировали в Америку и вот теперь сделали из канадской пары Тессы Верчу и Скотта Мойра олимпийских чемпионов Ванкувера. Шпильбанд ведет эту пару с семи лет и работает на катке по 12 часов в день – отсюда и результаты. «Мы уже столько соперников себе натренировали, что нам не выбраться», – подтверждает конькобежка Журова. Эмигранты на этой Олимпиаде показали своей родине класс: помимо фигурного катания, получили медали в биатлоне. Но победа Шпильбанда и Зуевой произвела наибольший резонанс: некоторые патриоты даже потребовали вернуть их домой. Жулин не верит, что это возможно: «Они дураки, что ли?»
За границей тренировался и главный герой нынешней Олимпиады конькобежец Иван Скобрев: он упражняется в Италии с тренером Маурицио Маркетто. И счастье для России, что он не меняет гражданство, как, например, это сделала уроженка Тюмени Анастасия Кузьмина («золото» и «серебро» в биатлоне за сборную Словакии). Если бы Скобрев тренировался в России, он бы быстро сдал, уверена Журова: у него бы не было достойного спарринга.
Впрочем, поверить в то, что Россия экономит на спорте, труднее всего в Русском доме в Ванкувере. «Нам там какие-то огромные деньги обещали, в общем – новая жизнь началась», – смеется лыжник Александр Панжинский, серебряный призер в спринте. Под свой павильон оргкомитет «Сочи-2014» снял главную достопримечательность города – музей Science World на берегу бухты. Каждый вечер в Русском доме проходили роскошные вечеринки с бесплатным алкоголем и угощениями и концерты звезд эстрады. Канадские и американ­ские болельщики, с завистью смотревшие на Русский дом, передавали из уст в уста слух, что у русских каждую ночь стриптиз и фонтан из водки.

МАЙЕРЫ-ШТАЙЕРЫ

26 марта Дмитрий Медведев проведет совещание о будущем российского спорта. Там Виталий Мутко и будет отчитываться о результатах Олимпиады. Нет сомнений, что по итогам выволочек и совещаний будут приняты меры. Вице-спикер Журова предлагает в добровольно-принудительном порядке вводить для федераций ответственность за результат – плановые показатели – и провести их аудит, чтобы было понятно, куда и на что идут деньги. Лидер фракции ЛДПР Игорь Лебедев предлагает разделить Министер­ство спорта, туризма и молодежной политики на три новых ведомства и все спортивные федерации подчинить напрямую спортивному министру: «Необходима железная рука, нужно выстроить подотчетную вертикальную структуру».
Предвыборный пиар, возражает Журова. Дейст­вительно, юридически подчинить спортивные федерации государству невозможно, так как по правилам МОК они должны быть общественными организациями. «А с Тягачева должен быть двойной спрос, – жаждет крови лидер фракции ЛДПР. – Он ведь не только страну подвел, но и лично премьер-министра, они ведь друзья». Министр Мутко обещает: головы полетят. Главное, говорит он, чтобы государство само назначало тренеров сборных и знало, кто в командах работает: «А то какие-то контракты в горнолыжном спорте, позвали какого-то майера-штайера… Кто его нанял? Почему?»
Нужно перевоспитывать и самих спортсменов, уверены собеседники Newsweek. В России, говорят они, демократичный подход не работает. Спортсменам делают поблажки, а они отвечают хамством: могут послать на три буквы тренера, не соблюдают режим, а поделать с ними ничего нельзя – никакой конкуренции нет.
«Оппозиционерка» Роднина призывает вернуться к советской практике, когда спортсменов держали в ежовых рукавицах. Журова согласна: надо ужесточать. На нее произвела впечатление история с Тайгером Вудсом: тот, когда его поймали на измене жене, каялся перед всем американским народом. «А у нас что? Проиграла Слепцова в биатлоне и говорит: мы ничего никому не должны. Как это не должны? На подготовку каждой из бюджета идут миллионы рублей – а вы, оказывается, не должны!»

А МЫ ТУТ КЛЮШКАМИ БАЛУЕМСЯ

Неудачи российских олимпийцев спровоцировали жесткую словесную борьбу между спортивными функционерами и их оппонентами

Спортивная власть

Виталий Мутко, министр спорта, туризма и молодежной политики РФ: «Если мы снимем кого-то из чиновников с работы, наши лыжники что, быстрее побегут?»

Игорь Казиков, первый вице-президент Олимпийского комитета России: «Мы оказались заложниками 90-х годов, когда в стране разваливалось все, в том числе и спорт».

Леонид Тягачев, президент Олимпийского комитета России: «Быть зрителем и критиковать то, о чем не знаешь, – это нетактично. Любить нужно свою страну и своих спортсменов. А так мы договоримся, что во всех неудачах будет виноват председатель правительства».

Владимир Кожин, президент Ассоциации зимних олимпийских видов спорта, управляющий делами президента РФ: «Критика, иногда довольно резкая, которая сейчас звучит дома, – это, по большому счету, грубый пиар. Когда идет Олимпиада, нужно болеть, поддерживать команды. Разбор полетов обязательно будет, но – после Олимпиады».

Валентин Писеев, президент Федерации фигурного катания России: «Все лидеры покинули любительский спорт и стали заниматься в шоу-бизнесе. Подготовить за четыре года полноценную команду, которая бы боролась за высшие места на Олимпийских играх, просто не было возможности».

Сергей Кущенко, исполнительный директор Союза биатлонистов России: «Погода, плохой снег – это объективные факторы, которые повлияли на результаты нашей команды. Но не только нашей. Игры на то и Игры, чтобы вскрывать какие-то проблемы и учить нас с ними справляться».

Спортивная оппозиция

Борис Грызлов, председатель Государственной думы РФ: «Все, что ниже четвертого общекомандного места, – безусловно провал, в том числе тех, кто отвечает за спорт в нашей стране».

Игорь Лебедев, руководитель фракции ЛДПР в Госдуме РФ: «Министр спорта Мутко обязан приехать из Ванкувера и сложить с себя полномочия. Наш спорт нуждается в коренной перестройке».

Антон Сихарулидзе, председатель комитета Госдумы по физической культуре и спорту, олимпийский чемпион: «Неправильно подводятся спортсмены к соревнованиям, не существует современной системы подготовки. Нужны очень серьезные кадровые перемены как во всероссийских федерациях, так и в руководящих органах ОКР».

Ирина Роднина, трехкратная олимпийская чемпионка: «Слишком многие восприняли руководство федерациями как семейный бизнес, частную лавочку. Страх потеряли!»

Светлана Журова, вице-спикер Госдумы, олимпийская чемпионка: «Со снятием что Мутко, что Тягачева ничего не изменится. Это системный сбой».

Вячеслав Фетисов, член Совета Федерации, экс-глава Госкомспорта, олимпийский чемпион: «Если бы я и сегодня был министром спорта, результат был бы совершенно другим. Нужно принимать самые жесткие решения на следующие четыре года. Человек должен быть наделен не только полномочиями, но и ответственностью».

В подготовке статьи участвовал Михаил Зыгарь

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: