Курсом на оптимизацию

Объем расходов федеральных государственных органов на информатизацию и связь в 2016 г. должен был составить более 100 млрд руб., из которых около 70% планировалось потратить на эксплуатацию созданной инфраструктуры, а 30% – на проекты развития, cамым значимым из которых является «электронное правительство». Но уже к середине этого года стало ясно, что на реализацию инициатив в области информатизации не хватает около 20 млрд руб.

В условиях сокращения IT-бюджета, а также импортозамещения выбор средств и инструментов, которые бы позволили осуществить задуманное, резко ограничился. Тем не менее от IT-проектов ведомства не отказались.

Картина дня

Чтобы получить реальное представление о ходе информатизации, достаточно обратиться к официальным данным электронных торговых площадок, через которые осуществляются все закупки. Так, поинформации электронной площадки «РТС-тендер», самым крупным в IT-сфере за последний год, как и за прошлый, остается контракт с компанией «Ростелеком» на выполнение работ по эксплуатации инфраструктуры электронного правительства в 2016г., его стоимость – 2 млрд руб., а заказчик – Министерство связи и массовых коммуникаций РФ. Как сообщила «Ко» пресс-служба «Ростелекома», вближайшей перспективе инфраструктура электронного правительства вырастет как минимум вдвое. Кроме мероприятий по переводу в электронный вид контрольно-надзорных функций, предусмотрена организация межведомственного взаимодействия в электронной форме между региональными органами власти. Это принципиально новый вид информационного обмена, с помощью которого, к примеру, можно проверить наличие зарегистрированного брака в других субъектах РФ.

Среди наиболее активных регионов-заказчиков особенно выделяется Москва – ее контракты в разы превышают информационные бюджеты остальных регионов. Далее следуют Санкт-Петербург, Московская и Вологодская области, а также Республика Татарстан. Лидеры по поставкам IT-услуг для государственных и муниципальных закупок – основанная братьями Ананьевыми компания «Техносерв», ФГУП «Защитаинфотранс» Министерства транспорта РФ и ОАО «Электронная Москва», контролируемое правительством Москвы. При этом существующие процедуры закупок информационных услуг таят немало подводных камней, о которых «Ко» рассказал Виктор Слизун, директор по проектам LWCOM: «Большинство госкомпаний работает по ФЗ №44, то есть нам, как участнику торгов, нужно предъявить всего лишь два документа – титульный лист и лист с обязательством предоставить оборудование в соответствии с тактико-технической характеристикой или спецификацией. И вот тут есть подводные камни, поскольку в тендерах участвуют различные компании. Мы сталкиваемся с ситуацией, когда приходит компания, которая активно демпингует – и заказчик не может не присудить ей победу по цене. В таких случаях очень важно, чтобы вработу включался вендор ииспользовал свои механизмы регулирования. В других случаях заказчику ивовсе предлагается IT-оборудование, которое в действительности не соответствует требованиям, указанным в тендере. И здесь заказчик опять-таки становится заложником ситуации, поскольку всоответствии с законодательством он не может указывать конкретных производителей. Используя приписку, или «аналоги», которые обязательно есть во всех тендерах, недобросовестные компании предлагают несоответствующее оборудование, обычно крайне дешевое. Заказчик не может отклонить такого участника ивынужден присуждать победу в конкурсе именно ему. Отказаться от такого оборудования можно лишь ???после его получения, проведения экспертизы и только по суду, что грозит потерей и времени, и денег. Госкомпании не могут позволить себе такого, поэтому очень часто вынуждены использовать то, что им навязано по результатам тендера. Втаких случаях работа по ФЗ №223– настоящее благо: да, здесь необходимо предоставить больше документов, но и шансов, что в конкурс пролезут недобросовестные поставщики, гораздо меньше».

Тренд на эффективность

Сокращение IT-бюджетов и политика импортозамещения привели к тому, что российский сегмент IT-рынка для «госов» существенно повзрослел. Госкомпании становятся серьезнее, учатся считать деньги и задавать неудобные вопросы поставщикам. Период, когда значительные бюджеты тратились на приобретение зарубежного оборудования, пройден, базовая IT-инфраструктура создана, и государство, ориентируясь преимущественно на российские софтверные разработки иIT-решения, концентрируется на повышении эффективности существующих систем и сервисов. По словам Николая Елистратова, заместителя председателя правления Пенсионного фонда России (ПФР), одного из крупнейших госзаказчиков, непростая ситуация в экономике вызвала два ярко выраженных процесса. С одной стороны, в работе с бюджетом на предстоящие три года в ПФР сделали акцент на оптимизацию, проекты с высокой степенью окупаемости для государства. В первую очередь речь идет о Единой государственной информационной системе социального обеспечения (ЕГИССО), экономия от ввода в эксплуатацию которой может составить десятки миллиардов рублей. С другой стороны, внутри ПФР проводится активная работа по тестированию отечественных продуктов – их встраивают, заменяя иностранные аналоги.

Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК «АйТи», одного из крупнейших системных интеграторов, приводит примеры, как сегодня меняются требования и перераспределяются бюджеты в большинстве госкомпаний, c которыми приходится работать.

Во-первых, у очень многих сократились бюджеты на развитие IT, на долгосрочные инвестиции в информационные системы, но при этом сохранились или немного выросли бюджеты на поддержку уже работающих систем. «Информационные технологии стали критичными для бизнеса, и поэтому, несмотря на кризис, то, что внедрено, должно работать», – говорит Тагир Яппаров.

Во-вторых, многие лидеры, например, Сбербанк РФ, видят в технологиях прорывную область для дальнейшего развития и, несмотря на кризис, инвестируют в IT очень активно.

В-третьих, девальвация рубля сделала очень дорогим для многих заказчиков обслуживание IT-систем на основе западного ПО, и это становится чисто экономическим драйвером замены ряда систем на российские продукты или на системы на основе свободного программного обеспечения (СПО). Во многих случаях бюджет, который западные производители запрашивают на годовую техническую поддержку своего ПО, вполне достаточен для перехода на российское ПО или для внедрения решений на базе СПО.

Обратная сторона импортозамещения

Многие госзаказчики создали специальные подразделения или рабочие группы по импортозамещению в IT, составлены карты соответствия российских решений западным. По словам Тагира Яппарова, в портфеле ГК «АйТи» есть ряд собственных продуктов, включенных в реестр российского ПО,который начинает работать, и требование о нахождении продукта в нем является одним из ключевых при обсуждении планов конкурсных закупок.

Впрочем, сам госсектор особого энтузиазма при переходе на «все российское» отнюдь не испытывает. «ПФР может перейти на импортозамещенные продукты-аналоги,– говорит Николай Елистратов, – но, к сожалению, сегодня российский рынок еще не вполной мере готов предоставлять всю линейкупотребностей крупных информационных систем, которыми обладаютгосведомства. Тем не менее мы успешно работаем на приобретенных российских серверах «Эльбрус» и в 2017–2018гг. планируем расширить их парк, однако доля импортных серверов будет все равно велика».

Но дело не только вналичии достойных аналогов. В процессе перехода от одного вида программного обеспечения кдругому существуют серьезные организационные и правовые проблемы. Максим Чернышев, заместитель генерального директора IT-компании Cognitive Technologies, раскрывает самые неприятные нюансыимпортозамещения: «На данный момент государственная компания, которая хочет, например, заместить у себя дорогостоящие продукты компании Oracle на отечественный аналог, вынуждена отчитаться перед Счетной палатой и другими проверяющими инстанциями о том, куда она, собственно, денет западное ПО после его замены, ведь в свое время на него были истрачены бюджетные деньги, поэтому теперь сообщить, что данный продукт оказался неэффективным, дорогим или сложным в обслуживании, попросту невозможно. Ведь это автоматически будет означать, что при его закупке госкомпания в свое время допустила серьезные аналитические просчеты или даже коррупционные проявления.ПОсегодня практически нельзя поставить на баланс компании – не отработана процедура предпочтения тех или иныхразработчиков, в том числе российских. Многие госкомпании икомпании с государственным участием сегодня рады были бы заменить западное проприетарное ПО на российское, но не могут сделать этого. Любые попытки на уровне техническогозадания отработать преференции отечественному ПО могут быть встречены в штыки со стороны западных компаний. При этом аргументов в пользу перехода от западного ПО к российскому с каждым днем появляется все больше. Речь идет уже не только о финансах, хотя они остаются ключевым фактором, ведь, по данным Национального рейтинга прозрачности закупок, ежегодные бюджетные траты государства на продукты трех крупнейших поставщиков (SAP, Oracle и Microsoft) составляют 180млрд руб., в то время,как систематическое внедрение отечественных IT-решений ежегодно сохраняло бы в казне государства свыше 500млрд руб.».

Интерес к новым технологиям

Чиновники уже внедрили и активно используют в своей повседневной работе системы электронного документооборота, бюджетирования, управления задачами и проектами, типовые конструкторы для разработки веб-сайтов – все то, что обеспечивает быстрое и удобное решение внутренних заказов. Но запросы меняются, ив поле зрения государства попадают новые технологии, которые должны обеспечить пользу, прежде всего для граждан. Системы аналитики, анализ больших данных, мобильные приложения представляют для госкорпораций особый интерес.

«Мировая экономика постепенно«уберизируется», – делится своим видением ситуации Алексей Ильин, заместитель генерального директора IT-компании «Нетрика», одного из крупнейших разработчиков IT-систем для государства. – Одним из главных игроков на рынке мобильных сервисов и услуг может стать государство, которое заинтересовано в развитии социальных сервисов и максимальном удобстве государственных услуг для пользователя. Государство уже сейчас использует сервисы открытых данных и активно способствует развитию рынка мобильной разработки. Иконечно же, оно начинает очень плотно работать с большими данными (Big Data), которые накапливаются в результате перевода в электронную форму взаимодействий человека и госструктур».

Пример использования аналитики Big Data – федеральный сегмент информационной системы «Контингент», реализованный компанией «Нетрика» по заказу Минкомсвязи РФ. Это первый в России опыт сбора и всестороннего анализа данных об образовании российских детей по всем регионам страны, когда данные агрегируются оперативно, в полном объеме и на одном ресурсе. Система консолидирует данные, поступающие из всех субъектов РФ от организаций высшего образования, информационных систем федеральных органов государственной власти и государственных внебюджетных фондов. После обработки ианализа информации пользователи системы смогут получать как статистическую, так и аналитическую информацию по различным срезам. Второй интересный проект в области Big Data– это система «N3. Индекс пациентов», которая анализирует данные, поступающие из разных медицинских организаций, и может с высокой степенью точности отнести те или иные записи к нужному пациенту даже в случае ошибочной записи.

Ну а Николай Пацков, генеральный директор компании-разработчика сервиса «FreshDoc.ru Конструктор документов», отмечает явный интерес госзаказчиков к нишевому и узкотематическому программному обеспечению, призванному решать вполне конкретные задачи – автоматизировать сбор данных, оптимизировать документооборот, управлять персоналом и др. «Государство заинтересовано в простых решениях, которые легко интегрируются с уже работающими платформами и не требуют привлечения больших человеческих ресурсов»,– cчитает он.

Внутренняя конкуренция

Стремление оптимизировать IT-бюджеты за последние несколько лет превратило внутренние IT-подразделения госкорпораций в сильных игроков, а позиции традиционных IT-поставщиков, с учетом целого ряда факторов (ситуация в экономике, насыщение рынка классическими услугами и решениями, импортозамещение), пошатнулись. Насколько серьезно это может повлиять на рынок? По мнению Тагира Яппарова, наличие в крупных холдингах собственных сервисных IT-компаний (они создаются не только крупными госкорпорациями, но и коммерческими холдингами) будет менять и уже меняет существовавший ранее интеграторский рынок. «Мы видим свою стратегию в том, чтобы стать для крупных заказчиков поставщиком не традиционных сервисов, а собственных востребованных продуктов и технологий, а также очень профессиональных сервисов, которые непросто создать во «внутреннем интеграторе» заказчика».

Николай Елистратов уверен в востребованности услуг интеграторов вближайшие годы прежде всего потому, что так называемые внутренние интеграторы всегда несут с собой «корпоративный след» и привычку управлять процессом изнутри. Именно эта функция в последние годы укрепилась в большинстве госструктур за собственными гуру, которые гораздо лучше понимают внутреннюю функцию и обеспечивают ее реализацию и контроль качества исполнения.

«Государство не только во все времена, но и во всех странах являлось драйвером IT-рынка, – комментирует президент группы Optima Валерий Шандалов, более 25 лет проработавшей с заказчиками из госсектора. – Поэтому бояться государства какосновного заказчика не стоит. Довольно существенный процент новых IT-решений и разработок попал на открытый рынок благодаря государству – военным ли заказам, гражданским ли. Другое дело, что российскому IT-рынку не хватает пока долгосрочной стратегической заинтересованности государства в развитии отрасли, которая могла бы выражаться в налоговых послаблениях для компаний-разработчиков, в целевых кредитах ицелевых инвестициях. Необходимо, на мой взгляд, системно стимулировать развитие отечественного рынка IT-продуктов комплексом хорошо продуманных мер, а не просто двигаться от одной задачи к другой. И я хотел бы надеяться, что это дело уже ближайшего будущего».

Наиболее значимые события в сфере госзакупокв IT, по версии Ассоциации директоров по закупкам

Крупнейший сорванный IT-проект за последний год

Входящий в госкорпорацию «Ростех» авиационно-космический холдинг «Технодинамика» в апреле 2016 г. официально отказался от идеи определить подрядчика на оказание консультационных услуг по пилотному внедрению ERP-системы на базе ПО SAP. Извещение об отказе от проведения соответствующего открытого конкурса опубликовано на сайте госзакупок.

Начальная цена контракта – 216,3 млн руб., а сроки завершения проекта обозначались январем 2017 г.

В марте 2016 года компания «АСАП консалтинг», которая проиграла компании «РТ-информ» в тендере «Технодинамики» по выбору подрядчика для внедрения ERP SAP, подала жалобу вФАС на действия заказчика. По мнению компании, она получила на торгах более низкий балл из-за того, что «Технодинамика» посчитала неполным пакет предоставленных ею документов, подтверждающих квалификацию для выполнения работ.

В ФАС изучили обстоятельства проведения торгов и пришли квыводу, что включение «Технодинамикой» в конкурсную документацию требования о нахождении сотрудника при выполнении международных проектов в штате участника конкурса привело к ограничению конкуренции на торгах, поскольку «АСАП консалтинг» обладала требуемыми специалистами, а, в силу особенностей международной практики, заявленные специалисты не входят в штат российских компаний, а привлекаются кработе по договорам.

Крупнейшее завершение IT-проекта

В июле 2015 г. американская компания IBM расторгла договор с крупнейшей российской IT-компанией «Ланит», с которой сотрудничала более 20 лет. При содействии «Ланит» и IBM была создана инфраструктура площадки общероссийского официального сайта «Государственные закупки» (ООС, zakupki.gov.ru). Проект реализовывался на базе решения IBM WebSphere и обошелся бюджету нашей страны более чем в 3 млрд руб.

Потери бюджета от завышенных цен

Ежегодно в России проводится не менее 5 млн закупочных процедур в электронной форме. Столь высокий показатель имеет ипобочные негативные проявления. В 2015 г. потери государства от закупок по завышенным ценам составили 247,3 млрд руб., что на 11,11% меньше прошлогоднего значения (без учета уровня инфляции). Уровень завышения цен по государственному сектору в целом составил 5,56%, что на 0,74% меньше аналогичного значения 2014 г. Наибольший уровень завышения закупочных цен имеет федеральный сегмент, который равен 8,4%. Уровень завышения в региональном сегменте оценивается в 4,1%, в муниципальном – в 4,2%.

Конкуренция

За последний календарный год произошло увеличение уровня конкуренции на проведенных закупочных процедурах: среднее количество участников закупочных процедур в 2015 г. в федеральном сегменте выросло на 0,1 по сравнению с прошлогодним значением и составило 2,9, что соответствует аналогичному показателю, зафиксированному в 2011 г.; в региональном же сегменте также наблюдается рост значения данного показателя на 0,2 единицы, до 3,3. Среднее количество заявок (предложений), сделанных по всем объявленным процедурам, в федеральном сегменте оценивается на уровне 2,65 единиц и в региональном – в 2,73 единицы.

Электронные закупки в общей доле госзаказа

На долю электронных аукционов за последний календарный год приходится более половины от всех проведенных закупок, что в очередной раз доказывает неоспоримые преимущества данного способа размещения заказа. Более 57% процедур опубликовано в форме электронного аукциона, что составляет свыше 55% от суммарного объема проведенных закупок за отчетный период. Благодаря открытой, удобной и высококонкурентной форме размещения заказа электронный аукцион остается наиболее востребованным способом осуществления закупочных процедур.

Регионы с наиболее активным использованиемэлектронных тендеров

Москва, Липецкая область, Республика Башкортостан, Хабаровский край, Омская область, Астраханская область, Республика Марий Эл, Республика Татарстан, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, Калининградская область, Самарская область, Республика Саха (Якутия).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: