Игры Андрея Романенко

В центре Москвы, в особняке на Спиридоновке, спрятавшемся в укромном внутреннем дворике по соседству с домом-музеем Алексея Толстого, жизнь бьет ключом. Встречу за встречей на втором этаже проводит Андрей Романенко, сооснователь компании Qiwi, хорошо известной своими терминалами моментальной оплаты и задорным символом – оранжевой птицей, по которой и получила название.

Символ приятно оживляет офисные интерьеры и уже расположился под местной елкой. Как бы под стать ему и оранжевая игуана Жорик, обитающая в аквариуме на рецепции. Внушительных размеров плазма транслирует телеканал Lifenews, где сообщают о покупке компанией проекта «Деньги Mail.ru». В последнее время подводят котировки акций на бирже в Нью-Йорке: с начала года компания пережила два падения, однако снижения до уровня прошлогоднего IPO все-таки не случилось. Сейчас капитализация Qiwi составляет менее $1,5млрд, хотя в течение 2014 г. она превышала отметку в $2 млрд.

Впрочем, стабильная и известная, в том числе и инвесторам с Запада, Qiwi для Андрея Романенко – этап почти пройденный. Основное время и внимание обладателя титула «Предприниматель года» занимает венчурный фонд Run Capital, где он является управляющим партнером и соинвестором.

В Москву он прилетел ненадолго, иего день расписан почти по минутам – представители технологичных стартапов записываются чуть ли не в очередь. Отбор идет придирчивый, тем более, что и цель поставлена соответствующая: в очередной раз Андрей Романенко пробует отыскать курицу, способную нести золотые яйца. Ищет в IT-секторе, потому как венчурному инвестору в России вроде больше и негде. Внимание может заслужить проект, который «ложится в мобилу»: так на инвесторском сленге именуют мобильные приложения, за рынком которых Андрей Романенко видит мощный потенциал.

Золотой мальчик

Впрочем, пару-тройку десятилетий назад о таком даже думать не приходилось. Банальный, с позиции дня сегодняшнего, персональный компьютер был заоблачной роскошью. Убудущего инвестора он как раз имелся.

Первый компьютер Андрею и вовсе подарили чуть ли не в семь лет. Похожий на печатную машинку Commodore-64 до сих пор сохранился и лежит в подвале особняка на Спиридоновке.

«Помню, как мы подключали его к телевизору на квартире в Венгрии и играли. Тогда была игрушка «Аладдин». Какая же она была ужасная!» – вспоминает Андрей Романенко.

В Венгрии прошло все детство будущего основателя Qiwi, а затем и инвестиционного фонда. Там работал отец Андрея Романенко Николай Иванович, представлявший в братской стране советский «Внешторгиздат». Впоследствии ему суждено было стать партнером сына по бизнесу: Николай Романенко является акционером Qiwi, а также соинвестором Run Capital.

Биография отца вполне тянет на отдельное повествование. По возвращении в Москву Николай Романенко занялся рекламным бизнесом и в 1989 г. возглавил российское отделение глобального рекламного холдинга BBDO, которым и управлял вплоть до 2006г. В частности, именно ему мы можем сказать спасибо за рекламные кампании PepsiCo, атакже за один из первых адаптированных рекламных роликов на ТВ, продвигавший жевательную резинку Wrigley.

Багаж связей и опыта в этом плане, в том числе и в телевизионных кругах, переоценить сложно. «Половина всех топов, сейчас работающих в рекламном мире, в возрасте от 37 до 45лет– все прошли через BBDO», – уверяет Андрей Романенко. По его словам, Николай Романенко имел отношение к созданию такой структуры, как Video International, у истоков которой стоял, в частности, нынешний глава «Газпром-медиа» Михаил Лесин.

По возвращении в Москву, в школе Андрей Романенко обзавелся компьютером куда солиднее: к окончанию одного из старших классов папа подарил ему Hewlett Packard-486 вместе с принтером.

«Помню, покупали его в сети «Микродин» то ли в 1995-м, то ли в 1996 г., и стоило это все $10 000»,– говорит Андрей Романенко.

«Андрей был из обеспеченной семьи, у него у первого в нашем классе появились все технические новинки, – вспоминает его одноклассник Денис, с которым Андрей сидел за одной партой с 9-го по 11-й классы в школе №148 на Хорошевском шоссе. – Первый компьютер, пейджер, Интернет – это все было у него у первого. Помню даже позывной от его пейджера. Мобильного телефона у него в школе не было, но была трекинговая радиостанция, работавшая в режиме симплексной связи. Можно было всегда дозвониться через девушку-оператора. Ана его лазерном принтере мы печатали работы по литературе».

В школе Андрей всегда интересовался техническими новинками, несмотря на то, что выбрал обучение в гуманитарном классе. От него, к примеру, одноклассники узнали, что существует технология изготовления антипрокалываемых покрышек Runflat (именно такие шины были установлены на автомобиле у знакомых его родителей).

«Он говорил, что пробовал чуть ли не проткнуть шину ножом и что у него ничего не вышло», – поясняет Денис.

Впрочем, к учебе Андрей Романенко относился не слишком серьезно, выбрав в качестве места получения высшего образования один из первых коммерческих вузов столицы – Международный независимый эколого-политологический университет.

«Мы сидели за партой, которая ближе к концу класса, – вспоминает Денис.– Андрей мог обложиться учебниками и спать за ними. А мог прогулять уроки и пойти по своим делам. Помню, по математике была куча двоек: у меня 8или 10, а у Андрея 12. Правда, учительница математики говорила, что нам, гуманитариям, математика нужна «как рыбе зонт».

Уже тогда у будущего инвестора были совсем другие интересы, где математика играла не последнюю роль: в школе он организовал первый бизнес. Учителей, по воспоминаниям одноклассника, это если и смущало, то несильно. В школе к нему относились хорошо.

«Андрей был очень внимательным, добрым и отзывчивым человеком, – вспоминает Денис. – Помню, как мы увидели на улицу бездомную нетрезвую женщину. Я подойти не решился, а он подошел, спросил, не нужна ли помощь. Это стало для меня примером на всю жизнь».

Бизнес на дискетах и пакетах

Первым шагом в мире бизнеса стала продажа дискет с компьютерными играми, которые Андрей записывал и оформлял сначала один дома, а потом вместе с ребятами из школы.

«Я поехал в Митино, купил коробку на 1000 дискет 3,5 дюйма, купил ламинатор, записал на дискеты дома игру Doom2, сделал красивую упаковку», – вспоминает Андрей Романенко.

Первую партию из двадцати дискет он отвез на реализацию в магазин «Военторг» на Октябрьском поле. Компьютерные игры там продавались и до этого, однако на устаревших 5-дюймовых дискетах и без какого-либо оформления. Стоило это удовольствие 100 руб. за игру. На следующий день партию раскупили, а Романенко получил от магазина новый заказ.Через некоторое время практику поставили на поток: вместе со знакомыми по школе будущий основатель Qiwi снял несколько квартир, где и записывал игры на купленных для общего дела компьютерах.Доходы были, особенно по меркам школьников, почти фантастическими.

«Я уже в школе в 10-м классе ездил на своей машине, – вспоминает Андрей. – Папе это, кстати, очень не нравилось».

Первым автомобилем Андрея был «ВАЗ-2108», с коротким крылом в экспортном варианте, который он затем поменял на «Рено-19».

Дело требовало немалых усилий, дистрибьюторская сетка была более чем внушительная – игры продавали по всем «Военторгам» Москвы, к которым затем добавились десять ларьков на Митинском радиорынке.

«Как протоптать 30 пар кроссовок в год – это было про нас. Этот бизнес потом убили турки, – вспоминает Андрей Романенко. – Появились компьютеры с CD-ROM. Турки наладили поставки дешевых компакт-дисков, и дискеты стали попросту не нужны».

Потом были попытки торговать продуктами питания, но «выстрелил» другой бизнес. В институте Андрей Романенко уже занимался поставками в магазины пластиковых пакетов с фирменными логотипами.Идея сама пришла в руки: зайдя после учебы в один из первых московских магазинов самообслуживания на Перовской улице, Андрей не обнаружил там нормальных пакетов.

«За 3 руб. мне предложили купить какую-то гадость, – вспоминает он. – Врезультате я договорился с заводом «Полимерсбыт» (он был рядом с моим институтом, на улице Авиамоторной), что буду у них покупать пакеты, на которых они станут делать красивые штампы. Пол-Москвы мы обеспечивали этими пакетами». Здесь стоит вспомнить, что именно с производства пластиковых пакетов начинал свой бизнес миллиардер Алишер Усманов.

Путевка в жизнь

Настоящей путевкой в жизнь стала торговля скретч-картами для оплаты Интернета и услуг сотовой связи, за которые до этого платили почти исключительно в офисах операторов, которых даже в столице было раз-два и обчелся. Шел 1998 г., ни мобильных терминалов, ни тем более кредитных карт у массового потребителя еще не имелось, а сами карты оплаты вечные конкуренты МТС и «Билайн» лишь начали выпускать.

Один из многочисленных друзей Андрея Романенко, как раз устроившийся работать в «Билайн», обратился к нему за советом, как продать карточки «Би-плюс». Ответ подсказал все тот же Интернет: Андрей разместил объявление о продаже карт на rapnet.ru, а через десять минут ему уже звонил владелец салона сотовой связи на Савеловском рынке.

Разговор вышел коротким и содержательным. Бизнесмены договорились о встрече на завтра и сделке на $10 000за тысячу карточек «Би-плюс». Чистая прибыль составила $500. «Помню, подумал тогда: вот так месяц поездить, можно и 100 000 заработать», – смеется сегодня Андрей Романенко. Так появилась компания «Магазин пластиковых карт», которая за несколько лет работы получила контроль над 70–80% московского рынка скретч-карт, поставляя их более чем в 800 торговых точек.

Перейти от карт оплаты к моментальным платежам получилось только к 2004 г., когда на рынке появилась «Объединенная система моментальных платежей» (ОСМП).С финансовой стороны компанию поддержал один из владельцев банка «Русский инвестиционный клуб» Сергей Солонин (сегодня он генеральный директор группы Qiwi и один из ключевых акционеров). В 1990-е он был одним из активных игроков на первой российской бирже «Алиса», занимался транспортной логистикой и недвижимостью и даже владел долей в Раменском кондитерском комбинате. СРоманенко они активно сотрудничали и до этого: банк Солонина кредитовал торговлю скретч-картами.

Сначала появилось программное обеспечение. Его создал Дмитрий Уханов, работавший на фриланс-основе с «Магазином пластиковых карт» и ставший одним из основателей компании «ОСМП». Софт опробовали на мобильном терминале корейского производителя Linudix. Затем появились и терминалы для моментальной оплаты, которые можно было устанавливать в любой торговой точке. От конкурентов их отличал тачскрин, выглядевший по тем временам практически чудом техники. На нем особенно настаивал Андрей Романенко. Их и предложила рынку компания в обмен на агентский процент.

Первые сто терминалов реализовали, как в свое время и скретч-карты, через Интернет, а их цена была значительно ниже, чем у основного конкурента, компании «Элекснет» ($4000против $8000–10 000). За 2005–2009 гг., вспоминал затем в одном интервью Андрей Романенко, удалось произвести и продать около 80 000 терминалов. Внастоящее время группа имеет 175000платежных терминалов.

По итогам 2005 г. выручка ОСМП увеличилась почти на 500%, составив в 2004 г. $83 млн, а в 2005 г. – $498 млн. При этом 97% оборота приходилось на дилерскую сеть в регионах.

Время Qiwi

Неудивительно, что через два года, в 2006 г., Андрей Романенко получил предложение об объединении от ведущего интернет-инвестора России Юрия Мильнера, бывшего наряду с прочим акционером компании E-port, организатора одноименной платежной системы, чьи платежи принимались в тысячах приемных пунктах.

«Term sheet, который уместился на одном листке, мы с Юрием Мильнером подписывали на бильярдном столе: наша компания праздновала новогодний корпоратив в бильярдной рядом с кинотеатром «Прага» на «Савеловской»,– рассказывает Андрей Романенко.

Компании «ОСМП» и E-port объединились 1 июля 2007 г., образовав холдинг OE Investments. Весной 2008 г. на отечественном рынке под брендом Qiwi появилась группа компаний, в которой Андрей Романенко стал президентом, а Юрий Мильнер вошел в совет директоров.

Непринужденность в отношениях с партнерами – своеобразная черта предпринимателя. О покупке акций с инвестором из Кемерово Андреем Муравьевым (в прошлом совладелец «Сибирского цемента») Андрей Романенко и вовсе договаривался чуть ли не в машине, пока они стояли в пробке на МКАД.

«Мне предложили сделку по приобретению сети терминалов, расположенных по всей Сибири, и собственного процессинга, базировавшегося в Кемерово. Так я и познакомился с ребятами из ОСМП, – вспоминает Андрей Муравьев. – С первой встречи было понятно, что это высокопрофессиональные и порядочные люди, держащие свое слово. Этот бизнес, безусловно, был мнеинтересен, я доверял команде. В 2007 г. мы подписали меморандум, согласно которому я приступил к процедуре due diligence в ОСМП, а в 2009 г., в разгар финансового кризиса, выполнил своиобязательства и выкупил долю. Позднее на базе ОСМП была создана группа Qiwi».

Со стороны ОСМП вместе с Николаем Романенко в новый бизнес влились давние партнеры Андрея – Сергей Солонин, Игорь Михайлов и Сергей Федющенко, ставшие акционерами компании.

С тех пор компания лишь укрепляла собственные позиции, выйдя на международный уровень: в 2011 г. в состав ее акционеров вошла японская Mitsui Fudosan, а в мае 2013 г. Qiwi провела IPO на американской бирже. К концу декабря 2013 г. ее капитализация выросла с $884 млн до $3 млрд, а стоимость одной акции превысила $53.

«У большинства россиян Qiwi долгое время ассоциировалась с терминалами. За относительно короткое время удалось построить сеть киосков, охватывающую почти всю страну. Это было одним из главных прорывов в российской платежной отрасли. В мире, пожалуй, не было аналогичных примеров, – считает председатель совета ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов. – Сегодня компания использует эту основу для продвижения других продуктов, в первую очередь «Qiwi-кошелька». Возможность приема наличных через агентов и присутствие в большинстве регионов – наверное, самые сильные стороны группы».

На рынке небанковских платежных систем компания чувствует себя вполне уверенно, в том числе и исходя из специфики расчетных предпочтений российской клиентуры.

«В России электронные платежи набирают популярность, но расчеты наличными доминируют. Терминалы стали связующим звеном между наличными и безналичными деньгами, – поясняет аналитик Газпромбанка Сергей Васин.– В итоге получился своеобразный квазибезналичный расчет. Тот же «Qiwi-кошелек» можно пополнить через терминал без комиссии и совершать онлайн-платежи».

Похоже, это и впрямь удобно, особенно для регионов, где кредитные и дебетовые карты не столь распространены, как в столице. Во всяком случае, число «Qiwi-кошельков» растет: в 2014г. их количество увеличилось на 1 млн по сравнению с предыдущим годом и достигло 16 млн. Число партнеров компании, за услуги которых можно расплатиться при помощи терминалов и кошельков, достигло 75 000.

По популярности у пользователей разных систем электронных денег «Qiwi-кошелек» почти догнал сервис «Яндекс.Деньги», свидетельствуют данные компании TNS: куслугам «кошелька» хотябы раз в полгода прибегает 21% российских пользователей систем электронных денег, а к «Яндекс.Деньгам» – 22%.

«Оборот Qiwi составляет по итогам 2013г. 520 млрд руб., без учета электронных кошельков,–говорит Сергей Васин.– Оборот всего рынка небанковских терминалов, по данным J’Son and Partners, оценивается в 908млрд руб.».

Вместе с тем, стоимость акций компании в текущем году значительно снизилась. Особенно стремительным оказалось проседание котировок в первой половине 2014 г., последовавшее за инициативой депутатов Госдумы законодательно ограничить условия анонимных переводов. Если в декабре 2013 г. за акции компании на бирже были готовы платить свыше $50, то к середине января эта цифра снизилась до $40, а к апрелю спустилась чуть ниже $30 (на этом уровне бумаги торгуются и в настоящее время).

Пошел в фонды

Постепенно отходить от оперативного управления группой Qiwi Андрей Романенко началеще до выхода на Нью-Йоркскую биржу, сменив в октябре 2012 г. пост президента компании на председательское кресло в совете директоров. Вместонегоуправление взял на себя в качестве генерального директора Сергей Солонин. Летом 2014г. место Андрея Романенко, уже объявившего о старте работы в рамках фонда Run Capital, в совете директоров занял Борис Ким, в начале 2000-х основавший компанию E-port.

«Это материи большого бизнеса. Тыможешь компанией не руководить, а она еще пять лет будет существовать. Когда компания большая и стремительно растет, каждое твое усилие дает большой эффект, – пробует объяснить поворот своего делового пути Андрей. – Когда она растет на 20–30%, в компании больше 300–500 человек, ты, потратив даже 1000% своего времени, много нового в нее не принесешь. Если от тебя много времени не нужно и все работает само, лучше потратить время на что-то новое».

Таким новым для Андрея Романенко стали инвестиционные фонды. Ключевой проект – это венчурный фонд Run Capital, куда предприниматель вкладывает личные средства.

Инвестиционные, корпоративные и венчурные фонды, все как один готовые вкладываться в динамично развивающийся IT-сектор,– ивпрямь почти примета нашего времени, а его духу стремится соответствовать любой уважающий себя бизнесмен. За примерами далеко ходить не надо. ВIT-инвестиции с головой ушли партнер Романенко по Qiwi, совладелец фонда DST Global Юрий Мильнер; один из инвесторов венчурного фонда Prostor Capital – топ-менеджер ведущей российской IT-компании IBS Сергей Меркулов; венчурный фонд Leta Capital имеет непосредственное отношение к группе компаний Leta, известной на рынке антивирусом ESET.

«На бизнесе Qiwi мы всю жизнь зарабатывали, вокруг нас всегда куча людей вращалась с бизнес-идеями. Ноты же не будешь все сам смотреть, тебе нужна команда. Так и получилось, что стали появляться фонды. Раньше это называлось управляющие компании, – поясняет Андрей Романенко. – Япредложил идею, часть партнеров по Qiwi ее поддержали, сказали, что тоже хотят инвестировать в российскую молодежь. К тому же многим нужно быть в тренде. Если не будешь следить за технологиями, изучать их, ты отстанешь. На этой неделе я видео разных штук десять посмотрел – разные стартапы, с разных акселераторов, чтобы понимать, что сегодня на гребне волны».

«Кто-то ходит к психологу, а здесь все хотят получить совет успешного бизнесмена,– поясняет инвестиционный менеджер Run Capital Александра Высочкина, до этого ведавшая пиаром в группе Qiwi.– Люди хотят узнать, как на их идеи реагируют те, кто строил бизнес уже не один и не два раза и добивался результатов. И к Андрею, и к его партнерам, наверное, приходили люди с идеями, предлагали соинвестирование, менторство проектов, получение его экспертизы. Вкакой-то момент проектов стало много, он сам уже просто не успевал их отсматривать и анализировать».

Кстати, фонд Run Capital далеко не первый, к которому Андрей Романенко имеет непосредственное отношение. До него основатель Qiwi успел стать соинвестором фондов Itech Capital (с2011г.) и AddVentureIII (2014 г.). Оба фонда, кстати, имеют довольно оптимистичную инвестиционную историю. Фонд Itech пока выходов из проектов не совершал, однако его вложения выглядят вполне перспективно: в томчисле фонд инвестировал по $10 млн впопулярные онлайн-сервисы Aviasales.ru и Ticketland.ru.

Фонд AddVentureIII получил широкую известность после выхода из проекта по доставке еды и продуктов Delivery Club. Сумма сделки не раскрывалась, но, по оценкам экспертов, могла составить от $30 до $50 млн, увеличив первоначальные инвестиции в проект до 33 раз.

«Этими деньгами вернули всем инвесторам в фонде деньги с прибылью, все довольны», – констатирует Андрей.

Сейчас вместе с Андреем Романенко венчурными инвестициями предпочли заниматься люди, когда-то стоявшие вместе с ним у истоков карточного бизнеса, а впоследствии вошедшие ивакционерный капитал Qiwi. Среди соинвесторов фонда Николай Романенко (как и сын, он входит в число соинвесторов Itech CapitalиAddVentureIII), Андрей Муравьев, Игорь Михайлов (сооснователь и один из соакционеровQiwi) и СергейФедющенко (сооснователь и соучредительгруппы Qiwi, соинвестор iTech Capital иAddVenture III).

Фонд составляет $30 млн, или (намомент создания в апреле 2014 г.) 1млрд руб.

Стоит упомянуть и об азарте. За перспективные проекты и стартапы нередко приходится сражаться, в том числе и за счет оперативности принятия решений. Тот же Юрий Мильнер, купивший акции «Одноклассников» у Альберта Попкова в 2008 г., опередил Андрея Романенко всего лишь на один день. 24 часа на принятие решения об участии в пуле инвесторов на $300 млн было у Андрея и летом 2013 г.: речь шла о вложениях в компанию Xiaomi Лей Джуна, которого называют китайским Стивом Джобсом.

«Я летел в самолете, у меня не было банально нескольких часов, чтобы посмотреть в Интернете, кто это такой. Аза год акции компании стали, наверное, стоить раз в пять дороже. Как говорится, знал бы прикуп», – говорит сегодня Андрей Романенко.

Еще одним промахом предприниматель считает решение не вкладываться в проект онлайн-вызова такси GetTaxy (его в итоге профинансировал фонд Сергея Азатяна Inventure Partners), равно как и невнимание к рынку такси в принципе. Андрей полагает, что сегодня это сегмент крайне перспективный и прибыльный.

А есть ли венчур?

Спецификой фонда Run Capital Андрей Романенко видит именно венчурный характер вложений, то есть финансирование стартапов на самой ранней стадии.

«Мы помогаем молодым предпринимателям привлечь деньги на ранней стадии развития их бизнеса», – поддерживает его партнер по фонду и по жизни Андрей Муравьев.

При этом пока фонд вложился в два стартапа – сервис бронирования экскурсий Weatlas (инвестиции $600000) и проект AppinTop, продвигающий мобильные приложения с помощью рекламы в Сети ($6 млн). Причем далеко не на «посевной» стадии – оба стартапа уже привлекали инвестиции. «Сейчас Андрей Романенко умудряется находить проекты в узких нишах, и при этом сразу с международным потенциалом (например, последнее вложение в сервис для продвижения мобильных приложений AppInTop)»,– констатирует управляющий директор венчурного фонда Prostor Capital Алексей Соловьев.

«Венчурная индустрия умерла в России, еще не родившись, – утверждает основатель издания о стартапах и венчурном рынке ToWave.ru Алексей Божин. – Венчур– это высокорисковые инвестиции. ВРоссии большинство фондов – инвестиционные, им не нужны мечты, в них не вкладываются. Фонды инвестируют в уже работающий бизнес или в приносящий доход проект. Внятный проект найти деньги может почти всегда. Но для этого должен быть не прототип на коленке, а уже работающий проект, и желательно с монетизацией».

Впрочем, полагают другие коллеги Андрея Романенко по инвестиционному «цеху», проектов может быть и больше, просто не все они представлены в публичном пространстве. Да и в конце концов, венчур или нет, главное, чтобы курица несла золотые яйца.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: