Крюк вместо якоря

Отказ от вступления в ВТО значит для внутренней политики России гораздо больше, чем для внешней

Известию о том, что Россия прекращает переговоры о вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО), я сперва не поверил. Интегрироваться в глобальную экономику в компании белорусской и казахстанской диктатур? Это, наверное, шутка. «Кто об этом сказал? – переспросил меня знакомый экономист. – Путин? Он просто не понимает, о чем говорит».
Но в том же духе, что и премьер, высказались вице-премьер Алексей Кудрин и первый вице Игорь Шувалов. Они-то наверняка понимали, о чем речь. До прошлого вторника Шувалов собирался лететь в Вашингтон – скреплять окончательные договоренности о ВТО, достигнутые на Питерском экономическом форуме с торговым представителем США (справедливости ради добавлю, не первые окончательные договоренности). И только президент Медведев отделался маловразумительным комментарием, из которого невозможно было понять, был он в курсе заранее или узнал о решении премьера из выпусков новостей.
Случилось почти непоправимое. Другой мой знакомый сравнил импровизацию трех премьеров в Президент-отеле с прошлогодним признанием независимости Южной Осетии и Абхазии – это билет в одну сторону. Без полной потери политического лица развернуть такие решения невозможно. Это значит, что решение о ВТО и не будет развернуто. По крайней мере, при нынешнем премьере. Если раньше вступление в ВТО было делом престижа, то теперь соображения престижа просто требуют обратного.
Привлечение к переговорам о ВТО Александра Лукашенко, еще недавно советовавшего Кудрину полежать в дурдоме, равнозначно отказу от присоединения к ВТО в обозримом будущем. Это прискорбно не потому, что членство в организации привело бы к стремительному расцвету экономических, а в отдаленной перспективе и политических свобод в России. Членство в ВТО не мешает ни Китаю, ни Венесуэле оставаться тем, чем они являлись и до вступления – диктатурой развития в первом случае, политически неустойчивой клептократией – во втором.
Проблема в том, что до сих пор планы по интеграции в глобальные экономические институты служили для российской элиты важным элементом выработки долгосрочного курса. Да, признавало политическое руководство, обращаясь к экспертам-либералам, у нас много недостатков, но вы же видите, мы стараемся, мы действительно хотим реформ. Без них недостижима наша главная цель – Россия должна быть уважаемой, сильной. И поэтому мы горячо поддерживаем все то, с чем вы, либералы, так носитесь: создание в Москве международного финансового центра, превращение рубля в резервную валюту, вступление в ВТО и Организацию экономического сотрудничества и развития.
Профессиональные экономисты, юристы, дипломаты, отчетливо сознававшие, что последние лет пять Россию двигают не вперед, а вбок, охотно принимали такое объяснение. Да, говорили себе либералы, начальство наше воровато и не отличается глубокими познаниями ни в чем, зато его обуревает мания величия, и благодаря ей Россия как-нибудь когда-нибудь интегрируется в глобальные институты. Пусть на телевидении цензура, а МВД вопреки Конституции занимается политическим сыском, мы зайдем с другой стороны и заставим власть в конце концов играть по правилам, а не как захочет левая нога или однокашник по Высшей школе КГБ.
Все то, что у скептиков вызывало только глумливую ухмылку, например, идея о Москве как о сопернице Лондона в качестве глобального финансового центра, у авторов либеральных экономических программ было подчинено именно этой цели – привязать к российскому государственному кораблю хоть какой-нибудь якорь, чтобы его не мотало из стороны в сторону. Сработала же аналогичная тактика в Восточной Европе, где в качестве якоря выступала перспектива членства в Евросоюзе.
Приходится признать, что эта логика больше не работает. Снимем розовые очки: главная задача Владимира Путина – не величие страны, а удержание власти. Успешная авторитарная модернизация только осложняет эту задачу – экономический рост рано или поздно выводит на политическую сцену могильщика диктатуры, образованный городской класс. Так было в Южной Корее, Тайване, Чили. Так будет и в России, если уровень жизни ее граждан будет стабильно расти. Другое дело Гаити при папе и сыне Дювалье – никаким экономическим ростом там и не пахло, зато у власти эта семейка продержалась почти три десятилетия.
Дювалье не нужен был никакой якорь. Их вполне устраивал чекистский крюк.

Автор – первый заместитель главного редактора журнала Forbes

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: