Машины сегодня, прибыль завтра

Жители России имеют весьма неоднозначное представление об Иране.

Многие знают про иранские ковры и фисташки, наслышаны об атомной энергетике этой страны. Но они удивились бы тому, что в этой стране хорошо развита автомобильная промышленность. Весной прошлого года на российский рынок вышла компания Iran Khodro, предложившая весьма бюджетные, но достаточно качественные машины. Уполномоченный представитель президента ПГ Iran Khodro в России и странах СНГ доктор Амир Мохаммади рассказал о том, как компания собирается завоевывать нашего покупателя.

Завод Iran Khodro – ровесник нашего «АвтоВАЗа». Однако это предприятие куда более успешное, чем тольяттинский гигант. Еще в 1995 году Iran Khodro выпускал всего 60 000 автомобилей в год, а сегодня объем производства вырос до 635 000. Ежегодно производство увеличивается на 25%. Партнерами Iran Khodro являются Peugeot, Mercedes, Renault, Suzuki и другие фирмы с мировым именем. Iran Khodro уже создал четыре совместных предприятия за пределами Ирана, одно из которых находится в Белоруссии.

– Доктор Амир Мохаммади, расскажите, пожалуйста, о планах Iran Khodro на российском рынке.

– Наша компания разработала пятилетний план развития в России. Пока мы предлагаем одну модель Samand (модернизированный вариант Peugeot 405. – Прим. «Ко»). В начале следующего года Iran Khodro начнет поставки новой модели Soren, которая создана на базе Samand и отличается обновленной внешностью и интерьером. Она была презентована на сентябрьском автосалоне в Москве. Скоро появятся разные модели с бензиновым мотором 1,6 л и газовым двигателем, разработанным непосредственно в Иране. В перспективе – версии с автоматической трансмиссией и с турбодизелем. В России очень жесткая конкуренция, но и потребители у вас особые. Некоторые производители считают, что если русские покупали «Лады», то им можно продавать все что угодно. На самом деле сегодня людям доступны самые разные автомобили. В России много высокообразованных людей, которые понимают, чего хотят, и умеют выбирать машины. При нынешнем развитии системы кредитования и лизинга, если у человека появляются деньги на покупку Samand (от 340 000 руб.), то он может «замахнуться» на модель классом выше. Но наша задача – сделать так, чтобы клиент выбрал нас. Важно не только качество самого автомобиля, но и то, где и как этот автомобиль можно будет обслуживать. Также очень важно, за сколько через 2 – 3 года эту машину можно будет продать. Наши потенциальные клиенты – люди не очень богатые, поэтому важно, во сколько им обойдется эксплуатация машины. Уже на заводе мы адаптируем наши модели для работы при температуре от минус 50 до плюс 50 градусов. В Иране это не нужно, а в России – важно.

В будущем мы планируем создание совместного предприятия с нашим нынешним дистрибутором ООО «Автомобильная компания «Автодруг», которое бы усилило позиции Iran Khodro в России и странах СНГ. С помощью СП мы сможем лучше контролировать свою дилерскую сеть, чтобы она развивалась не только по принципу «продать как можно больше», но и удовлетворяла требованиям клиентов, в первую очередь по качеству сервисного обслуживания. Также будет развиваться система продажи подержанных Samand. Мы внимательно следим за изменением цен на наши машины на вторичном рынке и предполагаем участвовать в данном сегменте. Выкупом и перепродажей собственной продукции занимаются многие производители, и мы хотим перенять этот опыт. Мы довольны работой нашего представителя в России, но никто лучше нас самих не будет заботиться о развитии нашего бренда. Стремление к созданию СП – это не желание больше зарабатывать. Мы просто хотим держать руку на пульсе и развивать наш бизнес.

– Сколько автомобилей в России вы планируете продавать через пять лет?

– В ближайшие пять лет Iran Khodro планирует реализовывать в России по 100 000 автомобилей в год. Например, Hyundai сегодня продает примерно по 100 000 машин, но эта компания уже 12 лет на российском рынке, к тому же у нее обширный модельный ряд. Мы работаем в вашей стране всего 1,5 года, у нас лишь одна модель, но уже занимаем 31-е место по продажам (за три квартала этого года Iran Khodro продала 3717 автомобилей. – Прим. «Ко»). Так что Iran Khodro вполне успешно развивает свой бизнес. Чтобы обеспечивать внутренние потребности Ирана и отправлять машины на экспорт, в течение трех лет мы планируем увеличить производственные мощности с существующих 700 000 до 1 млн автомобилей в год.

– В России Samand стоит от $12 600 до $15 500, примерно как и в Иране. Насколько поставки в Россию рентабельны для Iran Khodro?

– Мы 45 лет работаем в Иране и раньше даже не помышляли об экспорте – потребности внутреннего рынка очень велики и растут быстрыми темпами. Но сегодня экспорт очень важен для Ирана, и добиться высокой рентабельности можно при помощи научного подхода. Мы не идем по пути увеличения рентабельности работы на российском рынке. Продажа автомобилей – только часть дела. Их обслуживание и сбыт запчастей – более серьезный бизнес. На российском рынке уже появились иранские запчасти, которые поставляются «серыми» дилерами, минуя компанию «Автодруг», их можно найти, например, на автомобильном рынке «Южный порт».

Кроме того, нельзя забывать, что в Иране, как и в Китае, существуют законы, поощряющие экспорт. Например, возврат НДС, беспошлинный импорт комплектующих, которые используют в машинах, идущих на экспорт. Мы находим пути, позволяющие не нести убытков, но для нас наиболее важен сам факт присутствия на российском рынке сегодня, а рентабельность появится немного позже. Об Иране много лет думали как о стране, где растут хорошие фисташки и ткут ковры. Сейчас люди видят на улицах Москвы наши автомобили Samand, что повышает уважение к Ирану. От посетителей Московского автосалона мне приходилось слышать, что иранцы – не террористы, раз мы умеем делать машины. У нас много хороших машин, это не та страна, какой ее представляют себе европейцы, и во многом это достигается экспортными поставками. Именно поэтому государство поддерживает наш экспорт.

Сегодня в Иране стремятся работать многие производители автомобилей. «АвтоВАЗ» создал свое представительство в Тегеране еще четыре года назад, совсем скоро он начнет продавать в нашей стране свои машины. С нами хотят работать Renault, Suzuki, Chery и другие производители. Мы продаем в Иране «Газели» и «Соболи», которые, кстати, пользуются хорошим спросом как городской пассажирский транспорт, а наше подразделение поставляет на «Северсталь-Авто» комплектующие для «УАЗ Патриот». Кроме того, с нашими конкурентами из иранской автомобильной компании Saipa, которая занимает второе место на внутреннем рынке, мы планируем создать совместное предприятие в Венесуэле мощностью 50 000 автомобилей в год. Но так как Латинская Америка находится далеко от Ирана, мы ищем поставщиков комплектующих на местах, а потом запустим производство. Разумеется, подобные проекты задумываются на уровне правительств Ирана и Венесуэлы.

– Большинство моделей, выпускаемых на Iran Khodro, базируются на достаточно старой платформе Peugeot 405. Не планируется ли создание принципиально новой машины или освоение моделей других производителей?

– У нас хорошие отношения с французами, мы покупаем у них около 30% комплектующих для наших машин, но не зацикливаемся на них. Iran Khodro занимает 16-е место в мире по объему производства автомобилей, и с нами хотят сотрудничать многие компании. Недавно мы освоили сборку внедорожников Suzuki Grand Vitara, Renault Logan и Mercedes E-класса. Совместно с немецкими инженерами разработали специальный двигатель для работы на природном газе. Также у нас уже есть проект нового автомобиля на принципиально новом шасси, скоро он начнет проходить испытания. У Iran Khodro есть советники из развитых стран, которые помогают компании в работе. У нас существует отдел стратегий, который занимается разработкой новых машин. Например, мы почти самостоятельно освоили сборку Peugeot 206 sedan на базе лицензионных хэтчбеков Peugeot 206, которые сейчас продают официальные дилеры Peugeot.

– Вы не планируется сборку Samand в России?

– Эту модель уже собирают в Белоруссии, на том заводе, где раньше выпускались автомобили Ford. При экспорте в Россию подобные машины будут облагаться меньшими таможенными пошлинами, чем ввозимые из Ирана. Кроме того, Белоруссия граничит с Украиной, Польшей и Прибалтикой, и во всех этих странах мы тоже могли бы продавать Samand. Собирать автомобили в России мы пока не планируем.

– Автомобильный рынок Ирана является таким же закрытым, каким раньше был рынок СССР. Как это сказывается на конкуренции и развитии отрасли?

– Иран – не Россия, у нас никогда не было социализма, мы торговали столетиями, это в крови у нашего народа. Даже сейчас конкуренция на внутреннем рынке достаточно жесткая. Наш крупнейший соперник группа Saipa выпускает машины по цене от $6000 до $45 000. Мы занимаем больше 50% иранского рынка, но это не означает, что нам живется спокойно. Мы постоянно стараемся снижать себестоимость, продавать автомобили на экспорт. Посмотрите, в Южной Корее до сих пор закрытый внутренний рынок, даже после вступления в ВТО у них остались очень высокие ввозные пошлины на иномарки. Но они очень успешны на международных рынках. В Иране ввозные пошлины на машины – 80%, но раньше они составляли 300%.

– В Иране недавно введены ограничения на продажу бензина в розницу. Не снизило ли это спроса на автомобили?

– Нормы потребления топлива в размере 100 литров в месяц на автомобиль при цене бензина 10 центов за литр составлены на основе нормального расхода топлива. Поэтому водители практически не пострадали, соответственно, нормирование бензина никак не сказалось на продажах машин. Оно всего лишь несколько сместило спрос в сторону более экономичных автомобилей, но в количественном выражении продажи не изменились. К тому же ограничение коснулось только бензина, но не дизельного топлива или природного газа. В перспективе 60% выпускаемых машин будут способны работать на альтернативном топливе, в первую очередь – на газовом. Спрос на автомобили в последнее время поддерживается еще и за счет государственной программы обновления автомобильного парка страны. Согласно программе, при утилизации автомобиля старше 25 лет ее владелец получает государственную дотацию в $3000, а также льготный кредит на оставшуюся часть суммы при покупке новой машины. Таким образом, спрос на машины в Иране составляет около 1,4 млн штук год. Притом что производственные мощности в стране составляют около 1,1 млн, а доля импорта ввиду высоких налогов невелика и рынок пока еще не насыщен.

ЧТО ТАКОЕ IRAN KHODRO

ГОД ОСНОВАНИЯ: 1962

СФЕРА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: производство и продажа автомобилей

ОБОРОТ: $5,22 млрд

ВЫРУЧКА: не раскрывается

ГЛАВНЫЙ ОФИС: Тегеран

КЛЮЧЕВЫЕ РЕГИОНЫ: Иран, Сирия, Россия, Франция

ОСНОВНЫЕ КОНКУРЕНТЫ: Saipa

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: