Как заработать пещерному человеку

 

Но надо понимать, что рынок весьма неоднороден. В первую очередь люди пользуются негосударственными стоматологиями, урологиями-гинекологиями, наркологиями и помощью психологов, реабилитологов и массажистов. Отдельно можно выделить лаборатории. Это лидеры среди тех, кто оказывает медицинские и оздоровительные услуги за деньги (косметологию и эстетическую медицину оставим за скобками). Но появляются новые игроки и новые направления.

 

Родом из рудника

 

Спелеотерапию (курс оздоровления в соляных пещерах) нельзя назвать новаторским методом. В СССР первую спелеолечебницу открыли на Украине, в Солотвинском солеруднике, еще в 1970-х. Лечение было признано настолько эффективным, что лист ожидания составлялся на несколько лет вперед. Главный врач «соляных копей», профессор, доктор медицинских наук Павел Горбенко решился искусственно воссоздать условия соляной пещеры: была разработана технология, способная воспроизводить микроклимат солелечебницы в Солотвино. Техническими устройствами ее реализации стали: галогенератор – аппарат для воспроизведения сухого ионизированного аэрозоля хлорида натрия, препарат «Аэрогалит» (на основе каменной соли, добытой шахтным методом) и многослойное солевое покрытие на стенах и полу лечебного помещения.

 

Разработки начались в рамках еще государственных научных учреждений, из которых вырос собственный бизнес профессора Горбенко. На базе центра «Аэрозоль» ВНИИ пульмонологии, а позднее «Санкт-Петербургского института профилактической медицины» наладили серийное производство, то есть теперь открыть свою «пещеру» можно было в любом месте: в клинике, санатории,  квартире…

Но в организационном хаосе и при бешеном рынке 1990-х народу было не до солевых процедур. Хотя в медицинских учреждениях галокамеры и открывались, процедура оставалась «маргинальной». Но примерно пять лет назад бизнесмены подсчитали, что «сыпать соль на раны» может быть прибыльно, и в Москве стали появляться первые специализированные соляные пещеры.

 

«Мы открывались в январе 2013 г. и были третьей компанией в столице, специализировавшейся только на этом направлении, – вспоминает владелец «Соляного грота» Дмитрий Герман. – Сейчас соляные пещеры растут как грибы после дождя: каждые два месяца появляется новый игрок, и это не считая тех, кто открывает галокамеры в медицинских или фитнес-центрах. Не прошло и трех лет, как участников рынка стало почти в десять раз больше».

Игроков много, времени с появления нового бизнес-направления прошло достаточно, но, как утверждает Дмитрий Григорьев, посчитать в денежном выражении, в оборотах объем рынка довольно сложно. Разделяет это мнение и Максим Клягин, аналитик УК «Финам менеджмент»: «Что касается возможных подсчетов текущего объема этого сегмента рынка, то на данном этапе они серьезно затруднены. Пока это еще весьма небольшой и, несмотря на наличие заметных сетевых игроков, довольно непрозрачный рынок, к которому применимы только довольно условные оценки, описывающие порядок цифр. Так, я думаю, что на текущем этапе этот бизнес в России генерирует не более миллиарда рублей». По мнению эксперта, здесь определенно присутствует потенциал роста, который будет реализован по мере дальнейшего повышения уровня жизни и роста платежеспособного спроса на платные медицинские и санаторно-оздоровительные услуги.

Сегмент оздоровительных соляных пещер Дмитрий Григорьев «обрекает» на стабильный рост, хотя и небыстрый. Причина проста: экология и стрессы больших городов привели к увеличению числа заболеваний дыхательных путей. «Посмотрите, – призывает Дмитрий Григорьев, – какое сейчас количество людей, страдающих аллергией, астмой, ринитами, гайморитами. И даже те болезни, что раньше встречались разово, часто переходят в хроническую форму. При этом то, что предлагалось в советские времена, – санаторно-курортное лечение, физиотерапия, те же галокамеры – для многих недоступно или по деньгам, или просто потому, что нет врачей и оборудования».

Когда нет помощи от государства, пациенты начинают искать то, что предлагают коммерческие структуры. Но секрет популярности соляных пещер еще и в более осознанном отношении людей к собственному организму. Если раньше был тренд: быстро выпил таблетку, нагрузил себя химией, гормонами и побежал, то сейчас люди увидели последствия подобного подхода. Поэтому они выбирают способы лечения более естественные, натуральные, не имеющие побочных эффектов и противопоказаний. «Сейчас у многих поменялась картина мира, люди стараются вести здоровый образ жизни, – отмечает Дмитрий Григорьев. – Среди моих знакомых 30+ большинство следят за питанием, режимом дня, стали заниматься спортом, например, бегом. И это касается не только женщин, хотя к мужчинам понимание необходимости заботиться о здоровье приходит чуть позже, начиная лет с тридцати пяти».

Свою целевую аудиторию в соляных пещерах делят по возрастному признаку: дети (в детском саду у каждого второго ребенка имеются проблемы со здоровьем, и родители предпочитают не залечивать малышей, а естественно очищать организм); люди среднего возраста (обращаются, когда приходит понимание, что ресурс организма не бесконечен и надо восстановить силы и отдохнуть); представители старшего поколения (чаще всего у них уже есть «букет» заболеваний, им не раз выписывали таблетки горстями, антибиотики, делали операции, а соответственно у них есть и представление о «побочках»).

 

Торговля воздухом

 

«Мы торгуем воздухом. Это нужно 80–90% населения больших городов: аллергикам, астматикам, тем, кто страдает заболеваниями ЛОР-органов, – поясняет Дмитрий Герман. – Сейчас галотерапия показана при десятке болезней и состояний».

Примитивно принцип работы пещеры таков: человек отдыхает в специально подготовленном помещении, в которое через галогенератор подаются очень мелкие отрицательно заряженные частицы каменной соли. Соль вызывает легкий воспалительный процесс, организм начинает борьбу и «выталкивает» все хронические болезни, скрытые внутри него. Процедура принимается курсом и составляет часть терапии. В идеале в пещеру человек приходит с уже поставленным диагнозом и по направлению врача. Но все участники рынка говорят о том, что это практически нонсенс. Во-первых, есть представители медицинского сообщества, считающие процедуру неэффективной, но самое главное – врачи зачастую выступают противниками развития сферы оздоровительных услуг: оно невыгодно фармацевтическим гигантам, знающим, как «заинтересовать» людей в белых халатах. «Если люди перестанут в таком объеме, как сейчас, покупать препараты от аллергии, капли для носа и сиропы от кашля, потери фармпроизводителей будут исчисляться миллиардами, – подчеркивает Дмитрий Григорьев. – И надо понимать, что у нас нет ресурсов для лоббирования, для маркетинга, мы не можем пустить рекламу на всех федеральных каналах. Поэтому для нас больше работает «сарафанное радио»: те, кто прошел курс, рекомендуют его другим». 

Дмитрий Герман, владелец сети «Соляной грот», сравнивает «сарафанное радио» с советским утюгом: хорошо греет, но слишком долго разогревается. Семейное предприятие начинало свою деятельность, опираясь именно на такой метод рекламы – расклеили по окрестным домам объявления и стали ждать. Первые недели посетителей практически не было, на исходе второго месяца владельцы впали в уныние. Никакой надежды окупиться за восемь месяцев, как при заполняемости «всего» в 25% обещали поставщики оборудования, не было. По расчетам подрядчиков, на пещеру требовалось 700 тыс. руб., но в итоге она обошлась в разы дороже. В соляной грот переделали подвал XVIII века, причем убеждать арендодателя в безопасности «соляного» соседства пришлось за дополнительную плату. Начав работать, поняли, что 10-процентная заполняемость – это будет сказочно. В итоге компания «Соляной грот» только-только, после года работы, вышла «в ноль» по текущим расходам. Сеанс для взрослого стоит 480 руб.

На доходы влияет сезонность бизнеса: с октября по апрель приток клиентов стабильный – по девять сеансов в день, но потом – полный штиль. 

Среди маркетинговых ошибок Дмитрий Герман называет и желание слишком «прогнуться» под клиента: «Психологически это действует на потребителей очень странно: чем больше скидок и преференций ты делаешь, тем меньше уверенности у человека, что ты делаешь что-то стоящее». 

Еще один минус – плохая репутация «коммерческого оздоровления», нехватка информации по данной теме или даже дезинформация потребителя. Незнанием людей активно пользуются не очень порядочные бизнесмены. Для рекламы соляных пещер придумывают красивые слоганы, например: «Один день в соляной пещере – как три дня на море». На самом деле между пребыванием на морском побережье и в соляной пещере гораздо больше различий, чем общего, подчеркивают специалисты. Отсутствие медицинского персонала, готового объяснить, что это нормально, если после первого-второго сеанса в галокамере у пациента появляются симптомы болезни, отталкивает многих посетителей уже на начальном этапе. Герман считает это ключевым.

Дмитрий Григорьев подтверждает: «Конечно, есть и недоверие, потому что люди не понимают механизма галокамер, эффекта, влияния на организм. Именно поэтому взрывообразного роста мы не ждем. Но тут и не надо торопиться, постепенно как снежный ком клиентура будет расти». 

Постепенно к коммерческим галокамерам растет интерес в регионах. Галокамеры активно появляются в больших городах или спутниках крупных промышленных предприятий, где забота о здоровье ограничивается молоком за вредность. 

Дмитрий Григорьев приводит параметры франшизы: паушальный взнос – 100 000 руб.; роялти в месяц – 10 000 руб. или 15 000 руб., в зависимости от города. Общий объем инвестиций для открытия – в среднем 650 000 руб. Сроки окупаемости, конечно, зависят от того, насколько хорошо владелец работает с потенциальными клиентами. И насколько хороший сервис у сотрудников, чтобы клиентов удержать, дабы они готовы были вернуться. «В среднем с учетом того, что человек не просто купит, откроет и будет сидеть на стуле, мы рассчитываем на окупаемость через восемь месяцев», – добавляет Дмитрий Григорьев. 

 

Соленый контрафакт

 

«Современная медицина не способна решать вопросы, связанные со здоровьем человека. Уровень развития здравоохранения в России в лучшем случае соответствует уровню 40-летней давности. Базовый принцип нашего Минздрава – делить людей на больных и здоровых – вообще преступление. Абсолютно здоровых нет, а абсолютно больных можно увидеть только в гробу», – рассказывает отец-основатель российской галотерапии профессор Павел Горбенко. 

В дуэли болезнь – здоровье можно пытаться сокращать болезни, но можно увеличивать уровень здоровья. Именно поэтому Павел Горбенко считает развитие индустрии оздоровления интересным и очень перспективным бизнесом. И развиваться он должен именно частными структурами по модели фитнес-центров. Сейчас «Санкт-Петербургский институт профилактической медицины» (компанию возглавляет сын Павла Горбенко Константин) разрабатывает идею центра или кабинета оздоровления, включающего энергетическую баню, круглогодичный пляж, гидроаэромассажный бассейн и обязательно гало-room. 

Сегодня галотерапия – модная фишка, но реализация идеи далека от того, что предлагал разработчик метода. Так, например, есть компании, которые просто выкладывают стены помещения соляными блоками и рассказывают, что соль пропитывает воздух и отдает свои полезные свойства. Этим любят «баловаться» салоны красоты, убеждая клиентов в полезности нахождения в комнате с соляными стенами. Но если такое «оздоровление» не наносит вреда, то есть и «пещеры», опасные для здоровья. «Сегодня на рынке галотерапии появилось большое число всевозможных соляных пещер и комнат, которые не могут дать какого-либо лечебно-оздоровительного эффекта и фактически являются суррогатами галокамеры. Более того, такие соляные помещения, созданные людьми, не владеющими технологией галотерапии, могут привести к нежелательным последствиям и различного рода осложнениям», – предупреждает Павел Горбенко. Настоящую войну основатель галотерапии объявляет «влажникам»: «Существуют контрафактные камеры влажного типа. Они вуалируются под галокамеры и дискредитируют высокоэффективный метод галотерапии, при этом не имея к нему никакого отношения». По мнению профессора, они несут угрозу не только здоровью пациентов, но и всей индустрии. В случае ЧП в одной из пещер тень способна упасть на всех участников рынка, и тогда вся отрасль может быть попросту закрыта как жизнеопасная. 

«Проблема, общая для всех участников рынка – отсутствие стандартов,  – рассуждает Дмитрий Герман. – Есть, конечно, советские стандарты, есть научно подтвержденная авторская методика, но никто на них не обращает внимания, в оздоровительной отрасли, в отличие от медицинской, нет строгого регулирования. И скорее всего, возможностей для этого просто нет». 

Оборудование, соответствующее европейским стандартам, по утверждению господина Горбенко, делает только одна компания – «Санкт-Петербургский институт профилактической медицины», все остальное – «контрафакт, когда за галогенератор выдается кофемолка, измельчающая соль, или бытовые ингаляторы». С недобросовестными конкурентами бороться планируют только научными методами – новыми разработками и их популяризацией.

Принципиальным в противостоянии остается один аргумент. Отрицательный. Профессор Горбенко рассказывает: «Основным действующим фактором в галотерапии является ионизированный аэрозоль NaCl. Получение такого аэрозоля возможно только естественным способом. Сегодня единственным таким способом является система «Кипящий слой». Она создается в специальной колбе из кварцевого стекла, что позволяет высокодисперсным частицам NaCl удерживать полученный отрицательный заряд и эффективно подавать ионизированный аэрозоль в лечебное помещение. Какие-либо другие системы, применяемые сегодня некоторыми производителями, например, технология быстрого перемалывания соли, не способны создать ионизированный аэрозоль, тем более, что некоторые производители используют в таких системах металлические емкости, стенки которых моментально снимают какой-либо отрицательный заряд. Стоит отметить, что искусственная ионизация помещения при помощи специальных устройств не способна придать аэрозолю NaCl отрицательный заряд и сделать его ионизированным».

Это камень в огород в том числе компании «Аэромед». В 1990-е в Санкт-Петербурге появился еще один производитель оборудования для соляных пещер. Компания основана бывшими сотрудниками института Павла Горбенко, которые все разработки копировать не стали, но, несмотря на это, идею неплохо коммерциализируют. 

 

Научное противостояние переросло в коммерческое – в борьбу за потребителя. Если подводить итоги битвы в цифрах: ЗАО «Санкт-Петербургский институт профилактической медицины» создано более 5000 галокамер. Стандартная стоит от 300 000 руб., цена на премиумную стартует от полутора миллионов рублей. Испытанному, еще «советскому» методу доверяют Управделами президента РФ, ФСБ и медицинские учреждения, среди которых Боткинская и Пироговская больницы, Госпиталь им. Н.Н. Бурденко. Строящий SPA-лечебницу в Краснодарском крае Михаил Николаев тоже сотрудничает с профессором Горбенко. 

В активе «Аэромеда», другого производителя оборудования для галокамер, которым пользуется в том числе компания «Вита Бриз», более 2000 галокамер. В списке партнеров на сайте также указаны ведомственные и военные госпитали и санатории. На вопросы «Ко» в «Аэромеде» не ответили.

Причины противостояния коммерчески объяснимы. На взгляд экспертов, подобное направление рынка оздоровительных услуг выглядит привлекательно. Зарубежная практика демонстрирует, что спелеотерапия и аналогичные решения в области немедикаментозного лечения пользуются достаточно широким спросом у населения. «Учитывая относительную новизну сегмента и низкую насыщенность рынка подобным предложением, в среднесрочной перспективе следующих пяти-десяти лет этот сектор продолжит расти довольно высокими темпами, – предполагает Максим Клягин. – Основным драйвером будет выступать увеличение спроса на платные услуги медицины и здравоохранения на фоне общего повышения уровня жизни. Впрочем, нельзя исключать, что текущий экономический спад может оказать негативное влияние на динамику сектора и на какой-то период приостановить его активный рост». Не исключено, что соль и вовсе сможет «разъесть» капиталы. «Россия остается нищей страной, – резюмирует Павел Горбенко. – Дело даже не в деньгах, а в умах, и это притом что с технологиями оздоровления мы на 10–15 лет обогнали и Восток, и Запад». 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: