Хороший, плохой, злой

Обамамания не обошла и Россию: новому президенту США пока достается гораздо меньше, чем его предшественнику

24 марта 1999 года авиация НАТО нанесла первый авиаудар по Белграду. 28 марта у американского посольства в Москве собрался несанкционированный митинг протеста. В середине дня к посольству по разделительной полосе подъехал белый джип с милицейской раскраской. Из него выскочили двое в черных масках и с гранатометами на плечах. Митингующие бросились врассыпную. Гранатометы заело, мужчины достали автоматы и стали стрелять. Когда митингующие поняли, что стрельба ведется не по ним, а по посольству, они стали аплодировать автоматчикам.
Через два года одному из них, московскому скульптору Александру Сусликову, дали шесть с половиной лет за терроризм. «Умысла на совершение теракта не было, – оправдывал в суде своего подзащитного адвокат Сусликова. – Когда правительство ничего не делает для поддержки братского народа, такие, как Сусликов, начинают действовать сами». Это был переломный момент в отношении к США и американской администрации, говорит бывший обозреватель Moscow Times, а теперь замглавы иновещания РИА «Новости» Андрей Золотов: «Тогда у многих было ощущение, что сегодня – Сербия, а завтра – Россия. С тех пор Америка много сделала, чтобы разрушить большой кредит доверия, выданный ей российским обществом на рубеже 1980–1990-х годов».
Прошло десять лет. Общий уровень антиамериканских настроений, как свидетельствуют данные соцопросов, остается довольно высоким. Но приход к власти Барака Обамы и Дмитрия Медведева изменил официальную линию: Америка, по крайней мере на словах, больше не враг номер один. Накануне визита американского президента в Москву американскую политику перестали критиковать даже самые жесткие государственные пропагандисты.
За десять лет доля тех, кто относится к США «хорошо» и «очень хорошо», снизилась почти в три раза – с 68% в 1998 году до 22% вскоре после окончания войны с Грузией в 2008 году, свидетельствуют данные опросов ВЦИОМ. На фоне 83% в 1991 году это полный крах. Но самые свежие опросы, опубликованные накануне визита Обамы в Москву, показывают, что доверие к США вернулось, говорит директор по коммуникациям ВЦИОМ Ольга Каменчук: теперь в хорошем отношении к Штатам признаются 46%. Это примерно как накануне войны с Грузией. «Это реакция на пропаганду, – предупреждает Олег Савельев из Левада-центра. – Мы по сути меряем эффективность работы Первого канала».
Антиамериканизм, почти сошедший на нет в первые постсоветские годы, снова стал актуальным в годы президента Владимира Путина, напоминает социолог, директор Левада-центра (отделился от ВЦИОМ в 2003 году) Лев Гудков. С одной стороны, официальная антиамериканская пропаганда легко ложилась на чувства обиды, несправедливости и разочарования, испытываемые после распада СССР. С другой – на бытовом уровне Штаты были по-прежнему привлекательны. «Америка воплощает современность: мощь, богатство, потребление, – говорит Гудков. – И это отношение задается не через речи политиков, а через атрибуты повседневности: от джинсов в советское время до нынешних айфонов и голливудских блокбастеров. Это мощный положительный образ, сломить который очень трудно».
Конечно, антиамериканизм был не единственной опорой внешней политики Владимира Путина, но все же реальным способом добиться поддержки населения, говорит Гудков: «Месседж был такой: есть мощный противник, который хочет нас если не уничтожить, то уж точно унизить. Но раз нас боятся – значит, есть за что, значит, мы по-прежнему сильны». А так хотелось бы быть на равных, замечает замглавы Института США и Канады РАН Виктор Кременюк: «Мы считали себя равными, теперь убеждаемся, что это не так. Мы понимаем, что Америка может без нас обойтись. Из-за такой асимметрии и растет антиамериканизм».
Накануне приезда Обамы к Медведеву оба президента вспомнили про эти проблемы и попеняли на предшественников друг друга: раньше, мол, все было куда хуже. В своем видеоблоге Медведев заявил, что при Буше «отношения между нашими странами, по сути, деградировали». Несмотря на дружеские визиты на ранчо и совместную рыбалку, «отношения скатились едва ли не на уровень холодной войны», упрекнул американцев Медведев, но тут же признал, что новый глава Белого дома «демонстрирует готовность изменить ситуацию, выстроить более современные отношения», и он, Медведев, к этому готов. Обама, упомянув, что отношения с Медведевым развиваются хорошо, в лоб напомнил Владимиру Путину («он сохраняет большое влияние»), что его политика несовременна. «Путину важно понять, что старые, времен холодной войны методы… устарели, – заявил Обама. – Путин одной ногой стоит на старом пути ведения диалога между странами, а второй – на новом». Все это Обама собирался сказать Путину и при личной встрече в Москве. Путин ответил, не дожидаясь личной встречи: «Мы враскорячку не умеем стоять. Мы твердо стоим на ногах и всегда смотрим в будущее».
Не только российский президент, но и его избиратели надеются, что при новом президенте США отношения изменятся – эйфория от избрания Барака Обамы отчасти захватила и Россию. Потепление отношения к США связано именно со сменой власти в Белом доме и в Кремле, считает эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. «Обама не выглядит врагом, его позиция (по ПРО) выбивает табуретку из-под ног у тех, кто тоскует по советской антиамериканской риторике, – говорит политолог. – И Медведев выглядит естественней в атмосфере дружески протянутой руки: в конце концов не он в Мюнхене ругал империю зла».
На перемену ветра очень быстро отреагировали и медиа. По данным компании «Медиалогия», количество сообщений в прессе, где США упоминаются негативно, за последние полгода сократилось на треть. На первом месте по числу негативных упоминаний тоже не США, а Украина.
Перемена тона российских СМИ очень заметна, уверяет Изабелла Аладышева, аналитик Русского бюро BBC Monitoring. Для начала, рассуждает Аладышева, лично Бараку Обаме выдан большой кредит доверия – как частными, так и государственными СМИ. Например, госсекретарь Хиллари Клинтон поддержала планы размещения ПРО в Чехии и Польше. Раньше это заявление было бы раскритиковано на государственном ТВ, а теперь лично Обаму в связи с этим не критиковали, говорит Аладышева. И когда госканалы рассказывают про проблемы в Ираке, то уже не злорадничают в адрес Обамы, как это бывало с Джорджем Бушем, а говорят, что это вызов и наследие предыдущей администрации.
То же самое с кризисом. Поначалу и довольно долго чиновники и ТВ твердили: Америка заразила мир и Россию. Теперь про кризис намекают, что он дает возможность потеснить Америку в политике и в экономике. И что американская администрация всерьез обеспокоена планами России и Китая перейти на взаиморасчеты в национальных валютах. На другие острые моменты государственная пропаганда просто закрывает глаза, добавляет Аладышева.
Да, в России и не рассчитывали, что США вслед за Россией и Никарагуа признает независимость Южной Осетии и Абхазии, но надеялись, что хотя бы не будет так настойчиво утверждать обратное. Но несмотря на то что американские официальные лица при каждом удобном моменте стараются напомнить о необходимости соблюдать территориальную целостность Грузии, российская пресса этого не замечает вовсе, констатирует Аладышева.
Больше всего аналитика ВВС Monitoring впечатлила перемена настроения на телеканале «Россия». Долгое время бывший ведущий аналитических «Вестей недели», а теперь соведущий ежедневных «Вестей» в 20.00 Андрей Кондрашов был одним из главных критиков США (наряду с Алексеем Пушковым с ТВЦ и Михаилом Леонтьевым с Первого канала). Он шел даже дальше Леонтьева и Пушкова, говорит Аладышева, критикуя США буквально за все. А теперь даже очень проблемные новости вроде отказа Киргизии от обещания ликвидировать американскую базу подаются весьма мягко. Теперь все зависит от того, что будет говорить Обама в Москве, резюмирует Аладышева. Если Россия не услышит слов поддержки или хотя бы частичного одобрения, вместо начавшейся было оттепели в любой момент могут наступить заморозки.
И только Михаил Леонтьев как был, так и остается телеястребом, хотя и признает, что ветер изменился: «Была очень плотная антиамериканская риторика, теперь это не так. К сожалению». Телеведущий теперь появляется на ТВ реже, чем раньше, но по-прежнему настроен крайне скептически. Антиамериканизм – это нормально, это вообще критерий нормальности любого политика, рассуждает Леонтьев. «Америка вообще не нужна! Если бы она завтра провалилась в тартарары, мы бы не то что не расстроились, мы бы даже не заметили!» – бравирует Леонтьев. А Обама вообще клоун, всерьез полагает телеведущий, «вроде нашего Горбачева, победитель викторины под названием “Выборы”». И так хотелось бы «погулять на американской перестройке, как они погуляли на нашей, но, думаю, не стоит обольщаться». При всем при том антиамериканистом Леонтьев себя не считает. «Не обзывайтесь, – ехидничает он. – Я обожаю Америку, я обожаю хорошего врага».

Читайте также
Встреча по верхам
Мнение. Приоткрыть Америку

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: