Курманбек Бакиев: «Я не виноват, что у нас семья большая»

Свергнутый президент Киргизии бежал из Бишкека в Джалалабад на юге страны. В телефонном разговоре с Леонидом Рагозиным он сказал, что готов к переговорам.

Вы сейчас ведете переговоры с правительством Розы Отунбаевой?

Они пока не выходили [на связь].

А вы как-то пытались на них выйти?

Я – нет. Я не выходил, потому что инициатива была их – захват Белого дома с оружием в руках. Я думаю, что дальше они должны проявлять инициативу.

По нашим данным, власть перешла к временному правительству в большинстве областей Кыргызстана. На что вы в такой ситуации надеетесь, каков ваш план?

Мой план действий – сохранить стабильность хотя бы на юге Кыргызстана. Я делаю все для того, чтобы здесь не началась междоусобная война, потому что те люди, которых они назначают – они тоже вызывают определенное недовольство у другой категории людей.

В каких частях Кыргызстана вы контролируете обстановку?

Я не говорю, что контролирую обстановку. Я имею влияние и в Джалалабадской, Ошской области и Баткенской областях, потому что я не случайно сюда пришел, не вчера [стал] президентом, а уже пять лет отработал. Но у них оружие, они запугивают людей, запугивают моих сторонников. Очень много вооруженных гражданских людей. Они называют себя временным правительством, но они не работают с правоохранительными органами. Группы вооруженных людей, которые разъезжают, пугают, стреляют, стращают всех – вот метод их работы сегодня.

В ближайшее время вы собираетесь оставаться в Кыргызстане?

Я пока не собираюсь перемещаться.

Вы обсуждаете с кем-либо вопрос об отставке?

Пока нет, они ко мне с инициативой такой ко мне не подходили.

А на каких условиях вы бы согласились уйти в отставку?

Для этого нужно сначала встретиться, сесть, обсудить.

Обсудить что?

Если они хотят, чтобы я ушел в отставку, то я же не знаю, что будет взамен. Поэтому надо с ними встречаться, обсуждать.

У вас сейчас все родственники в безопасности? Им что-нибудь угрожает?

Они в разных местах, их активно ищут… не только взрослых, но и детей, угрожают расправой, расстрелами – в общем, творится полная вакханалия.

На крыше дома правительства работали снайперы. Это вы приказали расстреливать толпу?

Я сейчас скажу, как было. Первыми начали стрелять они. И стрельба пошла по моим окнам кабинета президента. Именно снайпер стрелял в мои окна, я чисто случайно остался жив. После того, как с их стороны пошли выстрелы, охрана стала действовать согласно действующему закону. Они ответили на огонь, но этим же все не закончилось – они же потом пригнали БТР. И стали уже пулеметом стрелять по Белому дому. Поэтому им стали отвечать.

Кем были эти охранники? Шли разговоры о неких наемниках.

Нет, это исключено. Я боюсь, что наемники, скорее всего, были у них, а не у нас. У нас все штатные сотрудники.

А как вы видите позицию России – как признание нового правительства?

Я не думаю, что Россия признала новую власть. Россия, как я понял высказывание Владимира Владимировича Путина, оказывает содействие, гуманитарную помощь. Я это так воспринял. [Россияне] пытались помочь навести порядок, может быть. Я не знаю, состоялся ли какой-то разговор [между Путиным и Розой Отунбаевой], но слышал, что премьер-министр Путин сказал, что готов оказать гуманитарную помощь.

А что вы скажете про ремарку Путина, что вы наступили на те же грабли, что и предыдущий президент? Видимо, имеется в виду ваша семья.

Ну, я не совсем разделяю это точку [зрения]. О семейственности говорить, я думаю, не совсем было бы правильно. У меня два сына. Один лет 15-16 работает в Совете национальной безопасности, а второй сын с третьего курса занимается бизнесом, он всю жизнь занимался бизнесом. Вырос, и я его поставил руководителем центрального агентства по инвестициям и инновациям. Цель была в том, чтобы инвестиции не разворовывались, что я беру ответственность за них. Ну, я ж не виноват, что у нас семья большая была. Они всем и раньше занимались: кто на государственной работе, кто бизнесом, то есть это не то.

Например, на Западе, в Соединенных Штатах отец может быть президентом, сын – губернатором. У нас это не воспринимается. Но должен сказать, что [сыновья] и раньше были на разных работах, поэтому, став президентом, я же не мог их всех убрать. У всех свои семьи, дети.

Объекты, которые подверглись мародерству в Бишкеке, могли быть связаны с бизнесом вашего сына..

Ну, я не знаю, что там сейчас сожгли. Я знаю только одно – сгорели не только объекты, имеющие отношение к моему сыну, там много еще чего сгорело и продолжает гореть. Скорее всего, жгли все, что хорошо выглядит.

А в чем, по-вашему, причина нынешнего кризиса? Говорят о повышении цен на ЖКХ, на сотовые телефоны, и о ваших политических инициативах.

Повышение цен на тарифы – это тоже не причина, потому что все меры, которые приняло правительство – компенсационные. Это первое. Второе: две недели назад был курултай Кыргызстана, где делегаты со всех регионов открыто обсуждали все проблемные вопросы государства. Курултай принял единогласное решение держать курс президента на реформы и обновление. И что – через две недели все общественное мнение разворачивается на 180 градусов? Это нереально! Осуществляется вооруженный захват власти большинства.

Как вы видите выход из существующего кризиса?

Я затрудняюсь вам сказать. Но я вам хочу сказать одно: наверное, надо сейчас входить в правовое поле, постараться работать по действующей конституции и по закону. Это должны в первую очередь сделать те, кто сегодня сидит в правительстве.

Вы называете их правительством?

Ну а как они себя называют? Временное правительство.

Вы готовы с ними разговаривать?

Да, я готов.

Читайте также
Министр обороны временного правительства Исмаил Исаков: «Оказалось, Бакиев обманывал нас»
Глава временного правительства Роза Отунбаева: «Мне жалко мой народ»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: