Идеальный шторм

В марте 2013 г. президент Владимир Путин внес в парламент кандидатуру Эльвиры Набиуллиной на пост главы Банка России. Прошедшие с тех пор три года были крайне драматичными для России, и на фоне этого перманентного финансового шторма новый руководитель ЦБ оказалась важнейшим ньюсмейкером и главным действующим лицом российской экономической политики.

В чем Набиуллиной точно нельзя было отказать, так это в том, что она развернула бурную деятельность. Одних только банковских лицензий она отозвала за три года почти столько же, сколько ее предшественник Сергей Игнатьев за 10 лет. Тем более что именно на ее каденцию пришлось превращение ЦБ в мегарегулятор, который должен определять правила игры во всех сегментах финансового рынка, включая биржи, страховщиков и пенсионные фонды.

Многие сегодня обвиняют Эльвиру Набиуллину в удушении российского бизнеса, в отсутствии доступного кредитования и в дорогостоящей кампании по отзыву лицензий у банков. Между тем всентябре минувшего года журнал Euromoney назвал ее лучшим руководителем Центрального банка 2015г. – причем это звание ей было присвоено не только за борьбу срецессией, но и за усилия по очистке рынка от неплатежеспособных участников. Как сказал «Ко» бывший зампред ЦБ Константин Корищенко, наиболее сложными решениями ЦБ в последние три года были переход к плавающему курсу рубля и масштабная программа по ужесточению надзора. «Любое действие ЦБ, имеющее такие масштабы, не может не вызвать критику. Тем не менее наличие большого числа и сторонников, ипротивников принятых решений говорит о том, что они были своевременными», – уверен Константин Корищенко.

Мегарегулятор – это не страшно

То, что к активному регулятору финансовой жизни в условиях кризиса будет множество претензий с разных сторон, – совершенно закономерно. Но, как это ни странно, именно попытки ЦБ регулировать различные виды финансового бизнеса особых нареканий не вызывали. Опрошенные «Ко» эксперты отмечают, что ЦБ стал более открытым к обсуждению нормативных документов и при этом смог наладить систему саморегулируемых организаций. «Создание института саморегулирования – пример имплементации международной практики, который, надеюсь, покажет свою эффективность», – утверждает член президиума генерального совета «Деловой России» Анна Нестерова.

«К ключевым достижениям новой команды ЦБ прежде всего нужно отнести масштабную работу по унификации правил регулирования во всех отраслях финансового рынка. В частности, введены единые стандарты учета и отчетности (в том числе изменения в рамках «Базеля‑III»/«Солвенси‑II»), единые правила и подходы к определению собственного капитала и его достаточности, единые методы надзора при его усилении и повышающемся внимании к системно значимым компаниям и банкам. Произведена унификация системы саморегулируемых организаций»,– рассказывает главный экономист Национального рейтингового агентства Максим Васин.

Однако гораздо больше критики и острых дискуссий вызвали другие стороны деятельности ЦБ, такие как ужесточение банковского надзора,перевод валютного курсав свободное плавание и активное манипулирование величиной процентной ставки.

Самая ключевая ставка

После финансового кризиса 2009 г. отечественные кредитные организации оказались зависимыми от снабжения их ликвидностью со стороны ЦБ. Все взгляды были прикованы к ключевой процентной ставке, по которой ЦБ кредитовал банки сроком на одну неделю.

Сначала ставка росла постепенно, но к концу 2014 г. случилась «двойная катастрофа»: на фоне падения цен на нефть и роста выплат по внешнему корпоративному долгу произошел обвал курса рубля. Реагируя на новую ситуацию в экономике, ЦБ задрал ключевую ставку до 17%.

С тех пор много слов было сказано о том, почему ЦБ проспал катаклизм на валютном рынке. Совпали, вероятно, и неопытность команды Набиуллиной, и беспрецедентность валютного кризиса, и интересы нуждающейся в выплатах по внешнему долгу корпорации «Роснефть». Репутация ЦБ была испорчена еще и из-за того, что накануне кризиса он объявил о переходе к режиму свободного плавания валютного курса. В глазах многих именно это и стало причиной резкой девальвации, хотя, по мнению Анны Нестеровой, другого выхода у Эльвиры Набиуллиной просто не было– Россия таким образом не пошла по пути Венесуэлы и сохранила золотовалютные резервы на приемлемом уровне (сейчас – $379млрд, в начале 2014г.– $500млрд). «Если бы Россия не пошла по пути введения плавающего курсообразования, то все резервы были бы уже потрачены на валютные интервенции – сначала в связи с политическими событиями, а потом уже на фоне снижающихся цен на нефть. В свое время некоторые экономисты предлагали зафиксировать курс валюты, что могло бы привести только к исчерпанию резервов и двойному курсообразованию (как в Аргентине, например)»,– считает Анна Нестерова.

«За последние годы главным вызовом для ЦБ стали резкое падение стоимости нефти и курса рубля иодновременные финансовые санкции против России. Была высока вероятность масштабного кризиса банковской системы, панической гиперинфляции, что могло привести к коллапсу в экономике в целом. Иреальное достижение ЦБ – то, что этого не произошло», – полагает аналитик группы компаний «Телетрейд» Марк Гойхман.

В январе 2015 г. зампреда ЦБ Ксению Юдаеву, отвечавшую за валютный курс, отстранили от этого участка работы – такова была символическая расплата за валютный кризис 2014 г. Но в целом все понимали, что Россия зависит от цен на нефть и уровня военных расходов, которые определяет не Эльвира Набиуллина. Как сказал Костантин Корищенко, переход от политики управления курсом рубля к политике управления процентной ставкой происходит при весьма неблагоприятных внешних условиях – падении цен на нефть, санкциях, оттоке капитала, – что сужает пространство для маневра и увеличивает вияние бюджета на макроэкономику. Но даже в этих условиях ключевую ставку определяет именно Эльвира Набиуллина.

С начала 2015 г. в России началась мощная политическая кампания с требованием понизить ставку. Множество экспертов и представителей бизнеса успели высказаться, что завышенные ставки ЦБ делают банковские кредиты недоступными для большинства предпринимателей. «Повышение ставки в декабре 2014г. до 17% было крайне вредным по своим последствиям для экономики»,– уверен эксперт Комитета гражданских инициатив Дмитрий Некрасов.

Суммарный объем банковских кредитов по отношению к ВВП в2015г. составил 71,5%, тогда как во многих европейских странах с развитой экономикой этот показатель, как правило, выше 100%. Но сама Эльвира Набиуллина в прошлом году объясняла, что для увеличения кредитования недостаточно снизить ставку – нужно, чтобы еще сами банки поверили в экономику и стали считать ее менее рискованной. «Если мы просто будем накачивать экономику дешевыми деньгами, это приведет к резкому росту инфляции, оттоку капитала, долларизации и так далее. Монетизация экономики должна расти вместе с экономическим ростом», – уверена она.

Всех спасет эмиссия

Ив экспертных, и в деловых кругах стало популярным мнение, что если в России не хватает иностранных инвестиций и капитала, заместить их должна эмиссия ЦБ. Хотя к настоящему времени ключевая ставка снижена до 11%, это признается недостаточным. Об обязанности ЦБ изменить денежно кредитную политику во имя доступности кредитов в январе на Красноярском экономическом форуме говорил олигарх Олег Дерипаска. Саналогичными требованиями выступила собранная по инициативе премьер-министра Дмитрия Медведева группа экономистов, включающая бизнес-омбудсмена Бориса Титова и советника президента Сергея Глазьева,– они предлагают в инвестиционных целях эмиссию в сумме 1,5 трлн руб. в год втечение пяти лет. Иесли эти требования пока не выполняются, то можно предположить, что такой важный инструмент, как эмиссия, Кремль зарезервировал для финансирования чрезвычайных расходов правительства иликвидации последствийрезонансных банкротств. Ну аопрошенные «Ко» эксперты, скорее, поддерживают позицию Набиуллиной.

«Эмиссия не сможет компенсировать иностранные инвестиции по двум причинам, – объясняет главный экономист рейтингового агентства «Рус-Рейтинг» Антон Табах. – Во‑первых, эмиссия – инструмент краткосрочный и довольно опасный с точки зрения инфляционного давления. Во‑вторых, долгосрочные инвестиции и развитие фондового рынка (втом числе инструментария) сверху не происходят: многие участники рынка говорят, что с оттоком капитала и иностранных инвесторов непросто ушлиденьги– деградировал сам рынок».

Отсчет санированных

На банковском рынке Эльвира Набиуллина устроила настоящий погром. За время ее руководства регулятором отозвано 208 банковских лицензий, то есть количество кредитных учреждений в стране уменьшилось более чем на 20%. Далеко не все попавшие под каток ЦБ организации были в тяжелом финансовом состоянии – многие были заподозрены в сомнительных финансовых операциях. Регулятор под руководством Набиуллиной стал своеобразным правоохранительным органом. Интересы клиентов, чьи деньги зависли в уничтоженных банках, во внимание не принимались. Репутация российского банковского надзора как громоздкого, дорогостоящего, но не способного предвидеть и упреждать разорение кредитных учреждений, такой и осталась. Никакой ответственности за результаты своей работы регулятор не несет, а результаты эти дорогостоящие. Поподсчетам агентства «Рус-Рейтинг», общие траты ЦБ на различные мероприятия, связанные с зачисткой банковского рынка, достигли за три года1,1трлн руб. Более половины – около 770 млрд руб. – было выделенов качестве долгосрочных кредитовнасанацию 25 кредитных организаций.

Массовое закрытие банков привело к тому, что фонды Агентства по страхованию вкладов (АСВ) стали стремительно сокращаться, хотя это уже невозможно проверить, поскольку с осени прошлого года данные о них не публикуются. Однако очевидно, что страховых взносов АСВне хватает: в прошлом году АСВ взяло в ЦБ кредит на 250 млрд руб., в нынешнем году уже одобрило заимствования на сумму 170 млрд руб. Внекотором смысле эмиссия, которуютребуют Титов и Глазьев, уже идет, ноидетона не на инвестиции,анаспасение проблемных банков.

Свобода лучше несвободы

Управление монетарной политикой в России имеет системные проблемы, которые не в силах решить никакой, даже самый высококвалифицированный, председатель ЦБ. И важнейшая из них – это вопрос онезависимости ЦБ. В большинстве развитых стран ЦБ не зависят от исполнительной власти неслучайно– это залог ответственной денежной политики, которую не приносят вжертву политической конъюнктуре. Но, как отмечает эксперт Комитета гражданских инициатив Дмитрий Некрасов, за прошедшие три года ЦБ так и не стал независимым в своих действиях. «В кризисных ситуациях решения принимались с поправкой на сиюминутные политические обстоятельства, нередко под давлением исполнительной власти. Хотя стоит признать, что эта претензия не столько к Набиуллиной, сколько ко всей нашей системе», – констатирует эксперт.

«Мы все должны прекрасно понимать, что в большей степени ЦБявляется заложником политики, проводимой властью. Все, что остается ЦБ,– пытаться вести собственнуюполитику в уже заданных рамках», – соглашается генеральный директор УК «Кастом кэпитал» Эдуард Матвеев.

Между тем независимость напрямую связана с эффективностью работы эмиссионного центра. По оценке Дмитрия Некрасова, ЦБ так и не сформировал ощущение предсказуемости своих действий. «В современном мире наиболее эффективными действиями ЦБ являются не финансовые интервенции, а словесные, – уверен эксперт. – Словесные интервенции тем эффективней, чем больше верят словам финансового регулятора. А когда сначала ЦБ за полгода три раза меняет принципы проведения интервенций, потом говорит, что мы в «свободном плавании», а затем все равно выходит на рынок с интервенциями, – веры его словам мало. Это снижает долгосрочные возможности ЦБ влиять на ситуацию».

Куда ж нам плыть?

Эльвира Набиуллина считается одним из лидеров экономического блока российской власти, и ее отставка не ожидается. Экспертам лишь остается гадать, куда пойдет корабль ЦБ вбудущем.

Константин Корищенко уверен, что перед руководством Банка России стоят три главные задачи. Во‑первых, нужно завершить период очистки банковской системы иперевести работу банков из экстраординарного в нормальный режим. Во‑вторых, что-то нужно сделать сволатильностью рубля. «Она мешает вести нормальный бизнес итолкает инфляцию вверх», – уверен эксперт. И в‑третьих, нужно подготовиться к периоду притока горячих денег, который непременно случится, как только нефть вернется на тренд роста. Это необходимо, чтобы избежать повторения ошибок 2002–2008гг., когда приток валюты привел кчрезмерному укреплению рубля.

А по мнению Марка Гойхмана, сейчас команде Эльвиры Набиуллиной очень важно не упустить момент, когда нужно поменять приоритеты. Сдерживание инфляции было ключевой задачей ЦБ в период резкого падения нефтяных котировок. Теперь становится очевидно, что дно по ним пройдено, налицо явная стабилизация. И инфляция с 13% снизилась до 8%. Сейчас на повестке дня – переход от жесткого таргетирования инфляции к смягчению денежной политики, уменьшению ставок и монетарному стимулированию хозяйства.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: