Курманбек Бакиев: «Никогда в жизни у меня не было такого горя».

Содержание

13 апреля Курманбек Бакиев собрал в центре Джалал-Абада митинг, заявив, что не желает кровопролития, но и сдаваться на милость новым властям не собирается. А вечером в родном селе Тейит сказал, что может подать в отставку, если его семье гарантируют личную безопасность, а на улицах восстановится спокойствие. Между тем, 15-го вечером Бакиев покинул родину, вылетев на военном самолете из Джалал-Абада в Казахстан.


Корреспондент Newsweek Илья Архипов провел на юге Кыргызстана три ночи, своскресенья по среду, пообщавшись и со свергнутым президентом, и с его братом (теперь главой штаба по охране Курманбека Бакиева) Акматом, и с влиятельным джалал-абадским бизнесменом Кадыржаном Батыровым – лидером местной узбекской диаспоры и давним оппонентом Бакиевых.

Ваше видение ситуации этих дней? И путей выхода из нее?

Если мы не хотим эскалации насилия, в Кыргызстан сегодня должны вступить миротворческие силы ООН. Своих сил у совершивших переворот нет: милиция парализована, министерство обороны – так себе… Далее, я предлагаю организовать международную независимую комиссию по расследованию событий 7-го апреля в Кыргызстане. Я не доверяю ведущемуся следствию.

В Бишкеке 7-го апреля – до какого часа вы были в Белом доме? Что делали потом?

Я был в Белом доме до девяти вечера. Чисто случайно остался жив. Мой кабинет был занавешен плотными шторами, меня не было видно. Я вышел из кабинета в комнату отдыха, а там прозрачный тюль… Далее – две пули. После этого люди, охраняющие Белый дом, и открыли огонь. Сразу подчеркну: я не давал команду стрелять на поражение и не собирался ее давать; есть ответственные люди, которые знают, как себя в таких ситуациях надо вести. Учтите еще, – с той стороны были очень хорошо вооруженные и подготовленные люди. Так организовать захват власти, чтобы даже глава государства не знал об этом! Это, конечно, не делает чести нашим спецслужбам.

На ваш взгляд, возможно ли говорить о роли России в недавних событиях – могла ли она помочь оппозиции прийти к власти?

Нет, и дело не только в давних исторических связях между нашими странами. У меня очень хорошие личные отношения и с Медведевым, и с Путиным. Ну, тогда, говорят, – американцы! Но и у них нет на это никаких оснований. В последние годы мы наконец-то нашли решение по Манасу. Кстати, ранее администрация Буша не реагировала. Я три года ставил вопрос: давайте пересмотрим соглашение – невыгодное для Кыргызстана. Три года: да, да, да… А администрация Обамы сразу спросила – «ваши условия?» – и прилетели. Мы ответили: плата такая-то и такая-то, статус вот такой – и они согласились. Китайцев – я тоже совсем не вижу в этой истории… ну вот и думайте! Казахам, узбекам – тоже этого не надо.

Скажите, за пять лет вашего президентства, что бы вы сами себе поставили в заслугу?

За эти пять лет нам удалось больше сделать, чем за предыдущие девять. Поездите по республике – какие у нас сейчас стали дороги, сколько новых предприятий, как развился частный сектор! Государственный бюджет за четыре года увеличился почти втрое. Мы приняли новый налоговый кодекс, резко снизив все налоги: НДС – с 20 до 12, с прибыли – с 20 до 10, подоходный – с 20 до 10. А сколько мы построили школ с компьютерами!

Многие ваши сторонники говорят: «Курманбек Салиевич – хороший человек. Его сын подставил – Максим».

Когда Максим был студентом третьего или второго курса, – только тогда, чисто случайно, я узнал, что он уже работает. Говорю: «Ну как, где работаешь?». «Да в одной юридической фирме», – отвечает. Потом он пошел в бизнес. И, действительно, стал талантливым бизнесменом, на мировом уровне: его уважают везде, во всех кругах. Почему я его поставил в центральное агентство инвестиций – чтобы эти деньги не разворовывались! Если бы я хотел набивать оттуда себе карманы, поставил бы туда не родного для себя человека, и чужими руками бы осуществил свои планы. Я поставил именно сына, потому что знаю: он сам оттуда не возьмет и другим не даст.

Вот по поводу бизнеса, – что-то у вас уже отняли?

Лично у меня – нет никакого бизнеса. Я всю жизнь был чиновником. Прошел путь от директора завода и дальше… Это первое. Второе: заниматься реприватизацией – неблаговидное дело. Мы этого не делали, и я не рекомендовал бы никому этого делать, иначе экономика будет окинута лет на 10-20 назад. Никто уже не пойдет в бизнес, а если простые люди не пойдут в бизнес, жизненный уровень начнет становиться все хуже. А то, что они говорят – отняли там, приватизировали «Северэлектро»… «Северэлектро» уже третий год не может приватизироваться, никто его не берет, там воровство сплошное!

Все таки, вы отдавали приказ стрелять по людям, идущим на Белый дом?

Нет!

Ощущаете ли вы свою вину за то, что случилось?

Конечно. Я президент. Я не могу сказать, что моей вины вообще в этом нет. Конечно, есть. Допустить такое! Если бы мы знали, что готовится подобная вооруженная акция, мы, наверное, хотя бы привлекли международные организации, сумели бы подготовиться, как-то предотвратить…

А вы видели похороны погибших в Бишкеке?

Да, по телевизору видел.

Что вы чувствовали?

Боль, огромную боль. Я никогда так сильно не переживал за всю свою жизнь, никогда у меня не было такого горя… Тяжело.

АКМАТ БАКИЕВ: «СВОЕГО БРАТА НА РАСТЕРЗАНИЕ Я НЕ ОТДАМ»

Как вы провели последние четыре дня?

У меня семеро детей. Я поставил своих детей на это поле боя, и даже если что-то с ними случится, я своего президента, своего брата на растерзание не отдам. Буду стоять.

Что будет происходить дальше? У вас сегодня такой день встреч – много людей приходит. Что вы предполагаете предпринимать завтра?

Пока мы будем здесь. Да, сейчас вот люди собираются. Все волновались, переживали. Народ не знал, в чем дело. Надо бы узнать всю правду. Там, в Бишкеке, ребятам стреляли в затылок сзади! Их что, поили наркотой? Они ломились вперед, а сзади свои же стреляли!

Я был там. Конечно, видел не все, но на моих глазах по людям стреляли из Белого дома.

Когда нас везли вечером 7 апреля на один объект, я увидел, как хоронили парня, которого расстреляли в затылок, со спины. И таких очень много. Когда стреляли пулями, они падали, их добивали. Это факт!

Вы – крупный бизнесмен. Действительно ли сейчас новые власти что-то у вас отнимают?

Да, заняли мой офис, ищут наши машины, перехватывают какие-то объекты, моих сотрудников, заместителей. Недвижимость: магазины, швейную фабрику, центр, где ремонтируют машины.

Скажите, а что предпринимает Кадыржан Батыров? Он ведь ваш конкурент?

Да нет, по бизнесу – не конкуренты…

Скорее, видимо, по политическим вопросам?

Да, он чем-то недоволен. Он меня два раза отругал, чтобы я с ним не лез в ссору. После этого я его пригласил домой, чай дал, хлеб-соль. А он потом опять за свое… вот такой человек! Брат скажет: «уважай его!» – буду уважать. Но это не в характере брата – указывать, кого уважать, а кого топить.

КАДЫРЖАН БАТЫРОВ: «БАКИЕВ СЕБЯ СЧИТАЛ ХАНОМ»

Что происходит сейчас на юге Киргизии? Приходится ли вам принимать меры по защите своего бизнеса?

У нас сейчас достаточное количество людей, которые могут навести порядок. Но мы осторожно подходим к этому вопросу. Мы узбеки, а не киргизы. Чтобы не разжигать ситуацию на межнациональной почве, мы пускаем вперед правоохранительные органы. Звоним, требуем, чтобы они дали своих людей, чтобы руками правоохранительных органов решались вопросы.

Лично у вас Бакиеву удалось что-то отобрать?

Своим братьям и сыновьям он сообщал, чтобы они со мной вообще не связывались. Но все равно – он себя считал ханом, и попытки забрать бизнес – были. Из недавних – это попытка отобрать железнодорожную ветку. Работы по ней начинались еще в СССР, когда я открыл кооператив, вел параллельно этой ветке строительство. А потом рядом построили нефтеперерабатывающий завод, совместное канадско-киргизское предприятие. Вот оно наглым образом было передано им – в 95-96-м году. Мы очень долго судились, 12- 13 лет. Продолжался процесс еще в конце прошлого года.

Какую роль сыграла Россия в бишкекских событиях?

Не знаю, какую именно, но наверняка сыграла. Знаю, что Зиганшин (Мухамаджан Зиганшин, генеральный консул Российской Федерации в городе Ош – Newsweek) был здесь, в Джалалабаде. Встречались, говорили, он сказал, что в ближайшие дни приедет большая делегация из России, ее будет возглавлять заместитель администрации президента. И эта встреча будет жесткая и серьезная. До этого, конечно, отдельные лидеры оппозиции приезжали в Москву. Видимо, просили о чем-то.

Когда состоялся этот разговор?

Где-то месяц назад.

Можно ли попытаться оценить значимость узбекского фактора в цифрах; возможно, вы примерно очертите значимость узбекского бизнеса?

Узбеки в основном работают в сфере бытового обслуживания, общественного питания, еще – в сельском хозяйстве и промышленности. В тех местах, где они работают, люди имеют стабильный заработок. Нам хочется работать и зарабатывать, а то, что касается дележа власти… Это очень любят киргизы! Мы при этом – реально законопослушные граждане, которые стабильно платят налоги. Но киргизы разворовывают тут все. Делают так, чтобы народ мучался, чтобы среди узбеков процветала безграмотность. Не хотят, чтобы узбеки развивались! Это негативное, особо опасное направление исходило только от Бакиева.

Полностью репортаж Ильи Архипова из Киргизии читайте в журнале "Русский Newsweek" (в продаже с понедельника, 19 апреля) 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: