Имеди-клаб

Цель создателей скандальной передачи канала «Имеди» была достигнута: перспектива новой войны показалась многим более реальной

В прошлый четверг в селе Арагвиспири в 60 км от Тбилиси хоронили 50-летнего Гайоза Одишелидзе. Шесть лет назад он перенес инфаркт. В субботу 13 марта Гайоз был дома и смотрел с сыном Алеко телевизор. В популярном ток-шоу на грузинском телеканале «Имеди» показали, как русские танки и самолеты громят грузинские города и села. «Россия снова напала на Грузию», – сообщил ведущий. «Отец схватился за сердце и упал. Через полторы минуты он умер», – едва сдерживая слезы рассказывает 26-летний Алико.
Хоронить жертву «моделирования событий», как окрестили скандальный сюжет сами журналисты «Имеди», собрались 400 человек. «Он был бедным человеком, хотя всю жизнь работал. Зря они так с нами поступили, не по-человечески», – говорит сосед Гайоза Нодари.
Фальшивке поверили почти все – от беженцев из Южной Осетии до коренных тбилисцев. И хотя сам сюжет политики и простые люди осуждают, большинство считает его сценарий правдоподобным. В Грузии действительно ждут нападения России.
И мало кто сомневается, что грузинский президент лично приложил руку к созданию передачи. «Саакашвили обожает давать указания. Как-то к одному сюжету у него было около сорока замечаний и пожеланий», – говорит журналистка, работавшая на «Рустави-2», телевизионном канале, который в 2003 году помог Саакашвили прийти к власти. «Я практически не сомневаюсь, что планировал, организовывал и контролировал это лично Михаил Саакашвили», – уверен один из главных лидеров грузинской оппозиции Ираклий Аласания.
Через день после выхода сюжета на одном из сайтов была выложена запись телефонного разговора якобы между главой «Имеди» Георгием Арвеладзе со своим заместителем Экой Цамалашвили. «Я вчера с Мишей говорил. Я ему сказал, что в ток-шоу вначале скажут, что это моделирование. Он сказал: вы не говорите, что это моделирование, иначе весь смысл пропадет», – говорил человек с голосом, похожим на голос Арвеладзе. В разговоре с Newsweek он заявил, что запись была смонтирована российскими спецслужбами. «Я могу подтвердить, что там есть части моих разговоров, но с разными людьми и разных времен. С таким же успехом они могли смонтировать мой разговор с папой римским», – заявил Арвеладзе.
Бывший оппозиционный канал «Имеди» два года назад перешел под контроль близких к Саакашвили людей. «На старом “Имеди” такого сюжета не могло быть никогда, – говорит Теа Сичинава, работавшая на канале, когда он был независимым. – Это не журналистика». Эмигрировавший из России ведущий русскоязычного Первого Кавказского телеканала Олег Панфилов, напротив, не видит в сюжете никакого криминала: «Нормальная аналитическая программа, которых много, в том числе и на российском телевидении: разве РТР и Первый не делают программы о том, как поганый Запад хочет захватить бедную Россию?»

ПРОБНЫЙ ШАР

Хотя со стороны кажется, что грузинский президент «подставился», скандал его имиджу не повредил. «Саакашвили сегодня является политическим суперхищником, он стоит на самой высокой ступени пищевой цепи», – говорит Мераб Пачулия из центра социологических исследований Gorbi. Подобно орлу или аллигатору, продолжает метафору социолог, президенту Грузии стоит бояться только ухудшения собственного – в его случае политического – здоровья. «Его погубит заболевание, возникшее внутри его политической организации, а не оппозиция», – считает он.
Свою политическую живучесть Саакашвили показал после войны 2008 года, которая нисколько не поколебала его власть. Напротив, Грузия получила значительную помощь от западных стран, которая позволила не только расселить беженцев, но и практически не заметить мировой экономический кризис. Скандал вокруг телесюжета, казалось, тоже должен был испортить отношения с Западом. Но всего через несколько дней ЕС объявил о том, что Грузия вскоре может получить ассоциированное членство и серьезные визовые поблажки.
Оппозиционер Ираклий Аласания, правда, уверен, что этот вопрос сдвинулся не благодаря Саакашвили, а вопреки ему. «[На Западе] не хотят наказывать грузинский народ за то, что у него такой безответственный лидер. Они помогают Грузии, а не Саакашвили», – заявил Аласания в интервью Newsweek.
Как и многие в Грузии, Аласания напрямую связывает выход сюжета с предстоящими в мае выборами мэра Тбилиси, в которых сам и участвует. «Властям необходимо было напомнить народу о российской угрозе и дискредитировать оппозицию как пророссийскую. Это не что иное, как манипуляция общественным мнением в ходе предвыборной кампании», – считает он. По словам Лоренса Шитса, представителя Международной кризисной группы в Тбилиси, подобные скандалы происходят каждую неделю – «просто не все за границей замечают». «Ближе к выборам мэра ситуация будет только обостряться», – уверен он.
Базирующийся в Тбилиси хорошо информированный западный источник Newsweek выдвигает версию о том, что своими действиями Саакашвили хотел убить двух зайцев. Первое – сплотить общество перед лицом возможной российской агрессии. «Это действительно то, чего власти Грузии боятся. Они надеются, что такими сюжетами смогут предотвратить такой вариант развития событий. Или хотя бы предупредить народ», – говорит он. По мнению источника, «пробный шар» был брошен удачно. Второе – закрыть «неудобный и ненужный» канал «Имеди». «Это как надоевшая пара туфель, которую в последний раз надеваешь на буйные танцы, зная, что потом все равно придется выкинуть», – считает источник.

УТРЕННЯЯ ЧАЧА

«Танки идут к Тбилиси со всех сторон. В больницы привозят первых раненых. Российская бронетехника выдвинулась из Ахалгори, они уже на полпути к столице», – неслось из телевизора. Церовани, поселок беженцев, возникший после августовской войны 2008 года, как раз на полпути к Тбилиси. «Я смотрела телевизор и не знала, за что хвататься: куда прятать детей, какие вещи брать? И почему, черт возьми, мы опять должны куда-то бежать?!» – говорит Ия, беженка из села Тамарашени рядом с Цхинвали.
До августа 2008-го она работала в школе учителем истории и жила в красивом доме, в котором было десять комнат и огромный сад. Теперь она безработная и живет в стандартном домике для беженцев, построенном властями на деньги ЕС. Правда, по-прежнему живущим в палатках осетинским беженцам по ту сторону фронта он бы показался раем на земле: три просторные светлые комнаты, хорошая сантехника, газ, тепло, свой огород, даже место для машины есть.
А Ия плачет: «У меня нет ни одной фотографии, ни одной своей вещи – мы бежали через трупы, под гул бомбежки, в чем были. Завтра день рождения мамы, а я не смогу пойти к ней на кладбище – грузин в Тамарашени не пускают».
За столом сидят ее подруги – тоже беженки из Тамарашени. На часах 11 утра, литровая пластиковая бутылка чачи почти пуста. «Когда мы убежали из дома, я видела, как российский самолет бомбил мой дом. Мне некуда возвращаться, поэтому и пью с утра», – говорит Анна, работавшая в библиотеке.
Полчаса на машине по извилистой дороге к снежным вершинам Кавказского хребта – и упираешься в бетонные плиты грузинского блокпоста. В 800 м от него – российский блокпост, за которым около десятка брезентовых солдатских палаток. Между ними – буферная зона.
«Каждую неделю к нам залетают русские вертолеты, мы к ним привыкли», – говорит один из офицеров. Но вообще все спокойно – последний раз с той стороны стреляли около месяца назад. «Палили в воздух, наверное, просто напились», – говорит другой офицер. Хотя в субботу, когда шел репортаж «Имеди», родственники оборвали телефоны: «Ты живой? Неужели правда – опять русские танки?»
Грузинские военные уверены, что новая война, если начнется, то именно отсюда: в Ахалгори – самое больше скопление российской бронетехники. «Если Россия не хочет новой войны, то зачем она у наших границ так вооружается? Создается 4-я объединенная российская военная база, на которой разместятся 3700 солдат и офицеров, 7-я объединенная база находится в Абхазии», – говорит военный эксперт Ираклий Аладашвили. В регионе много оружия, рано или поздно оно выстрелит, считает он.

НЕ ПЕРЕСТРЕЛЯТЬ БЫ ДРУГ ДРУГА

Уверенность грузин в неминуемости нападения усилилась бы, если бы они услышали заявления югоосетинского эксперта Заура Алборова. Незадолго до появления сюжета «Имеди» он уверял журналистов, что от грузинских попыток отбить утраченные территории может спасти лишь превентивный удар, ликвидация руководства грузинских силовиков, уничтожение военной инфраструктуры и создание буферных зон вдоль границ Абхазии и Южной Осетии.
Ветеран двух войн с Грузией, лидер Народной партии Южной Осетии Казимир Плиев называет эти разговоры бредом. По его словам, в республике сейчас хватает других проблем: «Я боюсь, как бы мы сами друг друга не перестреляли – у населения на руках полно оружия, вплоть до минометов и автоматических гранатометов, а единства нет».
В Южной Осетии действительно идет жесткая внутриполитическая борьба. С одной стороны – действующий президент Эдуард Кокойты, поддержанный партиями «Единство», Народной партией и основной массой фронтовиков. С другой – «неконструктивная оппозиция», которую в Цхинвали называют «московской». «Московская» она потому, что почти все ее лидеры большую часть времени проводят в российской столице. Ее душой и кошельком является бизнесмен Альберт Джуссоев.
Сторонники Кокойты обвиняют «московских» в связях с Грузией – точно так же, как Саакашвили пытается выставить своих оппозиционеров наймитами Москвы. Алан Джигкаев еще недавно считался идеологом югоосетинской оппозиции, но перешел на сторону Кокойты и выступил по местному телевидению с утверждениями о том, что «московские» готовят провокацию во время митинга, намеченного на выходные 20–21 марта (номер сдавался в печать в пятницу 19 марта). Митинг будет обстрелян, уверял Джигкаев, «будут жертвы, во всем обвинят власти», и это станет прологом «цветной революции».
Тимур Цховребов – один из немногих оппозиционеров, которые не уехали из Осетии в безопасную Москву. Он утверждает, что именно власти ответственны за политическую дестабилизацию: «Они на любой протест отвечают заведением уголовных дел. Вы сходите сегодня в суд, там слушается дело Фатимы Маргиевой». Редактор оппозиционной газеты Маргиева потребовала опубликовать бюджет прошлого года, а в ответ у нее дома провели обыск и завели уголовное дело по факту обнаружения оружия.
– А оружие, что, подкинули?
– Почему подкинули? – удивляется Цховребов. – Эти автоматы и гранатометы принадлежали ее покойному мужу или ее сыну.
Казимир Плиев не видит в этом аресте политического подтекста: «Вот они выходят с плакатами “Прекратите судилище над оппозиционеркой”, а у меня родственник на Новый год в воздух пострелял – и получил в итоге условно четыре года. Он воевал, его, героя, можно судить, а ее, видите ли, нельзя».
Мы сидим у него дома, из-за кровати высовывается дуло калашникова, на тумбочке, рядом с пузырьками пустырника, валерьянки и корвалола, примостилась стопка автоматных магазинов. Судя по тому, что они забиты патронами разного калибра, калашников за кроватью не единственный.

Читайте также
Георгий Арвеладзе: «Россия может докончить дело с Грузией»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: