Как нас снимали

В начале августа этого года трое рабочих поднялись на крышу одного из московских бизнес-центров на улице Докукина близ Ботанического сада. Два дня работы, 50 кг белой краски – и рабочие с удовольствием закурили, осматривая результаты труда. По всей крыше растянулась семидесятиметровая надпись: Newsweek. Толщина линий – 1,2 м, высота букв – 8 м. Через несколько недель, ровно в 10.30 утра по московскому времени над столицей на высоте 450 км пролетел американский спутник Quick Bird. Результат – на обложке журнала.

Кажется, еще вчера представления людей об исследовании космоса состояли сплошь из одних мифов – хороших и плохих. Двадцать лет назад на кухнях шептались, что на страшных американских спутниках есть такие приборы, которые могут различать звездочки на офицерских погонах, а самые «глазастые» – прочесть передовицу газеты «Правда». Десять лет назад злорадствовали, что из космоса нельзя рассмотреть даже Великую китайскую стену. Космонавтов сначала считали полубогами, которым нет равных среди людей, потом, во времена всеобщего нигилизма, – дармоедами, просаживающими народные деньги. О том, что нам дал космос, еще год назад вспоминали с трудом: спутниковое телевидение, продвинутая телефония – что еще?

Но в ближайшие годы наконец все узнают, для чего нужна космическая техника. На орбите станет тесно от коммерческих аппаратов, оказывающих персональные услуги населению. Новые маленькие челноки с туристами, новые спутники, фотографирующие Землю на заказ – все это планируют запустить коммерсанты, нашедшие вдруг золотую жилу. В интернет-гиганте Google планируют завершить создание подробного фотоатласа планеты для общего пользования, для чего заключили контракт с НАСА. Россия отстает – у нас все еще считают космос запретным плодом.

Как ни странно, социологи за 50 лет не зафиксировали почти никаких изменений в отношении людей к исследованию космоса. В США стабильно больше половины опрошенных приветствуют любые программы – что военные, что гражданские (в СССР и России в 1990-м и 2005-м получили схожие данные). Но так же стабильно более 50% отвечают отрицательно на вопрос, хотели бы они дать на это скромную сумму денег – например, $225.

Однако прогресс прогрессом, а смысл дорогостоящих исследований все больше ускользал от простых граждан по обе стороны океана. Исследователи космоса задолжали человечеству, давно не склонному к романтизму. И только сейчас из космоса решили получить доступные многим и – что очень важно для современного общества – модные услуги.

Только за последний год космонавтика сделала два решительных шага навстречу обществу потребления. Сейчас активно продается, причем весьма недорого, даже то, что еще вчера было доступно только избранным – космические фотографии самого высокого разрешения, снятые почти в режиме реального времени, и трехлетние абонементы на полет в космос. «Продавцы космоса» уверены, что скоро люди сами и с удовольствием будут тратить суммы куда большие, чем $225.

Всего за $1700 владелец спутника Quick Bird – американская компания Digital Globe – обещала нам цифровую фотографию нашей крыши с разрешением 0,6 м: это минимальный размер объекта, который может различить телескоп, смонтированный на аппарате. С первого раза снять крышу не получилось, помешали облака – погода у нас по утрам ужасная. Наконец нам прислали фотографию – см. стр.??.

Заказать точно такой же снимок другой московской крыши, равно как и любой точки нашей планеты, может кто угодно. Помимо Quick Bird вокруг Земли сегодня летают еще два спутника – IKONOS и OrbView, – которые тоже могут фотографировать планету с разрешением не хуже 1 м. В одной только Америке за последние годы появилось около 100 компаний, торгующих космическими снимками. Все, что требуется, – указать координаты места и оплатить заказ. Квадратный километр стоит $20, но минимальный заказ – 64 кв. км, говорит директор по коммуникациям компании Digital Globe Чак Херринг. Еще три года назад цена составляла $35, но, по словам Херринга, дальнейшего снижения пока не предвидится.

У нас космическому бизнесу мешает гипертрофированная секретность. «Получив свой снимок, вы должны сдать его в архив и засекретить», – сказал Newsweek руководитель Федерального агентства геодезии и картографии Александр Бородко. По российскому законодательству, ограничено хождение снимков с разрешением выше одного метра. «Публиковать его нежелательно», – предупредил нас Бородко и поинтересовался, зачем нам такое фото.

Нам снимок нужен исключительно для эксперимента. А о том, что он в России незаконен, мы и знать не должны. По нашему странному закону, сама по себе информация о секретности тоже секретна. «Если вы не будете определять точные координаты, дешифрировать, то особых проблем с законом у вас возникнуть не должно», – немного успокоил нас руководитель Роскартографии. А юрист Фонда защиты гласности Анна Володина объяснила, что проблемы и вовсе нет. «Здание вашей редакции не является стратегическим объектом. И вы не обязаны заботиться о сохранении гостайны, так как никаких подписок вы не давали», – объясняет она.

«Все беды от того, что структура управления отраслью пространственных данных практически не изменилась со времен советской власти», – вздыхает Сергей Миллер, президент ГИС-Ассоциации, объединяющей специалистов по геоинформационным технологиям. У нас, например, до сих пор не разрешено определять координаты с помощью приборов GPS с точностью лучше 100 метров. А весь цивилизованный мир уже давно понял, что защищать координаты бессмысленно, надо маскировать сами секретные объекты. Миллер в шутку предлагает до кучи запретить определять еще и время с точностью лучше часа.

ГИС-Ассоциация добилась того, что ситуация с секретностью уже не выглядит безнадежной. 29 сентября состоялось заседание правительства, где обсуждался этот вопрос. Министр обороны Сергей Иванов обещал, что гражданские смогут заказывать снимки с разрешением не 2 м, как сейчас, а 1 м. Решения, правда, так и не последовало – логика силовиков проста: сначала дайте денег на защиту объектов, а уж потом мы снимем все запреты, рассказывает Миллер. Но у государства, по его словам, есть не только моральная, но и материальная заинтересованность: общий объем рынка всех пространственных данных в прошлом году, по оценке ГИС-Ассоциации, составил около $700 млн. Снимут режим секретности – и рынок вырастет в 3-4 раза за первый же год.

Мода на спутниковые снимки возникла полгода назад, когда американская компания Google выкупила часть архива фотографий того же Quick Bird и запустила в Интернете проект Google Earth (он же Google Maps) – на интерактивной карте можно посмотреть спутниковую съемку высокого разрешения большинства крупных городов мира. На территории России отсняты Москва и значительный кусок Санкт-Петербурга, а также почему-то часть Тверской области. Несколько месяцев москвичи, имеющие доступ в Интернет, с упоением отыскивали на снимке столицы свои дома. Так же поступили и жители других столиц мира.

А вот спецслужбы принялись с упоением ругать Google. Южнокорейцы закричали, что компания сдала агрессивным северным соседям расположение их ракетных баз. Австралийцы пожаловались, что «засветили» их исследовательский реактор. А российский чекист прямо заявил агентству ИТАР-ТАСС, что основными пользователями Google Earth будут международные террористы – им теперь даже не нужно будет проводить разведку на местности.

Российских секретных объектов, отснятых с высоким разрешением, у Google пока нет. Зато американские – есть. Newsweek потребовалось лишь несколько часов, чтобы с помощью открытых данных отыскать на Google Earth 21 пусковую шахту баллистических ракет Minuteman, а также 4 центра контроля за пуском ракет. Они разбросаны вдоль проселочных дорог по вполне обычным, на первый взгляд, полям Северной Дакоты и Монтаны. На одной из шахт идут работы по загрузке ракеты. Около другой виден вполне мирный комбайн. Мы выдали координаты объектов Digital Globe и спросили, можно ли купить свежие снимки. К нашему удивлению, нам не отказали.

Видимо, российские спецслужбы живо представили себе, как по проселку на пикапчике, груженом взрывчаткой, к шахте подъезжают члены «Аль-Каиды», знающие местность как свои пять пальцев. Взрыв – и вот уже началась Третья мировая.

Ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ (занимается проблемами оружия массового поражения) Тимур Кадышев призывает не переоценивать опасность. «Эти снимки могут облегчить процесс поиска информации, но они не дают ничего такого, без чего было бы невозможно осуществить преступление», – уверен он. Мин и замаскированных периметров защиты на снимках не видно. «Прогресс не остановить, подобные технологии наблюдения будут развиваться, надо принимать ответные меры, но только не таким примитивным образом, как запрет карт», – уверен Кадышев.

Американцы, европейцы и жители других стран к услугам космического фотографа прибегают весьма часто. Например, в целях рекламы. Названия на крышах не рисуют – непрактично. Ведь тот же Google обещает обновлять свои данные раз в 18 месяцев. Зато он продает компаниям другую услугу – можно разместить название и адрес фирмы на трехмерной спутниковой карте. Этот сервис доступен пока только для отснятых районов США, но когда-нибудь он будет доступен во всех городах мира.

Чак Херринг из Digital Globe говорит, что к ним обращаются специалисты 40 различных направлений. Пик был после урагана «Катрина» – страховые компании проверяли на старых снимках, была ли в указанном месте у гражданина «маленькая пристройка к дому, за потерю которой он просит возместить ему ущерб». У нас, рассказывает один из торговцев космическими фотографиями, тоже был случай, когда адвокат по бракоразводным процессам пытался выяснить, была ли построена дача поссорившихся супругов до свадьбы или после. Но ему отказали – не было разрешения.

Скоро ограничения станут совсем бессмысленными – выбор спутников и компаний у покупателей будет просто огромным. К концу 2006 г. компания Digital Globe обещает запустить на орбиту новейший спутник World View стоимостью порядка $400 млн, который будет снимать Землю с разрешением 0,5 м. Спустя еще пару лет у него на орбите появится двойник. А всего в космосе к тому времени будут летать порядка 10–12 спутников с фототехникой высокого разрешения.

Digital Globe имеет лицензию на снимки разрешением до 0,25 м. Но гражданским пользователям, по словам Чака Херринга, такие тонкости ни к чему, да и слишком дорого. Военные спутники сегодня имеют разрешение 0,1 м – то есть могут «разглядеть» человека, но не звездочки на его погонах.. А рассматривать погоны и читать газеты военные не могут. Но на Земле есть множество не менее интересных, но более крупных объектов. Энтузиасты километр за километром просматривают изображение поверхности Земли, в поисках природных объектов необычных форм. Одна из самых популярных находок – озеро в Техасе, которое из космоса выглядит как сперматозоид.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: