Анкара пытается помириться с курдами и остановить кровопролитие, которое длится уже 25 лет. Но турки и курды против миротворческой инициативы властей

Семнадцатилетний Баран ушел из дома, оставив родителям записку: «Моя батарейка сдохла. Не волнуйтесь, я иду к друзьям». С собой он взял только удостоверение личности, две фотографии семьи и свитер, который связала его любимая девушка. Это было в мае, и с тех пор в его родном Диярбакыре, населенном курдами городе на юго-востоке Турции, Барана никто не видел. Лишь через несколько дней в кустах рядом с домом обнаружился его мобильный телефон.

Родители юноши в полицию обращаться не стали. Они и так понимали, что Баран ушел в Кандиль – труднодоступную местность на севере Ирака, где находится база запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). Ответ представителя партии на запрос Newsweek подтвердил их предположения: Баран и еще сотня новобранцев проходят спецподготовку в одном из лагерей РПК. Там ему дали новое имя – Мирза Амед Сизе. Скоро из Мирзы сделают борца за независимость Курдистана, и он будет отстаивать права живущих в Турции курдов с автоматом в руках. За 25 лет жертвами этой борьбы стали более 40 000 человек.
Уходить в горы, возможно, и не пришлось бы, подожди Баран еще месяца два. В конце июля правительство Реджепа Тайипа Эрдогана объявило о запуске так называемой «Курдской инициативы». Это серия демократических преобразований, призванных подправить ситуацию с правами курдов и положить конец их многолетней вражде с турецкими властями.
Сторонники премьера и его Партии справедливости и развития (ПСР) называют инициативу революционной. А его противники разделились на два лагеря: одни считают реформу слишком радикальной, а другие, наоборот, косметической. И первые, и вторые говорят, что эти меры не заставят боевиков из РПК сложить оружие. В таком случае, как считают турецкие политологи, партия Эрдогана проиграет следующие выборы, которые пройдут в 2012 году.
Рейтинг ПСР стал падать, как раз когда было объявлено о начале преобразований. Теперь партии власти остается только идти до конца. Оппозиция опасается, что ПСР решится даже на изменение конституции и в итоге предаст идеи отца-основателя Турции Кемаля Ататюрка.

НОЛЬ ПРОБЛЕМ С СОСЕДЯМИ
Детали реформы стали известны в середине ноября на парламентских слушаниях. Курирующий инициативу глава МВД Бешир Аталай поспешил заверить депутатов, что автономию курдам предоставлять не будут и все нововведения коснутся только гуманитарной сферы. Программа все равно получилась обширная: снять ограничения на использование курдского языка в СМИ, разрешить говорить на нем во время политических акций и в тюрьмах, ввести факультативы по языку в школах и вузах, вернуть курдские названия переименованным селам и установить указатели на двух языках. Обсуждается также амнистия членам РПК, не запятнавшим себя кровью, и репатриация беженцев.
Разрешение «курдского вопроса» позволило бы правительству Эрдогана не только избавиться от своей главной внутриполитической проблемы, но и получить дивиденды извне. ПСР мечтает о вступлении Турции в Евросоюз и уже семь лет с переменным успехом проводит политику «ноль проблем с соседями». В последнее время турки явно активизировались: они спешно мирятся с армянами, ведут переговоры по оккупированному Северному Кипру, а теперь дело дошло и до курдов. ЕС даже похвалил последнюю инициативу премьера. «Турция продемонстрировала усилия в проведении политических реформ», – заявил еврокомиссар по расширению Олли Рен. И добавил: «От этой динамики зависит прогресс в переговорах о вступлении [в ЕС]».
Мир с курдами выгоден Анкаре и в экономическом плане. Если бы турки могли гарантировать безопасность в регионах с курдским населением (юго-восток Турции и Северный Ирак), то конкурирующий с российским «Южным потоком» газопровод Nabucco можно было бы наполнять и иракским газом. Турция, понятно, получала бы больше денег за транзит. На официальном сайте проекта этот маршрут уже обозначен пунктиром. Но пока там обосновалась Рабочая партия Курдистана, тянуть из Ирака трубу небезопасно.
Курдские повстанцы дорого обходятся Турции. Как заявили недавно представители ПСР, за 25 лет на борьбу с ними было потрачено $300 млрд. Анкара надеется, что «Курдская инициатива» сделает рядовых курдов менее восприимчивыми к пропаганде РПК. В этом заинтересованы и США. Когда этот номер сдавался в печать, Эрдоган готовился к официальному визиту в Вашингтон. Подход администрации Обамы отображен в докладе «Предупреждение конфликта в Курдистане», подготовленном по заказу Белого дома. Его главная мысль: когда американцы уйдут из Ирака в 2011 году, курдские сепаратисты из РПК уже должны быть разоружены.

РАЗУЧИЛИСЬ ЖИТЬ ВМЕСТЕ
Но на ноябрьских парламентских слушаниях миротворческая инициатива Эрдогана вызвала шквал критики. Лидер Народно-республиканской партии Дениз Байкал сказал, что предложенные меры не помогут «искоренить курдский терроризм», да и вообще они – «театр для Евросоюза». Глава Партии националистического действия Девлет Бахчели назвал реформистов предателями. Он уверен, что их предложения угрожают целостности Турецкой Республики, так как потакают требованиям сепаратистски настроенного нацменьшинства. «Это насмешка над здравым смыслом турецкого народа», – добавил его однопартиец Мехмет Шандыр.
Депутатам от легальной прокурдской Партии демократического общества (ПДО) реформа тоже не понравилась. Им она кажется половинчатой. Курдские политики требуют изменения конституции, в частности ее 42-й и 66-й статей, которые они называют шовинистическими. Первая запрещает преподавание в школах страны на каком-либо другом языке, кроме турецкого. Согласно второй, турками считаются все, кто связан узами гражданства с турецким государством. Фактически это означает, что Турция не признает существование национальных меньшинств на своей территории.
Пока власти не готовы менять конституцию, но глава МВД Бешир Аталай не исключает, что в будущем это все-таки произойдет. «Наш народ заслуживает более демократическую и плюралистическую конституцию», – говорит он. Консервативная оппозиция видит в этом подрыв идей первого президента Турции Кемаля Ататюрка, который проповедовал национализм и тюркизацию меньшинств.
Большинство турок солидарны с оппозицией. Даже осторожные гуманитарные послабления в рамках «Курдской инициативы» кажутся им потенциально опасными. По данным ноябрьского опроса, против реформы выступает 51% населения страны, за – 35%.
«Стороны совершенно не доверяют друг другу, – говорит один из лидеров ПДО Селахаттин Демирташ. – Курды вспоминают о годах репрессий и говорят, что за три месяца проблему не решить. Турки боятся, что, если курдам предоставят больше прав, они сразу потребуют независимости». Гюльтен Кая, вдова Ахмета Кая, популярного курдского певца, вынужденного эмигрировать во Францию из-за преследований на родине, добавляет: «За прошедшие годы турки и курды разучились жить вместе. Предложенные реформы не решат проблему, но могут усугубить ее».
В конце ноября, прочувствовав эти настроения, ПСР решила начать в регионах масштабную разъяснительную пиар-кампанию. В ней участвует и премьер. Свое недавнее выступление перед жителями города Малатья Эрдоган начал со слов о «губительном влиянии замороженных конфликтов». «Мы готовы лишиться всех своих кабинетов и званий, – заявил он. – Единственное, чего мы добиваемся, – это чтобы больше не лилась кровь наших солдат».

ЖЕСТ ДОБРОЙ ВОЛИ
«Мой брат – солдат. Что случится, если они вдруг встретятся? Они ведь могут убить друг друга!» – плачет Зийнет, мать новобранца Барана. Она до сих пор не может поверить, что сын присоединился к повстанцам, и не понимает, почему он так поступил. Обычно в горы уходят молодые люди из бедных семей. Те, у кого нет образования и перспектив.
Семья Барана по местным меркам считается обеспеченной. Его отец Абдулла Демирбаш – глава одного из муниципальных районов округа Диярбакыр. Баран учился в одной из лучших школ города, участвовал в театральной самодеятельности, интересовался курдской музыкой и философией. «У него были хорошие оценки. Много друзей, девушка. На что ему сдались эти горы?» – разводит руками его мать.
Абдулла Демирбаш знает ответ на этот вопрос, но боится навлечь на себя гнев жены. Он уверен, что сын ушел к боевикам, увидев на примере своего отца, как ущемляются права курдов в Турции. За последние пять лет против Демирбаша-старшего было подано 23 судебных иска. Его обвиняют в употреблении запрещенного курдского языка на госслужбе и продвижении идей многоязычия.
Два года назад его уволили с поста главы муниципалитета. В марте этого года он снова опередил конкурентов на муниципальных выборах и восстановился в должности, но все еще бегает по судам. По совокупности текущих исков ему грозит 98 лет тюрьмы. «Баран, видимо, понял, что демократическими методами ничего не добьешься», – вздыхает отец.
«Молодые люди сегодня мыслят иначе, чем мы когда-то. Они воспитывались в условиях противостояния и насилия, – говорит Сезгин Танрикулу, известный юрист и бывший глава Ассоциации адвокатов в Диярбакыре. – Многие потеряли родственников, пережили психологические травмы. Они с детства мыслят в категориях жертв и палачей».
Главный герой молодых курдов – находящийся вот уже десять лет за решеткой лидер РПК Абдулла Оджалан. Он подготовил альтернативную «Дорожную карту» для решения курдской проблемы. Ее основной пункт – право курдов на самоуправление. Но на переговоры с пожизненно осужденным Оджаланом официальная Анкара пока не идет. «У нас есть единственный собеседник – наш народ», – заявил по этому поводу Бешир Аталай.
Из-за этого представители РПК неоднозначно относятся к реформе. В одном из своих последних заявлений они назвали ее показухой. Эту проблему невозможно решить, не вступая в контакт с «выразителями воли курдского народа», уверены они. Дениз Байкал из Народно-республиканской партии предупреждает: если власти пойдут навстречу «людям, которые поддерживают терроризм в регионе», это будет «фатальной ошибкой».
Байкал и другие оппозиционные политики все не могут забыть пышный прием, недавно устроенный турецкими курдами в честь прибытия из Ирака «послов мира». Так прозвали группу из 34 курдов (из них восемь – бойцы РПК), которые сдались турецким властям в знак примирения по призыву Оджалана. На КПП их встречали лидеры партии «Демократическое общество» и десятки тысяч курдов с символикой независимого Курдистана. Они выкрикивали имя Оджалана и сепаратистские лозунги.
В ответ турецкие националисты в городе Измир закидали камнями машину главы ПДО Ахмета Тюрка. Началась драка, были ранены 11 человек. А на минувшей неделе последовала реакция курдов – уличные беспорядки охватили Диярбакыр, Мерсин и даже Стамбул. Турецкие власти – тоже как жест доброй воли – приняли решение отпустить всех восьмерых экс-боевиков на свободу. Новобранца Барана среди них не было.
ПАРИЯ КУРДИСТАНА

Попытки создать собственное государство курдов – ираноязычного этнического меньшинства Османской империи – начались в XIX веке. Севрский договор 1920 года между странами Антанты и Турцией предусматривал создание независимого Курдистана, но так и не вступил в силу. После нескольких безуспешных восстаний курды в 1978 году создали военно-политическую марксистскую Рабочую партию Курдистана (РПК) и в середине 1980-х объявили Турции войну.

1984 – первой вооруженной акцией РПК был захват казарм турецкой армии в городах Эрух и Семдинли на юго-востоке Турции.

1986 – губернаторы турецких и иракских пограничных провинций заключили соглашение, по которому армии обеих стран, преследуя курдов, имели право переходить границу. В последующие 20 лет Турция провела сотни военных операций против РПК. В самой крупной из них (в 1995 году) было задействовано 3500 солдат. Им удалось уничтожить 1500 боевиков. Последняя крупная акция с участием авиации и артиллерии проводилась в декабре 2007-го – феврале 2008 года.

1987 – правительство Саддама Хусейна впервые применяет химическое оружие против иракских курдов. Всего было проведено около 40 таких атак.

1991 – после проигранной Хусейном войны за Кувейт иракские курды, ожидавшие падения его режима, подняли восстание и взяли под контроль север Ирака. Хусейн подавил мятеж. Вмешательство ООН и начавшаяся операция США по защите курдов «Утешение» превратили три северные провинции Ирака в фактически независимый курдский регион.

1993 – глава РПК Абдулла Оджалан обращается к президенту Турции Тургуту Озалу с призывом о прекращении огня. Но Озал умирает при неясных обстоятельствах, а армия начинает масштабную операцию против РПК. Оджалан отказывается от перемирия. Курды пытаются вовлечь в конфликт европейские страны: берут в заложники туристов, захватывают посольства.

1998 – Турция сосредоточила войска на границе с Сирией, под угрозой войны требуя от Дамаска выслать Оджалана и отказаться от поддержки РПК. Сирия подчинилась. Глава РПК пытался найти укрытие в Италии, Греции и России, но безуспешно.

1999 – турецкие спецслужбы провели в Кении спецоперацию и захватили скрывавшегося там Оджалана. По Турции прокатилась волна терактов. Лидера РПК приговорили к смертной казни. РПК объявила о выводе войск из Турецкого Курдистана в Северный Ирак, а также об одностороннем перемирии. В 2002 годусмертный приговор Оджалану заменили пожизненным заключением.

2004 – РПК объявила, что прекращает перемирие из-за игнорирования Турцией курдских проблем. Иностранным туристам рекомендовано покинуть Турцию.

2006 – похороны четырех активистов РПК, убитых в перестрелке с военными, вылились в беспорядки. Погибли три человека, ранения получили сотни людей. После серии взрывов в Стамбуле и теракта в Анталии турецкая армия сосредоточила 150-тысячную группировку на границе с Ираком, готовясь к масштабной операции.

2008 – в январе в Диярбакыре взорван автомобиль на пути следования автобуса с турецкими военными. Погибли четверо, ранены 68 человек. В июле произошли два теракта в торговых центрах Стамбула. Погибли 17 человек, ранены 150. Ответственность за теракты Анкара возложила на курдских сепаратистов. В августе боевики из РПК подорвали нефтепровод Баку–Тбилиси–Джейхан.

2009 – в марте РПК ввела мораторий на боевые действия, объявив своей целью политическое решение конфликта. В мае в курдском регионе на юго-востоке страны неизвестные напали на турецкую свадьбу. Процессию обстреляли из автоматов и закидали гранатами. Погиб 41 человек, более 20 получили ранения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *