Кому авторские?

В минувший вторник кинорежиссера Никиту Михалкова не могли разыскать. По одним сведениям, он находился на лечении пневмонии в одной из столичных клиник, по другим – уехал за границу. Повышенный интерес к его персоне появился после ареста главы Российского авторского общества (РАО) Сергея Федотова, которого связывают с Михалковым «хорошие,дружеские, рабочиеотношения».

«Он, посути, мой родственник, поскольку является крестным отцом моего сына», – признавался в одном интервью Сергей Федотов. Если РАО занимается сборами для авторов текстов и музыки, то Российский союз правообладателей (РСП), который возглавляет Никита Михалков, собирает вознаграждение с производителей аудио- и видео-, а также звукозаписывающей техники.

Прозрачность отчетности РАО под сомнением не первый год, РСП также не обходят критикой: в последнее время Министерство экономического развития лоббирует создание единого органа в сфере интеллектуальной собственности. Речь идет об организации, которая возьмет под контроль миллиардные финансовые потоки, проходящие сейчас через РАО, РСП и Всероссийскую организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). Формально эти организации не связаны друг с другом, но до недавнего времени имели одни и те же фамилии в руководстве: Андрей Кричевский – генеральный директор и РСП, и ВОИС, в РСП он в прошлом году сменил Сергея Федотова, который совмещал свою должность с позицией гендиректора РАО. «Ко» попытался выяснить, может ли арест Федотова стать началом проблем для Никиты Михалкова или больничная койка стала для кинорежиссера идеальным местом, чтобы отлежаться, пока в РАО идут обыски, а затем возглавить процесс объединения смежных организаций?

Главный по авторам

Совместная операция МВД и ФСБ проводилась, как это принято у силовиков, при поддержке спецназа. Большая Бронная улица – самый центр Москвы. Утро 27 июня. Люди в масках и камуфляже, закрытые двери, никакой информации, что происходит внутри. Сотрудники РАО, которых не пустили на работу, ожидали новостей на лавочках. Только за стеклянными дверями офиса были видны передвижения людей с автоматами. Позднее стало известно, что обыски прошли и в доме Сергея Федотова, в загородном особняке его матери Веры Федотовой, приобретенном два года назад в поселке Николина Гора, где, кстати, находится родовое гнездо Никиты Михалкова, и у начальника управления обслуживания правообладателей РАО Светланы Темешовой. Федотова задержали на следующее утро после допроса. Правоохранительные органы начали проверять деятельность РАО в прошлом году. Тогда МВД заинтересовалось рядом сделок, проведенных через его «дочки». РАО перевело на их баланс имущество на сумму 557 млн руб., после чего три из четырех компаний были ликвидированы.

Знакомые с семьей Федотовых источники утверждают, что карьеру Сергей сделал благодаря матери. Еще в 1978 г. Вера Федотова устроилась бухгалтером в отдел международных расчетов по импорту прав Валютного управления Всесоюзного агентства по авторским правам. В1994г. она возглавила отдел валютных расчетов РАО, а в 2001-м стала главным бухгалтером общества. С1999 г. ее сын работал директором музыкального издательства РАО, спустя четыре года дослужился до первого зампредправления, а в 2007 г (ввозрасте 30 лет) возглавил РАО. «Все решения по РАО принимались матерью Федотова. Они полностью контролировали финансовые потоки этой общественной организации», – рассказывает собеседник «Ко», знакомый с деятельностью компании. РАО собирает деньги со всех концертных площадок – от стадионовдо кафе. В 2010 г.РАО, ВОИС и Союз кинематографистов России Никиты Михалкова учредилиРСП, прославившийся вчастности,тем, чтов2014г. предложил концепцию «глобальной лицензии», врамках которой со всех обладателей устройств, имеющих выход вИнтернет, собирать новый налог.

Впрочем, и без Интернета РАО жило не так плохо. Из годовых отчетов известно, что в 2013 г. оно получило 3,4 млрд руб., из которых 1,2млрд руб. оставило себе на «ведение деятельности», в 2014 г. сумма сборов выросла до 4,6 млрд руб., РАО выплатило правообладателям 3,1 млрд. Официальных данных за 2015 г. нет, но в апрельском пресс-релизе общества утверждается, что «за последние 11лет работы удалось увеличить объемы сборов почти в пять раз: с 929 млн руб. в 2004 г. до 4,6млрд руб. в 2015 г.»

Мутное РАО

С «глобальной лицензией» и налогом за Интернет у Никиты Михалкова не получилось. Всем хватило «налога с болванок», когда чистые звукозаписывающие носители информации начали облагаться сборами РСП. Объем сборов авторских организаций рос год от года, и начались распри между ними самими, вернее, их руководителями, к тому же, появилось много претендентов на установление контроля над организациями коллективного управления (ОКУП) авторскими правами.

Кто стоит за атакой на РАО? На этот счет существует несколько версий. Многие музыканты недовольны непрозрачностью сборов и системой их распределения. Поэт-песенник Илья Резник рассказывал, что за 2014г. он получил от РАО всего 12 руб., после чего изъял свои произведения из каталога РАО. Игорь Матвиенко получил 72руб. за трансляцию песен на церемониях открытия и закрытия Олимпиады в Сочи, а продюсер «Тату» Елена Кипер говорила, что за трансляцию песни «Нас не догонят» на открытии Олимпийских игр получила всего 450руб.

«Вопросы к РАО возникали в связи с непрозрачностью трат уже давно, были заявления от музыкантов, которые не понимают, как рассчитываются отчисления. Эти документы мы регулярно отправляли в правоохранительные органы, – рассказывает председатель Национальногоантикоррупционногокомитета КириллКабанов. «Федотов давно привлекал внимание нелицеприятными историями, и подобный итог был неизбежен, – считает директор Центра политической информации Алексей Мухин. – Как правообладатель, я ни разу не получал от РАО никаких отчислений». По словам политолога, в настоящее время реализуется политический заказ на борьбу с коррупцией. «МВД и ФСБ получили карт-бланш и активизировали свою работу», – говорит эксперт.

В апреле 2016 г. столичная прокуратура уже проверяла деятельность РАО пообращению депутата Госдумы Сергея Обухова. Он просил добиться «прозрачности расходования собираемых средств ОКУП–РАО, РСП и ВОИС». В конце апреля прокуратура Москвы ответила, чтооснований дляпринятия мер прокурорского реагированиянет.

С самого начала своего существования у РАО и его кураторов присутствовал конфликт интересов. «Если на Западе подобные организации работают под жестким контролем государства, то в России, наоборот, эти организации являются продолжением лукавой госполитики, формируемой в интересах отдельных госчиновников»,– говоритомбудсменв сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов. По его словам, с момента своего образования в 1993 г. организация плотно курировалась чиновниками. РАО создавалось, чтобы советские композиторы получали вознаграждение за их произведения, звучащие в кино, чего они лишились после распада СССР, но общество начало собирать деньги и за музыку с голливудского кинопоказа. «Кому они перечисляются – неизвестно», – констатирует Анатолий Семенов.

Теперь внимание силовиков привлекли не только жалобы правообладателей. Но и недвижимость, которую в последние годы активно скупал Сергей Федотов. Например, британская газета Daily Mail выяснила, что он подарил супруге замок XV в. ценой в 1 млн фунтов стерлингов. Это четырехэтажный комфортабельный дом с английским пейзажным садом и участком земли площадью 14 га. Там есть бальный зал, небольшой кинотеатр, флигель для приема гостей. Много писали об элитных квартирах семьи Федотова в Брайтоне и Лондоне, Москве и Подмосковье. Как объяснял Федотов, все покупки были связаны сдевелоперским бизнесом, которыйон ведет с«весьма известными иуважаемыми людьми вмире бизнеса».

Конфликт интересов

Подставить Федотова мог его бывший партнер и заместитель Андрей Кричевский. Он же – генеральный директор ФГУП «Фирма «Мелодия». В последний год чиновники начали продвигать идею объединения организаций по бездоговорному коллективному управлению правами всех, кто связанных с защитой правообладателей. И, как рассказали «Ко» источники в отрасли, Кричевский попытался замкнуть управление ВОИС, РАО и РСП на себя. Но не получилось. Зато в августе прошлого года на него было совершено бандитское нападение, сопровождавшееся угрозами: «Уходи из ВОИС или мы еще вернемся». Кто стоял за этим, неизвестно, некоторые считают, что избиение было инсценировкой с целью запутать внутреннее расследование, проводившееся в ВОИС. Тогда-то и начали говорить о конфликте между Федотовым и Кричевским, последний уже вряд ли смог бы в случае объединения организаций контролировать финансовые потоки ВОИС (около 1млрд руб. в год) и оказывать влияние на принимаемые в новой организации решения. В результате в прошлом году он демонстративно вышел из состава руководства РАО.

Противостояние за деньги правообладателей развернулось и между министерствами. В августе прошлого года Минкомсвязи предложило отказаться от существующей системы бездоговорного коллективного управления правами. Сейчас ОКУПы собирают отчисления в пользу всех авторов, даже если те не подозревают о таких сборах. Минкомсвязи предлагало сделать так, чтобы эти общества работали только по прямому договору с владельцами прав. Замминистра связи Алексей Волин объяснял это непрозрачностью действующей системы управления авторскими правами.

Против предложения Минкомсвязи выступал Минкульт, возглавляемый Владимиром Мединским и контролирующий сейчас ОКУПы. Там посчитали, что в случае внедрения такой идеи правообладатели не смогут самостоятельно контролировать использование своих произведений в России и за рубежом, а значит, перестанут получать вознаграждение. Сейчас они заключают договоры только с двумя организациями: по авторским правам (РАО) и по смежным правам (ВОИС). А скоро придется подписывать сотни лицензионных соглашений, причем каждая организация будет диктовать свои условия.

У Минэкономразвития были свое видение ситуации и планы. Замглавы МЭРа Олег Фомичев лоббировал создание единого мегарегулятора на базе Роспатента. Об этом же говорил и первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов. В правительстве планировали передать в пользу Роспатента полномочия Минкультуры, Минэкономразвития, Минобрнауки и некоторые вопросы в области интеллектуальных прав, которые курирует Минкомсвязи.А само федеральное агентство вывести из сферы влияния Минкульта и переподчинить напрямую кабинету министров. «Мегарегулятор должен подчиняться правительству, а в свое время мы предлагали, чтобы новая структура находилась в прямом ведении президента страны, – говоритректорФГБОУ «ВПО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности» Иван Близнец. – Это мировая тенденция. Всемирная организация интеллектуальной собственности сегодня становится центром, объединяющим всю мировую систему интеллектуальной собственности. Некоторые государства бывшего СССР также объединили все организации в единую госструктуру. Тем же путем идет и КНР». По его словам, если говорить о коллективном управлении интеллектуальными правами, то в мире до сих пор не придумана более эффективная система, защищающая гонорары авторов. Если в России ликвидируют эту систему, то ни один пользователь не будет платить авторские вознаграждения.

РСП, РАО и ВОИС пришлось подстраиваться под чиновников. Но делать они это решили по-своему. Осознав, что объединения не избежать, они сами его инициировали. 17 июля 2015г. организации объявили об объединении в профсоюз деятелей культуры Российское авторское общество, что усиливало позиции Союза кинематографистов Никиты Михалкова, как одного из учредителейРСП. Но это не дало результат – до реального объединения ОКУПов дело не дошло.

Чиновники продолжают проявлять активность. И новый глава Роспатента, бывший замминистра культуры Григорий Ивлиев, похоже, метит на роль руководителя такого мегарегулятора. Изначально это кресло было предложено председателю правления фонда «Сколково» Игорю Дроздову, никак не связанному с ОКУПами, но тот отказался. «Теперь же назревает очередной конфликт интересов, – констатирует Анатолий Семенов. – Дело в том, что последние пять лет работы в Минкульте именно Ивлиев курировал РСП, РАО и ВОИС. Именно он продлил им аккредитацию еще на 10 лет. Теперь складывается ощущение, что руководители ОКУПов пролоббировали назначение знакомого им человека в Роспатент».

Сейчас, когда в правительстве вновь заговорили о мегарегуляторе в сфере авторских прав, ряд ведомств выступил против этого. Вероятно, кого-то не устраивает фигура Ивлиева в роли руководителя ОКУПов. Может быть, это связано с тем, что тему распределения авторских вознаграждений начал курировать спикер Госдумы Сергей Нарышкин, или с тем, что есть другие кандидатуры.

Так или иначе, но зачистка ОКУПов уже началась. Первой жертвой стал Сергей Федотов. И вопрос даже не в том, почему только за вывод недвижимости из РАО, а не за нарушения при сборе средств и выплате вознаграждений авторам, а почему именно сейчас? «Федотова попросили уйти по-хорошему, но он отказался, – предполагает Анатолий Семенов. – Наоборот, на последних перевыборах на должность главы РАО он показал, что остается. Пришлось применять «тяжелую артиллерию». «Федотов потерял совесть, – говорит источник «Ко», близкий к РАО. – Но в истории с объединением ОКУПов скрыт большой конфликт интересов. С одной стороны баррикад находится Никита Михалков, с другой – замминистра экономики Олег Фомичев, который лоббировал на должность главы Роспатента своего человека и даже сам на нее претендовал. Но Михалков сильнее, и он, скорее всего, останется в этом бизнесе».

Имея хорошие связи и влияние в Кремле и Белом доме, известный кинорежиссер мог быть заранее предупрежден об обысках в РАО. И чтобы иметь возможность не светиться в этом деле– с одной стороны, иметь повод отказаться от встреч с правоохранительными органами, а с другой, иметь предлог не вступаться за Сергея Федотова, – решил переждать в больнице. Впрочем, стоит отдать Михалкову должное, в конце прошлой недели он все-таки прокомментировал арест Федотова, допустив, что «в недрах такой большой компании, как РАО, вольно или невольно могли быть совершены те или иные нарушения разной степени тяжести», и сказал, что готов ходатайствовать об изменении меры пресечения. За несколько дней до этого Михалков посетил 38-й Московский кинофестиваль, президентом которого является, и представил фильм режиссера Андрея Некрасова «Акт Магнитского. За кулисами».

Михалковский оброк

Российский союз правообладателей (РСП) появился благодаря совместным усилиям Сергея Федотова и Никиты Михалкова, но изначально идея принадлежала последнему. Михалков задумался о том, чтобы производители и импортеры любой техники, позволяющей копировать и воспроизводить аудио- и видеозаписи, платили новый налог от их оборота. Летом 2009 г. Союз кинематографистов, возглавляемый Михалковым, предложил правительству ввести такой налог, а для его сбора создать две новые структуры – Фонд развития культуры и Фонд развития кинематографии. Однако это противоречило Гражданскому кодексу: деньги можно собирать только аккредитованным организациям и только в пользу правообладателей. Продолжая лоббировать новый сбор, Никита Михалков осенью 2009 г. создал совместно с Российским авторским обществом и Всероссийской организацией интеллектуальной собственности новую структуру – РСП – и стал президентом ее совета. В октябре 2010 г. года вышло постановление правительства, определившее сумму отчислений– 1% – и общий порядок распределения средств.

Два года назад РСП под видом борьбы с пиратством в Интернете предложил ввести еще один фиксированный сбор в пользу правообладателей. Платить должны операторы связи за так называемую глобальную лицензию на использование цифрового контента. Это предложение пока не принято.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: