И смех, и Греф

Какие бы ни были суды – это наши суды: Мосгорсуд услышал президента и оставил Ходорковского в СИЗО

Прокуратура удачно обкатала в Мосгорсуде тезис «могут сбежать за границу» в качестве аргумента в пользу необходимости продления срока содержания под стражей Ходорковского и Лебедева. Отличная новость для всех, кому поперек горла президентские поправки в закон, вступившие в силу в апреле этого года и освобождающие из-под стражи до суда обвиняемых в экономических преступлениях. Достаточно сослаться на некие оперативные данные о гипотетическом бегстве подследственного за границу, и судья проштампует арест.
У прокурора Лахтина неважно с памятью. Если бы Ходорковский хотел бы избежать суда, ему достаточно было не вернуться из одной из зарубежных командировок в 2003 году. Но Ходорковского арестовали во время поездки по стране, а не при попытке сбежать из Москвы в Лондон или Тель-Авив.
В итоге Мосгорсуд подтвердил решение оставить Ходорковского и Лебедева под стражей до конца лета, которое принял судья Данилкин, забывший хотя бы упомянуть о новой редакции статьи 108 УПК, которая не предполагает содержания под стражей по тем статьям, по которым обвиняются Ходорковский и Лебедев.
В качестве компенсации за свою частичную амнезию судья Данилкин решил частично удовлетворить ходатайство защиты о вызове в суд Христенко и Грефа. Первый, говорят обвиняемые, все знает про поставки нефти, про которую обвинение утверждает, что Ходорковский и Лебедев ее похитили. Второй – про движение акций ВНК, которые также являются сюжетом в обвинении.
Практически не сомневаюсь, что Греф и Христенко в суд придут, просто потому, что решения о вызове в суд чиновников федерального уровня принимается по согласованию с этим самым федеральным уровнем. Оба достойных джентльмена оказываются, таким образом, свидетелями со стороны защиты, то есть со стороны Ходорковского и Лебедева.
Греф и Христенко придут в суд, зная, что стоит говорить, а чего говорить не стоит. Однако люди, сидящие в «аквариуме», знают не меньше. Это будет диалог на равных, и предсказать его результат очень сложно. С какими бы установками чиновники не пришли в суд.
Греф и Христенко – последняя линия обороны на подступах к Путину, Сечину и Кудрину, которым повесток в суд не досталось. И если есть минимальная надежда, что рано или поздно такую повестку все же выпишут Кудрину, то надежды услышать в суде диалог Ходорковский–Путин или Ходорковский–Сечин нет. А жаль. Возможно, это был бы последний разговор Ходорковского с людьми, сыгравшими ключевую роль в его судьбе, но далеко не первый. Им есть что вспомнить. Именно поэтому Путин с Сечиным в этом суде не появятся никогда.
Можно предположить, что и Христенко, и Грефа не вызвали бы в суд, не объяви Ходорковский голодовку. В общем, он вывел процесс над собой и своим другом в топы недели. Как написал один из блогеров, на фоне всеобщего пофигизма Хамовнический суд превратился в самое «драйвовое» место в стране. А как сказал мне один из бывших коллег Ходорковского, «Миша загнал их в цугцванг».
Михаил Ходорковский объявил бессрочную голодовку до тех пор, пока не отреагируют председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев и президент Дмитрий Медведев. Первый в силах проанализировать исполнение или неисполнение нового закона. Второй имеет полное право сказать, что ему все равно, работает его закон или нет.
Голодал Ходорковский недолго. Реакция последовала практически сразу – и от Лебедева, и из пресс-службы президента. А куда им было деться? Публичная голодовка главного обвиняемого страны не в далеком лагере, а в центре Москвы, в разгар открытого процесса, на глазах у мировой прессы – это отличный ход. Любой ответный ход – проигрышный. Решили заметить.
Изменение меры пресечения Ходорковскому стало бы сенсацией. А так имеет место прямое игнорирование президентского закона – если не формальное, то точно по существу. То есть косвенное подтверждение затянувшегося бессилия президента, отработавшего половину срока.
А вот и последний штрих: накануне рассмотрения кассации в Мосгорсуде на решение судьи Данилкина президент-юрист на встрече с правозащитниками произносит следующее: «Да, среди судей есть люди, которые взятки берут, люди, которые боятся принимать решения. Но как только мы говорим о том, что они себя дискредитировали, выход какой? Разогнать суды, новые набрать? Это уже у нас было в 17-м году. Поэтому в этом плане я просил бы всех быть максимально корректными: какие бы суды ни были, это наши суды, и мы обязаны исполнять их решения».
И Мосгорсуд явно услышал президента. Может, ему и впрямь плевать на судьбу его закона. Может быть, он не знает о смерти Веры Трифоновой, которой судья незаконно продлила срок ареста. Может быть, он забыл, что ревтрибуналы и судебные тройки тоже были нашими. Это уже у нас было с 1918 года и далее. И их решения максимально корректно наисполняли на миллионы уничтоженных жизней.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: