Художественная резня

В течение всего ХХ века пластическая хирургия была в нашей стране достаточно элитарной сферой, доступной лишь немногим. Пионером отечественного рынка по праву считается Институт красоты на Арбате, занимающийся исправлениями дефектов внешности с 1930 г. Позже технологии были подхвачены другими государственными центрами. Однако после перестройки начался настоящий бум пластической хирургии. Врачи обнаружили, что это одно из самых высокооплачиваемых медицинских занятий, не хуже стоматологии.

Хирурги, часто не имея ни специального опыта, ни школы, рванулись в прибыльный сегмент. Учиться специальности сначала было просто негде. Между тем Минздравсоцразвития РФ только в 2009 г. признал пластическую хирургию отдельной специальностью. “Специальность “пластическая хирургия” появилась всего лишь два года назад. Поэтому на данный момент существует переходная стадия ее формирования”, – подчеркивает главный врач клиники “Бьюти Доктор” хирург Александр Дудник.

Раньше хирурги могли переквалифицироваться в “эстетов” самыми экзотическими способами. Рассказывает очевидец, служивший в Советской Армии в конце 1980-х: “У нас в воинской части любой солдат, который считал себя, скажем, слишком лопоухим, мог попросить врача, и тот направлял его в гарнизонный госпиталь, где ему бесплатно делали “пластику”. Военные хирурги бесплатно отрабатывали на солдатах мастерство, чтобы потом заниматься этим на коммерческих началах”.

Сегодня, когда экспериментировать на военнослужищих уже не надо, получить нужную квалификацию можно на кафедре пластической и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий Российского государственного медицинского университета им. Н.И. Пирогова. Стоимость курса по основам пластической, реконструктивной хирургии и клеточных технологий составляет 125 000 руб. – явный расчет на то, что люди, получающие заветную специальность, идут зарабатывать деньги. Сегодня лидерство на рынке также сохраняют государственные учреждения. Кроме Института красоты, это Научный центр хирургии РАМН, Институт хирургии имени А.В. Вишневского РАМН, госпиталь им. Н.Н. Бурденко, 1-я Градская больница и Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова.

Нас не догонишь

По данным главного пластического хирурга Минздравсоцразвития, академика РАМН Николая Миланова, на октябрь 2011 г., в России пластической хирургией занимаются 72 государственные клиники и 87 коммерческих. Для разворачивания этой сети инвесторам понадобилось потратить миллиарды рублей, поскольку для открытия клиники пластической хирургии в Москве, по расчетам аналитиков компании “Группа Присяжнюка. Управление инвестициями”, может потребоваться от 70 млн руб. при условии аренды помещения площадью не менее 200 кв. м и наличия штата численностью не менее 30 человек. Правда, в “серых” клиниках обычно трудятся 4-5 человек. Рентабельность официальных клиник составляет в среднем 20%, в “серых” она на порядок больше, но аналитики не решаются давать оценки – слишком закрытый рынок.

Высокая рентабельность предполагает значительные темпы роста. Ежегодный прирост отечественного рынка пластической хирургии, по данным Минздравсоцразвития, достигает 12%, а по информации Discovery Research Group – 27%. Объем рынка официальных операций аналитики “Группы Присяжнюка” оценивают примерно в 2 млрд руб. по Москве и не более 7 млрд руб. по РФ; по неофициальным операциям – до 10 млрд руб.

Погоня за растущим рынком привела к тому, что российские пластические клиники постепенно отказались от сезонности. Некоторое время назад летом операции старались не проводить. Но сейчас, когда поток страждущих откорректировать части тела нарастает, а время на “апгрейде” внешности клиенты желают экономить, клиники пластической хирургии принимают решение оперировать круглый год. “Наличие современных систем климат-контроля и разнообразие антибиотиков позволяют не ориентироваться на природные факторы, поэтому клиент имеет возможность выбирать удобное ему время для проведения операции, – рассказывает Олег Баниж, пластический хирург, совладелец клиники “Делайт-Ланцетъ”. – Кроме того, в клинике существует большое разнообразие вариантов аппаратной косметологии, ведь до принятия решения об операции мы рассматриваем все способы неоперативного решения проблемы клиента”.

Как в бизнесе

Пластическая хирургия – отрасль медицины, но ее важное отличие заключается в том, что она устроена как коммерческая деятельность. Цена на пластическую операцию достаточно велика, чтобы сегмент был прибыльным, но все же доступна сравнительно широким массам верхнего среднего класса крупнейших российских городов. Так, на сайте активно рекламирующейся клиники “Сан Лазар” вывешен примерный прайс-лист на услуги. Блефаропластика (пластика век) в этом заведении обойдется пациенту в сумму от 50 000 руб., пластика молочных желез – от 117 560 руб., эндоскопическая подтяжка лба – от 70 000 руб., липосакция (одна зона с анестезией) – от 12 000 руб. О секретах ценообразования в клинике не рассказывают, с прессой общаться здесь не захотели. Для сравнения: в клинике пластической хирургии B-clinic эндоскопическая подтяжка лба стоит от 110 000 руб., блефаропластика – от 65 000 руб.

Свой дорогостоящий продукт клиники рекламируют как всякие коммерческие предприятия. Занимаются продвижением они в основном в Интернете и в ряде печатных изданий. Некоторые осваивают модные сегодня купонные порталы. Так, на сайте groupon.ru швейцарский центр современной медицины Swissmed предлагает удаление растяжек, рубцов и шрамов на любой области тела за 1990 руб.

Однако, несмотря на рекламу, важнейшая особенность рынка заключается в том, что он крайне закрытый. Никакой официальной статистики или репрезентативных исследований нет. За завесой тайны скрываются, в общем, секреты Полишинеля: все понимают, что медицинский бизнес, ориентированный на прибыль, слишком рискует и часто не может контролировать безопасность и качество своих услуг. А очень быстрый рост рынка приводит к тому, что в клиники могут попасть и неквалифицированные врачи. Между тем нормальное государственное регулирование сегмента еще не сформировано.

Чем рискуем

Отсутствие информации или ее заведомо рекламный характер приводит к тому, что пациент не всегда до конца понимает риски, связанные с оперативным вмешательством. Последствия же этого – неудачные операции. В “Группе Присяжнюка. Управление инвестициями” приводят умопомрачительные цифры: в официальных клиниках неудачными признаются 40% операций, в “серых” – до 80%. Ну, допустим, эти цифры завышены. По данным судебной статистики, в столице на процессы против пластических хирургов приходится примерно 8-10% всех судебных дел медицинской тематики. Одновременно в Москве может идти сразу десяток подобных судебных процессов.

Опасность заключается не только в недостаточной квалификации доктора или невыясненных проблемах со здоровьем пациента. Препараты и материалы тоже могут преподнести неприятные сюрпризы. В декабре прошлого года во Франции разразился скандал с компанией Poly Implant Prothese (PIP). Врачи обнаружили, что имплантаты PIP, популярные у женщин, в том числе и из-за своей дешевизны, крайне опасны для здоровья, и призвали 30 000 пациентов, сделавших операции, согласиться на их изъятие. Ассоциация пластических хирургов Франции в ходе расследования, завершившегося в прошлом году, обнаружила, что PIP применяет силикон, не предназначенный для медицины. Тогда же использование продукции компании было запрещено. После того как в полицию обратились с жалобами примерно 2000 женщин, власти начали уголовное расследование. У девяти человек, которым в ходе операции вставляли имплантаты PIP, вскоре был обнаружен рак, одна из женщин умерла. Вредоносные имплантаты получили и российские пациентки. Вопрос о финансировании операций по изъятию до сих пор окончательно не решен.

Нас не запугаешь

СМИ бьют тревогу по поводу растущего числа жертв пластической хирургии. Однако сами профильные врачи паниковать не склонны. “Растет не число жертв, а ажиотаж вокруг осложнений, которые действительно иногда случаются после пластических операций, – комментирует Наталья Мантурова, заведующая кафедрой пластической и реконструктивной хирургии РНИМУ им. Н.И. Пирогова. – К сожалению, благодаря большому числу телевизионных шоу многие воспринимают пластику как приятную и необременительную процедуру. Но это такое же агрессивное вмешательство в организм, как любая другая операция. Если бы велась статистика, стало бы очевидно, что летальные исходы и осложнения у пластических хирургов случаются куда реже, чем в классической хирургии”.

Сами пластические хирурги рассказывают о направленном на их клиники “потребительском терроризме”. Сайты по пластической хирургии рекомендуют защищаться, грамотно составляя с пациентами договоры, в которых точно прописаны результаты операции и все возможные последствия. В клиниках организуются юридические отделы. И все же, по статистике, каждый четвертый клиент недоволен результатами операции. Пластические хирурги говорят о недовольстве пациентов сразу после оперативных вмешательств: швы, отечность, синяки – красота проявляется не сразу. Да и болезненные ощущения радости не добавляют.

Хирургический рейтинг

Последнее крупномасштабное исследование по популярности видов пластических операций было проведено Международным обществом эстетической и пластической хирургии (ISAPS) в 2009 г. В ходе исследования проанализированы данные из 25 стран, занимающих лидирующие позиции по уровню развития пластической хирургии. Специалисты установили, что 2009 г. в России самой востребованной пластической операцией стала липосакция (37 137 процедур), за ней следовали увеличение груди (24 262 операции), блефаропластика (21 800 операций) и абдоминопластика (13 163 операции). Операции по исправлению формы носа (ринопластика) и подтяжке лица (фейс-лифтинг) заняли только 5-е и 6-е места в рейтинге популярности.

Источник: “Бьюти Доктор”

 

Распределение инвестиций в клинику пластической хирургии

2-2,5% – стоимость аренды (6 месяцев)

8% – заработная плата персонала (6 месяцев)

7-10% – реклама

80% – техника и препараты

Источник: “Группа Присяжнюка. Управление инвестициями”

Споры о целесообразности хирургического вмешательства прелести ради до сих пор ведутся между “специалистами по внешности” из разных областей. “Безусловно, есть ситуации, когда вмешательство хирурга необходимо, – поясняет владелица танцевальной студии “Ниагара” Алла Марченко. – Но в целом почти всегда есть способы улучшить внешность без скальпеля”. С этой позицией согласны и косметологи, которые крайне редко рекомендуют своим клиентам радикальные методы. Но желающих стать красивыми и стройными быстро это не останавливает.

“К 2014-2015 гг. рост рынка существенно замедлится, – считает Алексей Присяжнюк. – Параметры куклы Барби выходят из моды, а косметология не стоит на месте. Кроме того, все большую популярность набирает здоровый и активный образ жизни. Соответственно пропадает необходимость рисковать здоровьем и жизнью”.

По оценкам же игроков рынка, пластическая хирургия будет уверенно развиваться, становясь более доступной для населения. Если сейчас основные потребители услуг пластических хирургов – это обеспеченные люди и высший сегмент среднего класса, то в дальнейшем новые носы, глаза и уши смогут позволить себе и представители среднего сегмента среднего класса. А что до процента неудачных операций, то, как говорится в старой медицинской поговорке, “у каждого врача есть свое маленькое кладбище”.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: