Копейка CO2 бережет

Проблема глобального потепления с каждым годом превращается во все более серьезный международный фактор.

Стремясь коллективно добиться снижения выбросов углерода в атмосферу, ведущие страны мира разработали Парижское соглашение – международно-правовой договор на основе Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Главная идея Парижского соглашения – это выработка мер по глобальному снижению концентрации углекислого газа в атмосфере Земли, начиная с 2020 года.

С одной стороны, существует экологический стимул для ограничения выбросов углерода в атмосферу. С другой стороны, ограничения – это стимул для развития рынка международной торговли квотами на выбросы СО2. Таким образом, Парижское соглашение по климату приобретает существенное международно-политическое значение, и ведущие мировые державы безусловно используют это для продвижения своих интересов.

3 сентября на саммите G20 в Хуанчжоу (КНР) президент Барак Обама объявил о ратификации США Парижского климатического соглашения. В тот же день высший законодательный орган КНР – Всекитайское собрание народных представителей – ратифицировал Парижское соглашение. Власти КНР и США даже организовали специальную церемонию, в ходе которой Барак Обама и Си Цзиньпин передали генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну официальные грамоты, свидетельствующие, что оба государства присоединились к климатическому международно-правовому договору.

А не далее как 25 сентября премьер-министр Индии Нарендра Моди заявил, что его страна собирается ратифицировать Парижское соглашение по климату 2 октября этого года – в день рождения Махатмы Ганди.

Таким образом, практика платы за выброс углеродов становится общемировым финансово-экологическим стандартом. Необходимо разобраться, что ждет Россию и российские предприятия на этом новом глобальном рынке и какие бонусы может принести тема ограничений на выбросы углеродов.

Углеродное ценообразование

Одна из составляющих углеродного регулирования как комплекса мер, призванных регулировать выбросы углеродов в сторону уменьшения, – это углеродное ценообразование (carbon pricing). На сегодняшний день действуют основной механизм, регулирующий выбросы углерода в атмосферу – это взимание углеродных платежей/налогов. Концепция carbon pricing соответствует общим принципам современного российского и международного экологического права, где принцип «загрязнитель платит» является ключевым.

Есть и еще одна особенность. Экологические платежи нельзя рассматривать только как еще один источник денежных поступлений в бюджет. Нельзя забывать, что углеродный налог – это еще и важный источник средств на проекты по оздоровлению окружающей среды.

В целом, на сегодняшний день механизмы по углеродному регулированию действуют в основном на местном уровне. По данным Всемирного банка за 2015 год, около 40 стран мира и более 20 городов, штатов и регионов в разных странах установили «цену за углерод» либо находятся на стадии, когда власти внедряют такую цену в повседневную практику. Данные страны и регионы – это примерно 12 % всех мировых выбросов углерода.

Углеродное ценообразование получает все большее распространение как на национальном уровне, так и в корпоративной практике: ведущие мировые компании в своих бизнес-планах уже учитывают плату за выбросы СО2, которые предстоит сделать. Так, на Петербургском международном экономическом форуме главы крупнейших мировых компаний озвучили такие цифры: британская BP, итальянская Eni, французская Total и американская Exxon Mobil в своих бизнес-планах исходят из того, что в будущем за тонну выбросов СО2 придется платить $40. Крупнейший импортер СПГ в Европу компания Engie исходит из коридора от €30 в 2020 году до €50 в 2030-м.

Механизм международного ограничения на выбросы CO2, система квот, возможность покупки/продажи квот на выбросы – все эти факторы привели к появлению углеродного рынка. Практика, когда ведущие страны мира подключают к климатическому сотрудничеству новых участников, все шире распространяется с каждым годом.

Блокчейн против манипуляций

Итак, ведущие мировые игроки формируют новый глобальный рынок, торгующим таким товаром как «сокращение выброса парниковых газов», т.е. квотами. Специфика данного рынка – экономическая выгода должна сопрягаться с решением экологической задачи – в результате сделок по покупке/продаже квот на выбросы CO2 должно становиться меньше. Соответственно, возникает спрос на новые механизмы по регистрации подобных сделок.

Один из таких новых механизмов – технология блокчейн (block-chain) и такие ее производные, как достаточно известная криптовалюта Bitcoin. Bitcoin считается уникальной единицей обмена, которая не имеет единого эмиссионного центра и не связана ни с одним из государств мира. Суть технологии заключается в том, что блокчейн – это инструмент, создающий цепочку массивов информации о производимых сделках. Участники сделки вносят сведения в базу данных, но при этом все сведения защищены от искажений после проведения сделки, а вся информация о том, какие сведения вносили участники, открыта и доступна для всех пользователей системы.

Надежда Краснушкина, заместитель главного редактора портала CoinFox, так характеризует ценность технологии для бизнеса любой направленности: «Блокчейн может быть использован для хранения любой значимой информации. Ведь основное его преимущество заключается в том, что попавшую в него информацию крайне трудно изменить. В настоящий момент блокчейн используют для проведения платежей без Bitcoin’а. Один из протоколов распределенных платежей получил название Ripple. С ним сейчас экспериментирует банк LHV. Консорциум ведущих банков R3 – в него входят Bank of America, Credit Suisse, Citi, Barclays, RBS, BNP Paribas, Unicredit и другие – занимается разработкой «умных контрактов» на основе блокчейн, которые будут автоматически выполняться при наступлении определенных условий. СМИ часто пишут, что ключевой фактор для развития рынка углеводородов – это доверие потенциальных участников. Позвольте не согласиться! Ключевой фактор – это инструменты, дающие возможность контролировать сделку и проверять действия контрагента. Собственно, именно поэтому технология блокчейн шагнула за пределы «родного» рынка – инструменты, позволяющие проверять информацию по сделке, востребованы для любой сферы деятельности человека».

Кем станет Россия на новом рынке?

Сегодня существует два основных типа углеродных рынков – добровольные и охваченные обязательными правилами. Как уже отмечалось, около 12-13 % от ежегодного объема выбросов антропогенных парниковых газов – регулируются квотами, закрепленными в международном праве и национальных законодательствах.

Углеродное ценообразование в данном случае может быть двух видов – налогообложение эмитента выбросов и торговля официальными разрешениями на выброс (т.е. квотами). 87-88 % от мирового объема парниковых газов пока что не регулируется с помощью международных соглашений. Поэтому никакого универсального подхода к проблеме выбросов CO2 здесь не существует. Однако если учитывать тенденции, понятно, что это лишь вопрос времени.

Углеродный рынок формируется быстрыми темпами. На наших глазах ведущие страны мира определяют международное законодательство как фундамент данного рынка. А операторы углеродного рынка разработали и внедряют новые финансовые инструменты, регулирующие процедуру сделки по покупке/продаже квот на выброс.

Понятно, что Россия не может оставаться в стороне от этого процесса. Однако главный вопрос остается открытым – интегрируемся ли мы в углеродный рынок в качестве ведущего игрока или останемся в роли миноритарного акционера, от которого практически ничего не зависит?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: