Бойня, устроенная психиатром на военной базе в Техасе, сделает идею отправить в Афганистан дополнительные войска еще менее популярной

Если из-за перспективы оказаться в Афганистане или Ираке американский военный психиатр может расстрелять больше дюжины сослуживцев, то чего ждать от обычных военных, которые не понимают, зачем нужно ехать умирать на край света. Майору Нидалю Хасану довелось выслушать десятки историй от солдат, которые возвращались с «войны с террором». Он занимался их психологической реабилитацией. Когда же настала пора ему самому отправиться на войну, он открыл стрельбу из двух пистолетов в центре боевой подготовки на военной базе Форт-Худ в Техасе.
Это случилось в прошлый четверг. По данным на вечер пятницы, тринадцать человек погибли, тридцать получили ранения. На базе запрещено носить оружие, и никто не мог оказать Хасану сопротивление. Убийцу обезвредила женщина-полицейский. Она выстрелила в него четыре раза. На вечер пятницы майор Хасан был еще жив, но без сознания и на искусственной вентиляции. Врачи говорили, что шансы выжить у него есть.
Еще утром того же дня майор Хасан с безмятежным видом зашел в местный магазин и купил себе на завтрак хэш-браунс – картофельных оладий, о чем свидетельствуют продавец и запись камеры наблюдения. Судя по первым комментариям произошедшего, ничего подобного от Хасана не ждали. Хотя его родственники утверждают, что он подвергался издевательствам со стороны других военнослужащих из-за своего арабского происхождения и принадлежности к исламу.
Мусульманин в американской армии не такая уж большая редкость. Им приходится служить бок о бок с самыми разными людьми, например, с американскими евреями, которые до этого служили в израильской армии. Проявления нелояльности со стороны мусульман уже отмечались и ранее. В 2003 году были арестованы Ахмед Халаби и Ахмед Мехальба, работавшие военными переводчиками на базе Гуантанамо, где содержатся захваченные в Афганистане подозреваемые в терроризме. Их обвинили в краже секретных документов с базы. Но идея стрелять по своим товарищам прежде приходила в голову в основном обычным белым американцам, таким как Джон Рассел, который в мае этого года застрелил пятерых военнослужащих в американском военном центре психологической помощи в Багдаде.
Чтобы убийца оказался мусульманином, да еще и военным психиатром, который сам помогал другим военнослужащим преодолевать психологический стресс, такого не было никогда. Сергей Ениколопов, доцент кафедры нейро- и патопсихологии МГУ, говорит, что военные психиатры, такие как Хасан, должны сами обращаться к специалистам, чтобы снимать стресс. «Военные психологи, хоть сами и не участвуют в боевых действиях, но, слушая своих посетителей, раз за разом переживают новую историю ужасов», – говорит эксперт, отмечая, что на базе, где работал Хасан, и без того был высокий уровень суицидов.
В прошлую пятницу полиция также пыталась понять, кто подписался Нидалем Хасаном, оставив комментарий в одном из блогов. Комментатор сравнивал террористов-самоубийц с солдатами, которые бросаются на гранату, чтобы защитить товарищей. Автор доказывал, что такие поступки, также как и действия японских камикадзе, нельзя приравнивать к самоубийству, которое считается грехом в исламе. Но если не считать этой записи, в симпатиях к террористам Хасан замечен не был.
Что Хасан очень боится попасть в горячую точку, говорили его родственники. По словам техасского сенатора Кэй Бэйли Хатчисон, его должны были вскоре отправить в Ирак или Афганистан. Скорее в Афганистан. Из Ирака американцы выводят войска, в то время как командующий войсками в Афганистане генерал Стэнли Маккристал требует от президента Барака Обамы 40 000 штыков, чтобы дать отпор талибам, которые ведут ползучий захват страны. В день инцидента на базе проходила церемония выпуска из колледжа ста военнослужащих. Майор Хасан более чем наглядно показал им, что их ждет, если их отправят в Афганистан.
Трагедия случилась в тот самый момент, когда в США и других странах НАТО, воюющих в Афганистане, как никогда сильны антивоенные настроения. После явно недемократичных выборов, на которых победил действующий президент Хамид Карзай, многие сомневаются, стоит ли держать на своих штыках режим, столь далекий от западных ценностей.
Карзай был провозглашен победителем в начале прошлой недели, когда его основной соперник, бывший министр иностранных дел Абдулла Абдулла, отказался участвовать во втором туре. Провести второй тур Карзай согласился только под очень сильным давлением США. Афганская избирательная комиссия зафиксировала его победу в первом туре, но что эта победа – результат фальсификаций, было видно невооруженным взглядом.
Ситуация вокруг афганских выборов стала главным фактором, заставляющим Обаму медлить с отправкой в Афганистан дополнительных сил. В Вашингтоне ждали, чтобы в стране появился легитимный правитель, поддержка которого не вызывала бы вопросов у американского общества. Но легитимность Карзая сомнительна. Его режим больше чем когда-либо ассоциируется с коррупцией и наркотрафиком, в причастности к которому обвиняют брата афганского лидера. «Раньше общественность поддерживала войну в Афганистане, считая ее справедливой, – говорит Дэвид Ливингстон из Chatham House. – Теперь энтузиазм поубавится, так как становится очевидным, что войска посылаются на помощь отнюдь не демократической стране».
Карзай мог бы спасти положение, если бы он включил своих соперников на выборах в состав коалиционного правительства. Абдулле Абдулле в этой связи даже прочили пост премьер-министра, но он заявил, что в правительство Карзая не войдет. Сам Карзай под давлением американцев заявил, что двери правительства открыты для оппозиции. Но, по мнению Томаса Барфилда, президента Американского института исследований Афганистана, идею коалиционного правительства реализовать невозможно. Министерские портфели были уже давно обещаны союзникам Карзая, таким как лидер Северного альянса маршал Фахим, и их передел может привести к непредсказуемым последствиям.
С идеей коалиционного правительства еще задолго до выборов носились и американцы, и сам Карзай – но это касалось привлечения так называемых умеренных талибов. Эта тема обсуждалась весь последний год, но экспертам по Афганистану так и не удалось выявить существование этих полумифических существ. Что касается обычных талибов, то, по мнению Марка Шнайдера из Международной кризисной группы, им нет смысла идти на коалиционные переговоры, потому что это означало бы сложить оружие. Томас Барфилд добавляет, что талибы считают себя более влиятельной силой, чем правительство Карзая.
По мнению большинства обозревателей, власть афганского президента не простирается дальше Кабула. Барфилд считает, что из-за всех перипетий он может превратиться в полностью декоративную фигуру. Вашингтон будет напрямую работать с губернаторами и полевыми командирами, обладающими реальной властью в регионах, а Карзаю останется «только отвечать на телефонные звонки».
Но успех этой дипломатии зависит от того, отправится или нет в Афганистан дополнительный контингент американских вооруженных сил. Обаме все сложнее и сложнее принять такое решение. Согласно опросам Gallup, большинство американцев еще в сентябре поддерживали отправку дополнительных сил в Афганистан, но в октябре сторонники увеличения контингента были уже в меньшинстве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *