Марш атакует

Молодежные организации поборолись за близость к Кремлю и за обладание брендом «Русский марш». Победили националисты – 4 ноября пока остается их праздником

На Русский марш, организованный движением «Наши», пускали по билетам. На них были изображены участвующие в нем знаменитости: телеведущая Тина Канделаки, «знаток» Анатолий Вассерман и комики Михаил Галустян и Тимур Батрутдинов. Еще в программе обещали «маски и ходули». На билетах также красовалась эмблема «Года молодежи» – программы Федерального агентства по делам молодежи, которое возглавляет бывший лидер «Наших» Василий Якеменко. Правда, представитель агентства Ирина Баранцева уверяла Newsweek, что деньгами Русский марш оно не поддерживало: «Была только информационная поддержка. Например, у якутов есть проект по продвижению якутской культуры, так вот они пришли на марш и там ее продвигали».

Еще месяц назад «Наши» планировали провести акцию 4 ноября на Васильевском спуске – чтобы отобрать бренд «Русский марш» у националистов. Но потом вдруг все переменилось. Сначала Владимир Путин на встрече с писателями покритиковал «Наших» за историю с Александром Подрабинеком. А потом название акции было изменено на «Все свои», а местом проведения стала набережная Тараса Шевченко. До сих пор туда ссылали митинговать только впавших в немилость Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ) и Гарри Каспарова – но не проправительственные молодежные организации.
В намного более выгодном положении оказались националисты. Но уже не ДПНИ, которое оттеснили на окраину, а новая ультраправая группировка «Русский образ». Ей позволили собраться ближе всего к Кремлю – на Болотной площади. Выступавшая там ультраправая группа «Коловрат» еще совсем недавно была под запретом. Теперь слова их песен могли услышать даже в Кремле. В итоге бренд «4 ноября» вместе с праздником народного единства по-прежнему остается за националистами.

ПЕРЕДОВОЙ БОЕВОЙ ОТРЯД
За сценой около гостиницы «Украина» прогуливались православный священник, участник программы «Своя игра» Анатолий Вассерман и солист группы «Иванушки International» Андрей Григорьев-Аполлонов. На сцену их не пускали. «Я тут как экспонат, – пожимал плечами Анатолий Вассерман, потягивая мартини. – Если дадут выступить, скажу, что Россия уникальна. Она интегрирует в свою культуру другие. Я это и на Селигере говорил». Выступить ему не дали. Организаторы говорили, что Тина Канделаки тоже гуляла за сценой, но потом «уехала на совещание к Медведеву».
«Нас уже несколько лет злит, что есть слова “русский” и “марш”, которые не несут в себе никакого негатива, но вместе рождают негативные ассоциации, – жаловался руководитель “Наших” Никита Боровиков. – И все потому, что кучка националистов под этим лозунгом говорит разные непотребства, устраивает шествия с мордобоем». Собравшимся на набережной Тараса Шевченко раздавали цветные клоунские парики, шляпы и маски. Сбоку мальчики и девочки фотографировались с огромным постером – Казанской иконой Божией Матери.
Сценарий мероприятия «Наши» писали сами. На сцене выступала группа «Ранетки». Советами помогали эксперты из Минрегиона и департамента межнациональных отношений правительства Москвы. Росмолодежь Василия Якеменко помогла маршу с участниками. По линии ведомства, говорит Ирина Баранцева, пришли около 5000 человек. Всего, по подсчетам ГУВД Москвы, на акцию пришли 20 000. «На Васильевском спуске в прошлом году собирались с 9 утра, а тут только с 11-ти», – радовалась Надежда, студентка МФТИ с большим стажем общественной работы.
Недалеко от сцены раздавали буклет «Русская азбука». На нем тоже значился логотип «Года молодежи». «В этом альбоме мы собрали самых выдающихся “понаехавших” деятелей. Ведь можно быть русским, будучи таджиком, а можно и не быть русским, будучи потомком Александра Невского», – говорилось в предисловии. В список «понаехавших русских» вошли Иосиф Бродский («еврей», напоминали авторы «Русской азбуки»), Николай Гоголь (без пометки), Екатерина II («немка»), Булат Окуджава («армянин»), Николай Римский-Корсаков и Владимир Немирович-Данченко («поляки»), Динара Сафина и Чулпан Хаматова («татарки») и даже Карл Фаберже и Фридрих Энгельс.
А вообще-то, рассуждала за сценой организатор акции Мария Кислицына, в России нужно ужесточить миграционное законодательство.
Ближе к финалу концерта диджей Нейтрино объявил, что теперь участникам акции придется пройтись от сцены по набережной к Воробьевым горам. И поехал туда на платформе. Остальные потянулись в метро. А комиссар «Наших» Мария Дрокова вспоминала, как месяц назад они встречались с Владиславом Сурковым. И он их хвалил: «Вы – передовой боевой отряд нашей политической системы. Я по-прежнему считаю, что преобладание на улице – это тоже наше необходимое преимущество, которое у нас есть благодаря вам, благодаря всем тем, кто блестяще умеет проводить массовые акции».
«А будет обзорная экскурсия по городу, как в прошлый раз?» – настойчиво выяснял у организаторов 19-летний Володя из Рязани.

ТОЛЬКО ЕДА И ПАТРОНЫ
ДПНИ в прошлом году отказалось тесниться на набережной Тараса Шевченко и организовало «Русский марш на Кремль». На Арбате ультраправых разогнал ОМОН. После этого даже сами националисты признавали: формат уличных шествий себя изжил. Народу приходило все меньше. Националистические лозунги мало кого вдохновляли, кроме наци-скинхедов и ветеранов РНЕ. Выручило Люблино. После того как торговцы с закрытого Черкизовского рынка перебрались на местный рынок «Москва», спальный район взбунтовался. Акции протеста проходили чуть ли не каждую неделю. Борьбу с китайцами возглавили ДПНИ и «Славянский союз» (СС).
С самого утра 4 ноября над Люблином кружил бело-синий милицейский вертолет. Националистов обыскивали на подходе к месту сбора. Краснолицый лейтенант ОМОНа звонил по телефону начальству: «Тут на растяжке написано: “Узники совести, вы не забыты!” Пойдет такая надпись? Нормально?» Растяжку свернули в рулончик и пронесли.
В сопровождении соратников, флагов и мегафона появился лидер Славянского союза Дмитрий Демушкин. Он был в синем в полосочку пальто, бордовой рубашке и рыжей бороде. «О, рыжий дьявол пришел», – тыкали в Демушкина пальцем оперативники в штатском. Демушкин обещал накануне марша, что он будет «остросоциальным». «Раньше были скины, фанаты. Сейчас будем работать с населением, а не с субкультурой», – говорил он Newsweek.
Местные байкеры Саша и Витя призыв услышали. Они стояли в колонне с бело-желто-черными имперскими флагами. Саша недоволен тем, что в соседнем подъезде узкоглазые, как он их называет, устроили склад. А Витя говорил, что из-за торговцев у них в районе стало небезопасно: «Девушку теперь вечером одну не отпустишь».
Впереди шли православные хоругвеносцы с пятиметровыми стягами. За ними члены СС, построившиеся «черепахой» наподобие римских легионеров. Сверху и по бокам растянули тридцатиметровые транспаранты. «Там внутри колонны почти нет никого», – уверяла Галина Кожевникова из правозащитного центра «Сова», крупный исследователь проблем национализма и экстремизма. Завидев ее, наци-скины вместо «Слава Руси!» стали кричать «Слава Галине Кожевниковой!». Кожевникова поморщилась.
Следом – барабанщицы и шеренги ДПНИ. В первом ряду шел полковник Владимир Квачков, обвиненный в покушении на Анатолия Чубайса. Сейчас его окружали крепкие мужчины в камуфляже. «Знамена ввысь! Уверенно идем по своей земле», – напутствовал соратников Владимир Ермолаев из ДПНИ. Мегафон у него взял Александр Белов, одетый в элегантное пальто и галстук. «Москва!» – кричал Белов. «Русский город!» – орали ему в ответ.
13-летний Саша из Одинцова пришел на Русский марш впервые. В руках у него был флаг ДПНИ, на лице – марлевая повязка. Не столько из-за боязни заразиться гриппом, сколько из-за нежелания попасть в объективы оперативных сотрудников. Саша говорит, что в Одинцове «много неруси» и его папу однажды избили.
Меньше чем за час колонна доползла до памятника участникам вооруженных конфликтов XX века. Из усилителей раздавались песни о том, как «пробуждается кровью умытая Русь». Белов с трибуны равнял ряды. «Все красиво? Супер! Один мужик в 30-е годы в Европе строил ряды. У него было хуже», – уверял Белов. Он сказал, что в Русском марше участвовали 7000 человек, и ушел с трибуны. На нем висит условный срок, и официально он отошел от руководства ДПНИ.
Демушкин говорил, что пора вооружаться: «Скоро настоящую цену будут иметь только еда и патроны». Участникам митинга раздавали листовки-инструкции, как получить лицензию на гладкоствольное и травматическое оружие. В Рязани, уверяет 50-летний Владимир, тоже неспокойно. Владимир работает слесарем на оборонном заводе. Говорит: «У нас мужика убили за 40 рублей». На груди у него висит самодельный транспарант: «Только пистолет – надежная защита».
Одним из последних выступал некто Алексей Мазур от инициативной группы жителей Люблина. «Китайцы – вон из Москвы!» – кричал он. Но активиста Мазура слушали, крича «вон!», уже не более тысячи человек. Митинг редел. Скины торопились на Болотную площадь, чтобы успеть к началу концерта группы «Коловрат».

НИ ОДНОЙ ЗИГИ
Кроме «Коловрата», «Русский образ» привез группу «Хук справа». Милиции на Болотной площади было намного меньше, чем в Люблине. Организаторы уверяют, что на концерт приехали не меньше трех тысяч человек. МВД – что не более полутора тысяч. На входе собирали деньги в помощь ультраправым узникам. К концу концерта коробочки были полны. «Ни потасовок, ни провокаций. Ни одной зиги (фашистского приветствия) не было», – радовался идеолог «Русского образа» Илья Горячев.
На Русский марш в Люблине члены «Русского образа» сознательно не ходили. «Нельзя постоянно жаловаться на то, что русских людей обижают, – доказывал один из организаторов. – Люди тянутся к силе, они пока не готовы поднимать с земли тех, кого затоптали».
Ургор, руководитель калужского корпуса «Русского образа», уверял, что в отличие от прочих националистов у его организации проблем с креативом нет: провели бои без правил, первый открытый опен-эйр в Москве и теперь еще запускают проект «Ермолов». Будет создана сеть из 40 корпунктов, которая планирует собирать в регионах досье на диаспоры. Этой информацией якобы станут потом делиться с депутатами и силовыми ведомствами.
Со сцены зачитали послание Николая Курьяновича, бывшего депутата, которого не пустили в Думу на последних выборах в рамках проведенной Кремлем кампании по чистке парламентских радикалов. Он очень обрадовался идее «Ермолова». В послании он писал, что врага надо держать под контролем и знать в лицо. Враг, объяснял бывший депутат, это «этнические диаспоры, левацкие антифашистские группы, иноверческое экстремистское подполье».
Активисты «Русского образа» рассуждали, что готовятся не к партизанской войне с государством, а к переговорам. «Мы будем лоббировать интересы правых на легальном политическом поле. Эта ниша пока не занята», – говорил Илья Горячев. Его товарищи добавляли, что «Русский образ» не стремится выходить за флажки. «Вон [лидер ДПНИ] Белов построил успешную организацию, но когда у него появились президентские амбиции, ему сразу нашли статью», – объяснял один из националистов. И обещал, что «Русский образ» этой ошибки не повторит. «Нам не мешают. Концерт в центре Москвы – результат диалога с властью», – улыбался один из лидеров движения. Из динамиков звучал «Полет валькирий» Вагнера.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: