Краш-съезд

Дураки и дороги пополнили список стратегических проблем России

Кенийку Кейси Маренж вкатили на сцену столичного Центра международной торговли в инвалидной коляске. Шесть лет назад она попала в аварию, а недавно ее попросили выступить в Москве на Первой всемирной конференции по безопасности дорожного движения. В прошлый четверг Кейси слушали министры и генералы. «После аварии я стала инвалидом, мой лучший друг погиб, – рассказывала она. – Моя мать работает 24 часа в сутки, чтобы оплатить мне лечение». За те два дня, что заседали в Москве 70 министров из разных стран, отвечающих за безопасность на дорогах, в мире в ДТП погибли 7000 человек и еще 130 000 были ранены.
«Я счастлив, что впервые провели такую глобальную конференцию. И очень расстроен, что ее не провели десятки лет назад», – признался в начале своего выступления замдиректора Всемирной организации здравоохранения Анарфи Асамоа-Баа. Из окна бизнес-центра хорошо была видна 12-метровая бутылка, заполненная разбитыми в ДТП машинами. Это новый памятник российским лихачам. Вот искореженная «девятка» – ее нетрезвый водитель опрокинул автомобиль в реку. Погиб сам и убил еще троих человек. Пьяница за рулем «десятки» сбил мужчину и женщину. Они скончались на месте. Россия – в мировых лидерах по числу смертей на дорогах. 30 000 трупов в год.
Нарушение скоростного режима, пьянство за рулем, низкая культура вождения, – перечислял на конференции основные причины аварий президент Дмитрий Медведев. Он, как оказалось, от нарушений дорожных правил тоже не застрахован. Недавно автомобилист из Екатеринбурга пожаловался на президента в ГИБДД – он смотрел новости и обратил внимание, что Медведев сел за руль «Мерседеса» и не пристегнулся. В ФСО опровергли: пристегнулся, иначе машина стала бы противно пищать. Историю превратили в анекдот.
Медведев, конечно, мог бы и продолжить список – например, развить тему о коррупции в ГИБДД, – но не стал. Наверное, потому, что эта проблема была близка далеко не всем зарубежным участникам конференции. Впрочем, перечисленного и так хватает за глаза: за двадцать лет в России выросло новое поколение водителей, которые вообще игнорируют правила. В ГИБДД уверены: исправить ситуацию можно только репрессивными мерами – повышать штрафы, лишать прав и чаще сажать в клетку на 15 суток. «Именно наказательная политика должна поддерживаться большинством населения», – считает министр МВД Рашид Нургалиев. В принципе, это действительно дает эффект. Но небольшой. И, как считают эксперты, краткосрочный.
«Три тысячи сохраненных жизней. Смертность сократилась на 10%, раненых стало меньше на 7,3%», – говорит собеседник в ГИБДД. Сами автомобилисты тоже признают: штрафы выросли, и лихачей поубавилось. «Выездов на встречку стало меньше, снизили скорость, начали пристегиваться ремнями», – говорит администратор сайта vashamashina.ru Роман Федоров. Результат есть, но это временное явление, считает лидер движения «Свобода выбора» Вячеслав Лысаков. «Кроме репрессий, ГИБДД ничего предложить не может. Подняли, например, штрафы за разговор по телефону, но как болтали, так и болтают», – говорит он. В автоинспекции не спорят – изменить сознание водителей трудно. По словам замначальника ГИБДД Владимира Швецова, пристегивается лишь половина российских водителей.
Каждый светофор, сужение дороги или появление затора провоцируют их на битву за секунды и лишние метры. Плюс к этому новички-самоубийцы, которых автошколы каждый год буквально выбрасывают на дорогу. В прошлом году права получили 2,8 млн российских граждан. «Новичок выезжал в центр города и вставал в тихом ужасе. Звонил, чтобы его забрали», – говорит москвичка Юля, которая дает частные уроки вождения на своем Chevrolet Lanos. «Большинство начинающих водителей [в Москве] покупают права. Потом они приходят и просят научить их водить», – рассказывает автоинструктор Александр Васильев. Существующая система выгодна и автошколам, и гаишникам, и водителям – все привыкли к свободному рынку, где можно купить права или откупиться от их лишения.
В ГИБДД утверждают, что в 80% аварий виновен человек – водитель, пешеход или велосипедист. Понятно, почему в России так много аварий: нравы тут суровые, люди не очень вежливые, уступать дорогу не принято. Драки между автомобилистами из-за неподеленной дорожной полосы – обычное дело.
Но дело не только в людях, а еще и в дорогах. «Представьте, что ваш семилетний ребенок ходит в школу через автостраду с движением в шесть полос», – объяснял на конференции бывший генсек НАТО лорд Джордж Робертсон. Москва сложена из таких автострад. Все крупные села и деревни в России нанизаны на автомагистрали и трассы. Медведев признал, что в стране нет технологического регламента по безопасности дорог, и распорядился принять его к 1 марта. Нет в стране и нормальной системы реабилитации пострадавших. Реабилитационные центры можно пересчитать по пальцам, а лечение стоит огромных денег.
Летом прошлого года 21-летний Сергей Шуров из Шатуры поехал на свадьбу к другу. Его знакомый решил испытать на трассе новый автомобиль и не справился с управлением. Машина перевернулась – водитель погиб, а Сергей оказался в реанимации. Он пролежал 40 дней в коме и три месяца на искусственном дыхании. «Сначала мы боролись за жизнь Сергея. Теперь боремся за его здоровье», – говорит его отец Олег Шуров. По его словам, на лечение потратили около двух миллионов рублей. «Нигде не брали [на лечение] просто так. Да и за деньги тоже не брали», – признается Олег Шуров.
«Реанимировать у нас умеют, а реабилитировать – нет», – уверена Юлия Бачинская. После того как в январе прошлого года разбился ее муж, известный радио- и телеведущий Геннадий Бачинский, Юлия вместе с друзьями создала Фонд помощи жертвам автокатастроф. В Германии она видела рекламу на автотрассе – белый крест на черном фоне и подпись: «Хочешь жить – сбавь скорость». «Действует моментально, – уверяет Бачинская. – Пронимает до печенок».
ГИБДД тоже заказала социальную рекламу, и агентство «Естественно» даже выпустило несколько роликов на тему безопасности дорожного движения. Ролики получились жесткие: машины в лепешку, окровавленные водители и пассажиры, дети-сироты. Но центральные телеканалы их не взяли – посчитали, что это слишком жестоко. «У нас вся социальная пропаганда – конфетная: плюшевые мишки, зебры. Правды жизни никто не хочет», – считает Бачинская.
Правда жизни такова, что и с реанимацией на самом деле тоже все плохо. На месте происшествия в ДТП погибает почти половина пострадавших. «Если в течение первых десяти минут остановить кровотечение и сделать обезболивающий укол, до 90% пострадавших могут быть спасены», – говорит Андрей, сотрудник поисково-спасательной службы Москвы. Водители просто не знают, как помочь истекающему кровью человеку. Если виновник аварии не скрылся с места ДТП, то вся его помощь – это звонок в «скорую». Медведев заявил, что водителей заставят учиться оказывать доврачебную помощь.
Никто не берется даже приблизительно оценить, сколько времени уйдет на то, чтобы сделать дороги более безопасными, водителей более аккуратными, а сотрудников ГИБДД – более внимательными и, главное, неподкупными. Россия поддержала инициативу ООН объявить 2011–2020 годы «десятилетием по обеспечению безопасности дорожного движения». Значит, не меньше десяти лет.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: