Имя им регион

В августе 2007 г. замминистра сельского хозяйства Сергея Митина срочно вызвали из отпуска и предложили возглавить Новгородскую область. Бывший гендиректор Горьковского автозавода Митин, как говорят, сильно удивился: он знал, что его могут сделать губернатором, но ждал назначения в родную для него Нижегородскую область. В Кремле потом долго спорили, это была шутка или ошибка – отправить Митина вместо одного Новгорода в другой, которым он с тех пор и руководит. А в заксобрание Амурской области полтора года назад пришел из полпредства факс с рекомендацией утвердить Николая Колесова губернатором Камчатки, где меняли руководителя в те же дни.
В прошлый четверг за два года до срока с должности амурского губернатора сняли уже самого Колесова, и его место займет Олег Кожемяко, бывший глава Корякии, потерявший кресло после объединения Корякии с той самой Камчаткой. А за день до этого президент Медведев сменил руководителя Минрегиона. В кресло старого путинского соратника Дмитрия Козака сел заместитель уральского полпреда, неизвестный чиновник Виктор Басаргин. Уральские политтехнологи говорят, что раньше в полпредстве Басаргина видели то мэром Екатеринбурга, то главой Курганской или даже Свердловской области. Они же и вспоминают, что когда перед выборами в Кургане Басаргин долго сомневался и ждал сигналов из Кремля, возникла идея пошутить над ним и подарить ему упаковку памперсов.
Шутки шутками, но такие перемены в Минрегионе для чиновников стали четким сигналом: попытка создать рациональную систему развития регионов провалилась. Год назад речь шла о создании суперведомства с огромными планами. Идея была в том, чтобы бюджетными инструментами выравнивать темпы развития на местах и вообще сделать экономику главным мерилом успешности региона и его лидера. Козак активно продвигал новую объективную систему оценки эффективности губернаторов. Если бы такая система работала, было бы понятней, за что снимают одних и поощряют других.
Этим планам теперь вряд ли суждено сбыться. Отчетность по новой системе регионы уже сдали дважды, но никакого официального рейтинга развития регионов как не было, так и нет. Козака с его репутацией реформатора бросили на олимпийскую стройку, а при Басаргине, предполагает источник в Кремле, Минрегион будет заниматься только жильем и ЖКХ, а потом его вообще ликвидируют. Сегодня в Кремле говорят о запланированной на конец года серии губернаторских отставок и о подготовке кадрового резерва. Но кто и почему придет на смену отставникам, не может сказать никто.

ХОРОШАЯ ПЕНСИЯ

При Владимире Путине возглавлять регион стало, может быть, не так престижно, зато комфортно. С отменой выборов региональная власть превратилась в подобие системы советских обкомов. А губернаторы – в не очень больших чиновников, в отличие от федеральных чиновников, впрочем, достаточно независимых, прежде всего в финансах. Спокойная область где-нибудь в Центральной России или на Волге с населением чуть более миллиона и бюджетом порядка 20 млрд руб. – вот удел среднего губернатора и что-то вроде хорошей пенсии для уважающего себя российского бюрократа.
«“Не лезут [ко мне] из Москвы, вот и слава богу!” – вот примерно так они думали», – утверждает источник в правительстве, куда губернаторы ходят теперь с отчетами. В Кремле и в правительстве перечисляют: как будет дальше, никто не знает, но еще весной губернатором можно было стать по знакомству, по протекции крупных промышленников, в результате не имеющей отношения к региону аппаратной интриги. Про экс-депутата и нового лидера Рязанской области Олега Ковалева источники говорят, что ему помог стать губернатором спикер Думы Борис Грызлов. Еще когда объединяли «Родину», Партию жизни и Партию пенсионеров, спикер Совета Федерации и лидер Партии жизни Сергей Миронов, рассказывает сотрудник Кремля, продвигал лидера «Родины» Дмитрия Рогозина в воронежские губернаторы. Но его в итоге отправили послом в НАТО.
Бывшего мэра Якутска Илью Михальчука вдруг назначили губернатором далекой от Якутии Архангельской области – почти через год после появления видеоролика, в котором человек, очень похожий на прежнего губернатора, берет взятку. Просто у Михальчука есть приятель в Кремле, подтверждают сразу два источника. Но начал Михальчук не очень удачно: на выборах мэра Архангельска с победой несистемной Ларисы Базановой случился большой скандал, а прокуратура зафиксировала в области срыв отопительного сезона. И даже своего предшественника Михальчуку не удалось сделать сенатором.
В богатой Самарской области на место ушедшего до срока Константина Титова посадили директора АвтоВАЗа Владимира Артякова – сразу после того, как «Рособоронэкспорт» выкупил контрольный пакет акций автозавода. На его место в АвтоВАЗ пришел другой менеджер «Рособоронэкспорта» – Игорь Есиповский и меньше чем через год стал иркутским губернатором. Чиновники поняли: укрепляются позиции Сергея Чемезова, главы ставшего госкорпорацией «Рособоронэкспорта».
Еще в августе 2005 г. бывший московский вице-мэр Валерий Шанцев сразу после назначения его нижегодородским губернатором говорил Newsweek, что это стало для него полной неожиданностью. «Лужкова атаковать в тот момент было важнее», – объяснял логику появления Шанцева в Нижнем источник в правительстве, и Кремль отправил Шанцева в Нижний. Зато теперь Шанцев – один из самых успешных губернаторов. Официального рейтинга нет, измерить трудно, но соцопросы фиксируют: люди довольны.

РАЗРЫВ РАСТЕТ

Шанцев – скорее исключение, чем правило, и нижегородцы сразу стали надеяться, что при нем Нижний Новгород хоть отчасти станет напоминать Москву. Обычно же у так называемых варягов – назначенцев, не связанных с регионами, на которые их поставили из Москвы, – дела идут плохо. Им там не очень-то доверяют, объясняет политолог Александр Кынев, и вместо ЖКХ им приходится заниматься собственным самоутверждением и искать покровителей. С 2004 г. каждого второго губернатора ставили из «варягов».
«Варяги» виноваты только отчасти. Корень проблемы скорее в том, что Москва никак не может сколько-нибудь выровнять регионы по качеству жизни и темпам роста. Наоборот, у российских регионов та же проблема, что и у российских граждан: разрыв между бедными и богатыми всё растет и растет. За четыре года регионов с крайне низким валовым региональным продуктом (ВРП), как сообщил в прошлый четверг Минрегион, стало уже не 16, а 28.
Это значит, что экономика всё большего количества регионов растет в среднем медленнее экономики страны в целом. А из этого, в свою очередь, следует, что общий экономический рост дают несколько регионов-локомотивов. Так что отстающих всё больше, а лидеры не меняются десятилетиями. На этом фоне успехи, например, Калужской или Белгородской областей тоже выглядят исключением. В бедной Калуге губернатор Анатолий Артамонов привлек иностранных инвестиций больше всех в Центральной России, если не считать Москву и Московскую область. А с авторитарным лидером Евгением Савченко Белгородская область стала производить больше всех мяса.
Но Москва и не требовала от губернаторов темпов роста, напоминают эксперты, Кремлю всегда было важнее, как регион голосует на выборах. В регионы спускали конкретные плановые показатели по явке и поддержке «Единой России», и, главное, эта планка всегда росла. Губернаторы поняли: вот их критерий успеха. Источник в Кремле вспоминает, что на думских выборах 2003 г. приволжский полпред Сергей Кириенко не требовал от президента Мордовии Николая Меркушкина очень высоких цифр: «ЕР» в Мордовии получила всего 76% – меньше, чем в соседних Татарии и Башкирии. Зато год назад «ЕР» у Меркушкина набрала уже 93% – на этот раз больше партия Путина брала только на Кавказе. Местный избирком – если верить ему самому – зарегистрировал 107-процентную явку. Потом сказал, что ошибся.
Случился парадокс: большинство национальных республик – в нижних строчках всех независимых экономических рейтингов, а их лидеры только усиливаются. «Только они могут обеспечить 100-процентные явку и итоги голосования», – объясняет политолог Кынев.
После декабрьских выборов в Думу в один день за одно и то же – провальный, с точки зрения Кремля, результат партии – слетели сразу два губернатора: ярославский Анатолий Лисицын и смоленский Виктор Маслов. За проблемы с экономикой никого так демонстративно не увольняли. За срыв отопительного сезона однажды сняли корякского губернатора Владимира Логинова – но и тогда в Кремле не под запись связывали эту отставку с желанием Путина опробовать новый порядок отстранения губернаторов.

ОПЫТ. ЛОЯЛЬНОСТЬ. СИСТЕМНОСТЬ

В прошлый вторник президент Медведев проводил Госсовет – по физкультуре и спорту. По сведениям Newsweek, когда пресса вышла, губернаторы вспомнили, что в стране финансовый кризис, и стали жаловаться: мол, объемы строительства по стадионам и спортшколам придется сократить. Дотационным регионам бояться нечего, закрыл тему Медведев, они из бюджета свое получат.
Бюджет действительно в состоянии поддержать отстающих, но что будет, если цена на нефть будет падать дальше? Кремль отдает себе отчет: наступает новое время. Когда денег много, это не проблема, что две трети регионов сидят на шее у остальных, говорит политолог Дмитрий Бадовский, но теперь с отстающими надо будет уже что-то делать – ставить там правильных управленцев.
С уходом неудачника Колесова на Амуре началась новая волна отставок, и, по данным Newsweek, Кремль планирует зимой менять губернаторов-аутсайдеров на Алтае, в Волгограде, Воронеже и Владимире. Не продлят истекающие в декабре полномочия и хакасскому лидеру Алексею Лебедю. Но кого посадить в этих регионах, чтобы дела там пошли на поправку? «Мы каждый раз ломаем голову по поводу того, как найти подходящие кадры», – признался этим летом Медведев и дал поручение сформировать для него кадровый резерв.
У наблюдателей нет сомнений: резерв этот останется на бумаге, а в кадровой политике стройной логики как не было, так и не будет. Тем более что не только непонятно, как найти на регион правильного человека, но и кто это будет делать. С переездом Путина в Белый дом у губернаторов стало слишком много начальников: по Конституции они – под президентом, по линии отчетности – под премьером и его аппаратом, по партийной линии – опять под премьером. «Едины в трех лицах», – смеется над губернаторами сотрудник правительства. К началу следующего года все до последнего руководители регионов вступят в партию, обещает кремлевский источник.
Медведев действительно задумал губернаторскую чистку, еще с лета утверждают источники, и его цель – находить и ставить в первую очередь эффективных. Тем более что до выборов еще три года. В регионах тоже это понимают. «Политический критерий перестает доминировать, – подтверждает вице-губернатор одной из центральных областей, – выборы-то прошли». Он объясняет: раньше у него и шансов не было сесть в кресло своего шефа, а теперь есть – вдруг в Москве учтут, что он на самом деле толковый менеджер.
Но для этого ведь нужно, чтобы его заметили, а в кадровый резерв губернатор его, разумеется, не включил. Источник в Кремле подтверждает: губернаторы себе не враги и, опасаясь конкуренции, записали в резервисты «кого похуже». Сам-то резерв уже почти сформирован: губернаторы и полпреды сдали анкеты в администрацию президента, и в декабре окончательный список ляжет президенту на стол. Да и лояльность для Медведева тоже не последний критерий. «Опыт – лояльность – системность» – именно так, говорят в Кремле, Медведев видит идеального губернатора: это чиновник, уже интегрированный в структуру власти.
На практике даже этой формуле следовать будет трудно. В ключевые регионы, такие, как Москва или Татарстан, Путин захочет посадить губернаторами своих близких соратников. И чем ближе выборы, тем скорее Медведев с Путиным будут ставить тех, кто способен обеспечить нужный им результат.

СИЛОВИК

Вымерший вид

Свой призыв в регионы президент Путин начал с силовиков – генералов, адмиралов, чекистов продвигали в губернаторы по всей России. Среди известных: Борис Громов в Подмосковье, Владимир Шаманов в Ульяновске, Мурат Зязиков в Ингушетии. Еще до конца своего первого срока Путин успел в них разочароваться: после отмены выборов во главе регионов силовиков уже не ставили.

МЕНЕДЖЕР

Мутирующий вид

За силовиками в путинские губернаторы пошел бизнес. Роману Абрамовичу поручили заботиться о Чукотке, топ-менеджер Александр Хлопонин с трудом выиграл в Красноярске, его соратник Дмитрий Зеленин отправился покорять Тверь. Теперь за ними потянулись менеджеры госкомпаний. Вероятно, они займут позиции в ключевых промышленных регионах.

ПАРТИЕЦ

Вымирающий вид

Партийцев и депутатов стали назначать недавно, но в Кремле эту практику уже признали неэффективной: обычно для них это просто пенсия. Олег Ковалев в Рязани, Илья Михальчук в Архангельске, Сергей Антуфьев в Смоленске, вероятно, досидят до конца полномочий, но замены из рядов партии не дождутся.

ЧИНОВНИК

Доминантный вид

За кадровым чиновником будущее. Формулы идеального губернатора так и нет, и Кремль уже сделал ставку на московскую и местную бюрократию: Ставрополье, Ярославль, Приамурье – этот список будет только расти. Опыт, лояльность, системность – самые важные для Кремля видовые признаки губернатора на этом эволюционном этапе.

А ДВОЕЧНИКОВ ВСЕ БОЛЬШЕ

Newsweek обнаружил в России четыре типа руководителей регионов

РОЯЛИСТЫ

Когда не очень хорошо идут дела в экономике, эти губернаторы демонстрируют свою преданность на выборах. Они следуют принципу: чем выше явка и поддержка «Единой России», тем лучше они работают. В Москве их поощряют и закрывают глаза на их внутренние дела. Таких регионов в России как минимум двадцать. Типичные примеры: Калмыкия, Алтай.

ДВОЕЧНИКИ

У них всё плохо. Промышленность либо в упадке, либо ее просто нет, экономика не растет или и вовсе падает. Обеспечить желаемый результат на выборах не получается, поставить под контроль местную политику – чаще всего тоже. Такого в Москве обычно называют «откровенно слабый губер». Почти сорок регионов по всей стране. Типичные примеры: Архангельск, Псков, Киров.

ПЕРЕДОВИКИ

У них всё в полном порядке: экономика идет вверх, население им доверяет. В регионе у них всё под контролем – политика, бизнес, культура, спорт. В Москве довольны и знают, что выборы там пройдут как надо. К ним прислушиваются и вызывают в Москву советоваться. Не более десяти регионов. Типичные примеры: Краснодар, Ростов.

МОДЕРНИЗАТОРЫ

У них хорошо идут дела, и про них говорят, что у них почти как в Европе. В их регионах живут много образованных и обеспеченных людей: почти у каждого автомобиль, компьютер и интернет. Население неохотно идет на выборы, и демонстрировать преданность Москве в таких обстоятельствах трудно. Чуть меньше двадцати регионов. Типичные примеры: Москва, Санкт-Петербург.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: