На прошлой неделе Walt Disney Company получила лицензию на вещание телеканала Disney Channel в России. До конца года он должен появиться в пакете кабельного телевидения. Генеральный директор Walt Disney Company Russia & CIS Марина Жигалова-Озкан рассказала Елене Мухаметшиной, что Россия похожа на Латинскую Америку и не похожа на Индию и что Disney мечтает о русской принцессе.

Disney ведь уже пытался выйти на российский телерынок?
Год назад мы подавали документы на сделку с компанией MediaOne, с которой планировали совместно запустить эфирный телеканал. За год ситуация изменилась. В данный момент мы работаем над запуском кабельного телеканала. Чтобы запустить его, нужно получить лицензию. Мы стали одним из первых иностранных телеканалов, который получил данную лицензию.

Что будет показывать ваш канал?
Будет зарубежный и российский контент, созданный специально для телеканала. Он уже есть. Сейчас будем определяться, когда будет запуск телеканала Disney Channel в России.

Сколько человек работает в компании Disney в России?
180 человек. И у нас пара десятков открытых позиций в разных сегментах.

В чем специфика российского кино- и телерынка?
Приведу в пример Китай – там по закону в год могут быть показаны только 20 иностранных фильмов. Соответственно идет очень жесткая конкуренция между всеми мейджорами за эти 20 позиций. В России же конкуренция идет на уровне зрителя – он либо идет на фильм, либо нет. В плане парков развлечений – климат нам не позволяет. А что касается российского кинопроизводства – ниша семейного кино практически свободна. Мы хотим возродить традиции семейного просмотра.

А на кого в этом плане Россия похожа?
Ее можно сравнить с Латинской Америкой. А вот с Индией вряд ли: там 400 телеканалов и тысячи фильмов, которые Болливуд производит ежегодно. У них фильм на кассовые сборы работает всего несколько дней. Дальше уже появляется несколько десятков новых фильмов. А у нас в России фильм активно смотрят три-четыре уикенда.

На чем еще вы зарабатываете в России?
Во-первых, на кино и всем, что с ним связано. Наше совместное предприятие с Sony в прошлом году было лидером на рынке дистрибуции. В этом году у нас есть хорошая заявка на успех с «Алисой в стране чудес», которая собрала почти $40 млн в России. Плюс в запасе несколько крупных премьер – «Принц Персии», например. Кроме того, мы продаем наш контент на любых цифровых носителях, на эфирные и кабельные каналы, для интернета и мобильной сферы. Например, сериалы «Остаться в живых», «Отчаянные домохозяйки» – это тоже Disney, поскольку телеканал ABC также входит в состав компании. Помимо этого – потребительские товары. Мы лицензируем производство товаров в разных категориях – издательский бизнес, компьютерные игры и многое другое. На днях мы подписали большой контракт с одним из крупнейших российских производителей молочных товаров, и скоро на прилавках магазинов появятся молочные товары с героями Disney.

А с российскими пиратами вы как-то боретесь?
Мы понимаем, что пиратство существует как в цифровом пространстве, так и на потребительском рынке. Мы будем предлагать легальный продукт и надеемся, что потребитель выберет качество. Плюс мы работаем над рядом проектов по предложению легального контента в российском цифровом пространстве. Буквально недавно подписали большой для российского рынка договор с крупным порталом – там можно будет легально скачать фильмы Disney.

А снимать кино в России будете продолжать?
Да, обязательно. Мы довольны нашим первым опытом. На «Книгу мастеров» хороший отклик во всем мире. Буквально несколько недель назад мы получили наш седьмой главный приз на международном кинофестивале – на этот раз в Лос-Анджелесе, как лучший семейный фильм.

А российские кинокритики не очень тепло его приняли. Вас это задело?
Наша целевая аудитория – дети. Дети смотрят DVD с «Книгой» по 10–15 раз подряд. В школах устраивают инсценировки по «Книге мастеров». Детские жюри во многих странах мира единогласно проголосовали за «Книгу мастеров» как за лучший детский фильм.

А то, что при бюджете в $8 млн картина собрала, как вы говорили, $11 млн, вас устраивает?
Восемь миллионов – это не официальные цифры, а лишь предположения журналистов. Мы потратили другую сумму и окупили производство. Чем очень довольны. Так что для компании Disney это очень успешный проект.

Как Владимир Грамматиков стал креативным продюсером российского офиса компании Disney?
Это один из самых великих российских режиссеров, снимавших семейные фильмы. Мы все росли на его фильмах «Усатый нянь», «Шла собака по роялю», «Мио, мой Мио» и многих других. У него фантастический опыт по созданию классического семейного кино в России. Но окончательно к этому решению подтолкнула «Книга мастеров»: мы с ним поняли, что одинаково смотрим на то, какими могут быть новые семейные фильмы в России. Это, с одной стороны, российские традиции, которые очень важны, и в то же время современный киноязык, который понятен новому поколению. И как раз в задачи Владимира Александровича входит поиск сценариев, работа с молодыми режиссерами для того, чтобы создать линейку качественных семейных фильмов в России и для российской аудитории. Это синтез его колоссального опыта и тех возможностей, которые есть у Disney.

Следующий фильм тоже будет основан на русских сказках?
То, что первым фильмом в России стала сказка, логично: нам хотелось соединить диснеевский стиль с фантастическим сказочным наследием, которое есть в нашей стране. Мы обязательно продолжим снимать сказки, но попробуем и другие жанры – приключения, фэнтези, молодежные истории.

Но насколько далеко этим проектам до масштабов «Пиратов Карибского моря»?
Для бренда Disney важно говорить с аудиторией на понятном языке. «Пираты Карибского моря» замечательный фильм, который любим в разных странах, но мы хотим создавать и героев, и истории специально для российской аудитории. И будем обращаться к российскому литературному наследию и к сказкам. Сейчас и Баба Яга, и Кощей Бессмертный присоединились к семье диснеевских героев. Сейчас основная задача сделать бренд Disney российским, понятным, любимым. Мы очень хотели бы, чтобы появились российская принцесса. Все время над этим думаем.

Не боитесь неприятия на каком-то ментальном уровне? Ведь есть, условно говоря, Винни-Пух диснеевский, а есть советский, озвученный Леоновым.
Стереотипы существуют у старшего поколения, у детей их нет. Им либо нравится, либо не нравится. И они не смотрят, из какой страны эти герои. В какой стране живет Золушка? А Микки Маус? Дети совершенно по-другому это воспринимают. Для них существует сказочный мир, где живут их любимые герои, им этот мир близок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *