Интервью с Маргаритой Симоньян

Телеканал Russia Today, запущенный в 2005 году в целях создания благоприятного имиджа России на Западе, вошел в число финалистов телевизионной премии «Эмми Интернэшнл». Канал представлен в номинации «Новости» за освещение визита президента США Барака Обамы в Россию. Соперниками телеканала стали Al Jazeera English, Sky News и TV Globo. Победитель станет известен 27 сентября. Главный редактор телеканала Маргарита Симоньян рассказала Елене Мухаметшиной, что аудитория Russia Today следит за процессом над Ходорковским и переживает за него, но западному зрителю все равно интереснее, как Путин кормит медведей.

Так кто, по-вашему, получит «Эмми Интернешнл»?

Мы сильнее! А если серьезно, то у всех есть и сильные, и слабые стороны. Результат будет зависеть от моды. Даже удивительно, что мы прошли в финал с такой официальной историей, как визит Обамы в Москву, потому что обычно внимание жюри международных конкурсов привязано к темам, связанным с правами человека, войнами, в частности английская Al Jazeera прошла с освещением событий в секторе Газа.

Вы обещали показывать Россию такой, какой иностранцы видят ее, когда сюда приезжают. Держите слово?

Скорее мы показываем Россию такой, какая она есть. Я ни разу не встречала иностранца, который, приезжая в Россию, не был бы удивлен. В 100% случаев реакция—«Не может быть!» Люди ожидают увидеть что-то гораздо худшее. Это говорит о том, что стереотипический западный взгляд на Россию сильно отличается от того, что Россия представляет собой на самом деле.

И какие стереотипы вы разрушаете?

Во-первых, людям представляется, что Россия зажатая страна, где люди боятся открыто говорить друг с другом. Почему так представляют, понятно: если читать англоязычную прессу, иначе думать нельзя. Во-вторых, уровень общественного спокойствия: иностранцам кажется, что Россия—это страна, где проходят ежедневные марши несогласных, собирающие сотни тысяч людей, и которая находится в предреволюционном состоянии, в котором она, конечно, не находится.

А что со стереотипом, будто тут постоянно нарушают права человека?

Нарушение прав человека, я думаю, не удивляет, потому что этого на самом деле много. Это и ожидают увидеть. Стереотип, соответствующий действительности.

Какие события ваш канал освещает в первую очередь?

Те, что интересны нашей аудитории: либо это действительно интересное событие, либо к нему приковано внимание наших конкурентов—СМИ, вещающих и пишущих на английском.

А как, например, освещался митинг-концерт на Пушкинской площади?

Давно было. Детали я не вспомню. Мы круглосуточный канал, у нас каждую минуту меняются в эфире информация и видео, а это было на прошлой неделе. И это не настолько интересная тема, если сравнивать, например, с Ходорковским, по поводу которого написаны и выданы в эфир сотни материалов многими СМИ. Наша аудитория знает, кто такой Ходорковский, и переживает за эту тему, все новости о нем на англоязычных сайтах становятся сразу в топ. Мы тоже рассказываем об этом. Но митинг-концерт на Пушкинской площади и суд над Ходорковским—несопоставимые по значимости информационные поводы.

Какой бюджет у Russia Today в 2010 году?

Бюджет нам до конца не пришел. Когда он придет, и в зависимости от того, каким он будет—закрытым или открытым—мы сообщим. Сейчас могу сказать одно, что бюджет раз в 20 меньше, чем у BBC, и раза в два меньше, чем у Deutsche Welle.

Говорят, что вы запускаете вещание еще на одном языке и хотите под это $500 млн?

Серьезно? Это неправда. Бюджет всех наших трех каналов—английского, арабского и испанского вместе взятых—значительно меньше, чем $500 млн. Я вообще считала, что арабский канал надо было запускать только через три года после английского. Мы планируем развиваться не вширь, а вглубь, чтобы нас могли смотреть в большем количестве сетей.

Какая все-таки основная задача у телеканала?

Сделать так, чтобы и у России появился собственный источник информирования нероссийской аудитории о том, что происходит в России и вокруг нее. Ровно такая же цель прописана на сайте BBC World: «Нести британские ценности в мир». Такая же цель заявлена у France 24, у немцев, корейцев, китайцев. Почему в этих странах это не вызывает возражений и недоумений у либерально настроенных журналистов, а у наших вызывает—не ко мне вопрос. У меня включены в кабинете все главные мировые телеканалы, и я ни разу не видела, чтобы на BBC показывали сюжет, который шел бы вразрез с британской внешней политикой.

Если максимально упростить: цель вашего телеканала – говорить зрителю о России все хорошее, а про США – гадости?

У нас нет цели рассказывать про США. Это скорее метод. Говоря о России, мы аудиторию не заработаем. Вам интересно было бы смотреть каждый день новости из Бельгии? Мне—нет. Очевидно, что людей интересует то, что происходит рядом с ними. Мы открыли собственное вещание из Вашингтона, которое на 80% рассказывает американцам про Америку, причем стараясь делать так, чтобы не было похоже на их мейнстрим. Зачем делать CNN, только дешевле? Поэтому мы берем истории, которые на CNN и на Fox News не показывают. И зарабатываем тем самым аудиторию, которая потом смотрит и нашу документалку о России.

Какая у вас сейчас аудитория в США?

Аудитория международных каналов не измеряется так просто, как внутренних. Если говорить о Вашингтоне, где у нас есть бюро, то, по данным исследования Nielsen Media Research, в 2009 году ежедневная аудитория телеканала превышала аудиторию Al Jazeera English в 6,5 раз, а ежемесячная аудитория в пять раз больше аудитории Deutsche Welle.

За счет чего вы в Вашингтоне обогнали Al Jazeera?

За счет того, что вы называете «рассказывать гадости про Америку». Мы это называем «рассказываем то, о чем не рассказывает мейнстрим». Почитайте, что о нас пишут американцы в блогах: «Была демонстрация, никто ее не показал, кроме Russia Today». Пока мы были беззубыми и показывали фильмы про Карелию, мы вообще мало кому были нужны. Мы стали рисковать, стали делать более провокационные вещи, и это окупилось—аудитория выросла. У нас сегодня праздник—мы вошли в сотню самых просматриваемых партнеров YouTube за всю историю сайта, выгнав оттуда канал Обамы.

Часто притормаживаете, подумав, а как к сюжету отнесутся в Кремле?

Нет, у нас ведь работают не дураки, а профессиональные журналисты. К тому же это было бы просто смешно, мы ведь работаем с международной аудиторией. Да и какой смысл? Чтобы в Кремле не обиделись? Я не думаю, что много людей в Кремле нас смотрят.

А в Кремль часто ходите?

Я хожу в огромное количество мест, не только в Кремль, но и в правительство, и в Минсвязи. Если вы имеете в виду встречи, где нам говорят, что делать и почему мы показали то-то и то-то, я вам зуб даю—за пять лет, что я тут работаю, ни разу никто не сказал нам, зачем мы это показали вот так, а это так.

Настолько четко придерживаетесь «генеральной линии партии»?

Прошерстите наш канал на YouTube—вы будете страшно удивлены, что у Кремля такая либеральная «генеральная линия». Посмотрите сюжеты про того же Ходорковского или марши несогласных.

Кто был инициатором создания телеканала?

РИА «Новости», они наши учредители.

Бывший министр связи Михаил Лесин говорил, что это он стоял за созданием канала.

Ничего подобного Лесин никогда не говорил. Вообще все не так линейно, как вам кажется. Пять лет назад, когда мы запускались, многие поддерживали эту идею. Громов поддерживал, Песков, насколько мне известно. И Путин, наверное, вряд ли был против. Без него бы такое решение не было принято.
Какой новостной телеканал вы считаете лучшим?

Fox News с точки зрения технических стандартов, профессионализма—просто супер. Хотя то, что они делают, это, конечно, голимейшая пропаганда. Но зато как сделана!

А вы не считаете, что занимаетесь пропагандой?

Советский Союз развалился, когда мне было 11 лет. Поэтому лично у меня слово «пропаганда» вызывает ассоциации с московским клубом, где когда-то побили моего друга. Но слово это противное, потому что обросло своим мифом. Тот же BBC World пишет у себя на сайте: «Мы не занимаемся пропагандой». А в чем разница—нести ценности или заниматься пропагандой? Все международные телевизионные каналы, пользующиеся государственной поддержкой, делают одно и то же—несут ценности своего государства в иноязычный мир. Мы занимаемся ровно тем же.

Какие ценности вы несете в мир?

Мы информируем людей, не говорящих по-русски, о том, что представляет собой наша страна, почему она ведет себя так, а не иначе, о ее взгляде на мир. Сейчас уже нет практически ни одной приличной страны, у которой не было бы своего иноязычного телеканала. Китай только в этом году $6 млрд инвестировал в свое иновещание.

Сюжет, где Путин кормит медведей, на какого зрителя рассчитан?

Он у нас на сайте вышел сегодня на первое место среди лучших видео, по мнению телезрителей. А больше 50% посетителей нашего сайта—американцы.

Ни CNN, ни Fox News скорее всего не покажут, как Путин кормит медведей. То есть вы просвещаете американского зрителя так же, как федеральные каналы российского?

Ваше представление о том, что интересно западной аудитории, основывается на том, что интересно либеральной общественности в России. А это абсолютно разные аудитории. И поверьте мне, западной аудитории тоже гораздо интереснее, как Путин кормит медведя, чем суд над Ходорковским.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *