Homo Remonticus

Наверное, все слышали байки о сисадминах. Об их внешности, повадках, стиле жизни. Открою тебе тайну – есть еще один одиозный, хотя и малоизученный типаж.
Инженер сервисного центра, а в просторечии – ремонтник. Это не профессия, а стиль жизни. Этот стиль определяет в человеке все – от темперамента до манеры одеваться. Некоторые чувства обостряются до предела (зрение, нюх), другие – атрофируются во имя выживания (страх перед клиентами и начальником). Клиенты же бывают не менее колоритными. Итак, несколько историй из моей практики, перемежающихся, как обычно, практическими советами.

Проклятие двадцать первого вывода

Случилось описываемое событие пару зим назад, когда Socket 754 со своим братишкой 939-ым отошли в мир теней, а их младший брат АМ2 только начинал свое победное шествие. Принес нам человек компьютер на апгрейд. Походили хлопцы-сервисники кругами вокруг системника, изучили его дремучие внутренности и решили, что нет клиенту жизни без ASUS M2NPV-MX, AMD Sempron 2800, DDR II 512 Мб (667 МГц) CORSAIR Value RAM и нового блока питания. Остался от старого компа только недавно купленный у нас Seagate 250 Гб ST3250820A и корпус.

Быстренько вкрутили железо в корпус, поставили в сторонку – заливать образ системы с уже установленными драйверами. Но «недолго музыка играла» – зависло творение рук сервисных практически на сороковой секунде работы Norton Ghost. Хлопцы сказали: «Хм… Видали мы таких!», – и поменяли IDE-шлейф.
Как показывает практика, большое количество проблем на начальном этапе сборки системного блока связано с плохим контактом в разъемах IDE-шлейфов. SATA-кабели не являются исключением – они вполне могут быть причиной нестабильной работы системы и зависаний на этапе POST.
Залили имидж еще раз. Уже без проблем. Настроение в коллективе приподнялось. Перегрузка – машина зависает на этапе инициализации загрузочного устройства. Парни, не теряя расположения духа, практически рефлекторно меняют оперативную память, проверяют винчестер с помощью MHDD.
MHDD (http://www.ihdd.ru/mhdd) – одна из наиболее популярных программ, предназначенных для проверки работоспособности винчестеров. Может быть, она не так проста, как штатные средства Windows, но и возможности ее во много раз обширнее.
Никаких проблем! Все железо работоспособно и рвется в бой. Для очистки совести и памятуя о том, как недавно потратили полдня на поиски неисправности (которой оказалась заклинившая кнопка «Reset»), отключаем все провода, идущие к передней панели корпуса. Ситуация не меняется – система зависает при определении загрузочного устройства.
Парни с понимающими выражениями лиц констатируют неработоспособность материнской платы и уходят на обед.
После обеда я с надеждой в голосе прошу доложить обстановку. Помешивая отверткой чай в чашке, один из сотрудников смущенно докладывает о повторении ситуации и с ASUS M2V-TVM. Как оказалось, наши доблестные «сервисники» успели поменять все комплектующие и не нашли явной связи между глюками и какими-то определенными железками.
Следует учесть, что время у заказчиков и исполнителей течет по-разному. Потому я созвонился с клиентом и тактично перенес торжественный момент вручения системного блока на следующий день.
А следующий день принес чудное открытие. Путем экспериментов было выявлено, что система стабильно работает, будучи разложенной на рабочем столе. Если же рядом находится корпус системного блока, то поведения комплектующих предугадать не может никто. Но, если подобрать удачное взаимное расположение железок, корпуса и блока питания, то конфигурация опять работает, как ни в чем не бывало. Что я и узрел, спустившись в сервисный центр. Мне была продемонстрирована «пизанская башня» – корпус установлен на блок питания, для обеспечения его устойчивости парни, не долго раздумывая, приспособили растяжки из скотча. Материнская плата гордо возлежала у «подножия» корпуса. Шлейф, которым подключался винчестер, реял как вымпел и скрывался в недрах корпуса, в котором деловито похрустывал винчестер на пару с DVD-приводом.

От идеи коллег залить всю конструкцию монтажной пеной и в таком виде отдать клиенту пришлось отказаться. Отодвинув материнскую плату от авангардистского произведения парней, я ввел систему в ступор. Совет классика «Окропите помещение!» показался мне весьма актуальным.
Тем не менее, оставаясь материалистом, я обратил внимание на то, что в системе оставался один компонент, к которому не применялась тотальная директива «Поменять!». А именно – винчестер. При внимательном осмотре было обнаружено, что один из выводов его разъема слегка утоплен в колодку. Как оказалось, один из выводов, двадцать первый, периодически терял контакт.
21-й вывод отвечает за сигнал DMARQ. Этот сигнал используется для согласования действий контроллера IDE материнской платы и накопителя при передаче данных по протоколам DMA между ними. С помощью сигнальной линии, подведенной к 21-му выводу, накопитель сообщает о готовности к приему или передаче данных. Неудивительно, что отсутствие нормального контакта в этой цепи вызывало столь витиеватые глюки.
Корпус же, судя по всему, при удачном стечении обстоятельств выполнял роль импровизированного экрана, на время обеспечивая нормальную работу.
Исправить проблему оказалось легче, чем обнаружить – помогли плоскогубцы с тонкими губками. С их помощью удалось вытянуть вдавленный вывод из колодки.
Почему пострадал именно 21-й вывод? Объясняется это просто. На контактных колодках 80-жильных IDE-шлейфов вместо 20-го контакта устанавливается заглушка, для правильного позиционирования. Если же вставить контактную колодку в разъем накопителя «вверх ногами», заглушка упирается в 21-й контакт разъема. Приложив некоторое усилие, можно выдавить контакт из корпуса разъема напрочь. В этом случае лучше всего заменить разъем.

Чудотворец на полставки

Чаще всего сервисный инженер является этаким мастером-универсалом. Ему не обязательно знать, что именно за устройство он ремонтирует. Главное – знать, что должно получиться в итоге. А иногда удается стать чудотворцем или кем-то близким к нему. Так и случилось в тот день.
Клиентом оказался представительный мужчина с полуразобранным системным блоком в руках. Дождавшись очереди, он излил свое «горе»: как оказалось, тот системник, что он принес, выполнял роль 1С-сервера для небольшой организации. И вот в один прекрасный день «счастье закончилось», как метко выразился клиент. При попытке включения ПК блок питания уходил в глухую защиту. Быстро было выявлено, что с другим винчестером система работала без проблем. Но на винчестере содержалась база данных, и терять ее клиент не хотел. Местом упокоения базы оказался Samsung SP0411N. В отличие от некоторых своих собратьев, этот жесткий диск имеет цепи защиты от превышения напряжения питания .

Цифрами 1 и 2 обозначены так называемые варисторы. Функция их проста – при превышении напряжения на их выводах выше определенного значения они начинают проводить электрический ток. Цифрой 3 обозначен нульомный резистор в цепи +12 В. Как нетрудно увидеть, варисторы соединяют положительные выводы питания +12 В, +5 В и нулевой провод. Если происходит какой-то катаклизм и напряжение питания превышает определенную величину (обычно оно составляет 14 В), варисторы начинают проводить ток и закорачивают выводы питания на массу. Срабатывает защита от коротких замыканий блока питания, и ПК обесточивается. Если же БП не успел выключиться достаточно быстро, сгорает нульомник, так как через него течет ток короткого замыкания. Так обесточиваются наиболее чувствительные цепи питания жесткого диска.
Под пристальным наблюдением клиента я проверил сопротивление между выводами винчестера и общим проводом. Как оказалось, пятивольтовый контакт был соединен с землей. Выпаиваю варистор, прозваниваю опять. Все отлично – короткого замыкания нет. Затаив дыхание, подключаем накопитель. Тихое деловитое шуршание подтвердило успешность «ремонта». Данные удалось спасти. Приунывший было клиент парил от счастья между седьмым и восьмым небом.
Естественно, в таком случае я настоятельно рекомендую заменить блок питания. Да и винчестер использовать для серьезных задач не рискнул бы.

О соседях и бессвинцовых припоях

Так уж сложилось, что моя ремонтная лаборатория располагается на балконе. Как и многие увлеченные люди, я не люблю четко организовывать свое рабочее время, потому частенько засиживаюсь допоздна. Вот так было и в тот памятный вечер. Сижу на балконе, работаю.
Включен подогреватель (прожектор, описанный в первом номере журнала за 2008 год), на нем бессвинцовая плата. То есть температура достаточно высокая. Чувствую запах горелого дерева. Стол, в который врезан прожектор, постепенно обугливается, что совсем не странно.

Делать нечего, приоткрываю окно балкона и входную дверь квартиры – устраиваю проветривание. Работаю дальше.
Неожиданно раздается звонок в дверь. Не выключая музыку, иду к двери, открываю ее настежь. На пороге стоит соседка – мать семейства пятидесяти лет, в бигуди и домашнем халате. Наблюдаю, как у нее округляются глаза, и она пятится назад. Отвисшая челюсть, трясущиеся руки, ноги не попадают на ступеньки. Пожимаю плечами, закрываю дверь от греха подальше на замок.
Пытаюсь понять ее поведение – обычно она пугливостью не отличалась, скандалила будь здоров! Кидаю взгляд в зеркало, что стоит в прихожей, и моментально понимаю ее поведение. Из зеркала на меня смотрит чумазая рожа, вся в саже и крови. Кровавые пятна беспорядочно покрывают светлую футболку. Вкупе с полутемной прихожей и доносящимся из квартиры «тяжелым» саундтреком на повышенной громкости зрелище получилось жуткое.
Как оказалось, я перепачкал руки сажей, которая осела на обратной стороне фольги – ею я ограничивал зону нагрева. Ну и почесал, видать, нос и помассировал глаза – устали они. Сажу на руках позже заметил, но о том, что мог перепачкаться, не подумал. Попутно острым монтажным скальпелем задел мочку уха – привычка чесать затылок в моменты раздумий характерна для меня. Порез получился маленьким и совсем не болезненным, а вот крови натекло много. Ее я, естественно, успел размазать по себе, пока ранка затянулась. С мыслями о том, что подумала соседка, я и завершил свою трудовую ночь.
На следующее утро меня разбудил звонок в дверь. Открыв, я узрел заспанного участкового, судя по всему, тоже поднятого из постели: «Поступил сигнал, возможно совершено правонарушение». Я сразу догадался, что это за «правонарушение». Объяснил ситуацию, показал стиранную футболку на балконе, порез на ухе. Пообещал громко и при открытых дверях музыку ночью не включать. Напоил его чаем, дал визитку – у него, как оказалось, компьютер барахлит дома. Расстались мы друзьями.
Из этой истории, имеющей отдаленное отношение к ремонту, можно сделать вполне конкретные выводы. Технология производства преобладающего большинства современных компьютерных комплектующих соответствует директиве RoHS (Restriction of Hazardous Substances – ограничение использования вредных веществ). На практике это означает использование бессвинцовых припоев для пайки компонентов на плату. Бессвинцовые припои имеют большую температуру плавления, нежели свинецсодержащие – 230-245 против 180-210 градусов Цельсия. Неудивительно, что «лишние» 50 градусов способствовали обугливанию моего стола. Также следует принимать во внимание, что бессвинцовые припои более хрупки. Потому я бы не советовал без особой необходимости деформировать современные платы (при установке массивной системы охлаждения, к примеру).
При пайке с помощью термофена есть риск повредить пластиковые детали на плате. Чтобы этого избежать, можно использовать обычную алюминиевую фольгу, широко применяемую в быту. Но заметно удобней для таких целей алюминиевая фольга на липкой основе, используемая для ремонта воздухопроводов.
Я приспособил липкую фольгу для ограничения зоны пайки при демонтаже южного моста чипсета.

Впихнуть «невпихиваемое»

Иногда, начавшись с банальности, ситуация развивается так, что некоторые детективные истории позавидуют. Пришел ко мне клиент с рядовым, казалось бы, вопросом: «А вы можете найти прошивку BIOS для материнской платы ASUS A7V133?». Обычно в таких случаях я интересуюсь причиной, вызвавшей интерес к новой прошивке. Ответ меня несколько насторожил – после установки новой видеокарты система отказалась стартовать. Чтобы не строить догадок, предлагаю человеку принести весь системны.

Ничего странного не находишь? А вот и подсказка: в 1998 году фирма Intel выпустила спецификацию AGP Pro. Отличием от AGP 2.0 являлись дополнительные контакты питания +12 В и +3.3 В, расположенные ближе к задней панели системного блока. Обычно эти контакты закрыты пластиковой заглушкой, но, как оказалось, она не стала преградой для пытливого паренька. При вынутой заглушке длины разъема AGP как раз хватило, чтобы установить в него PCI Express видеокарту Radeon X550.
Итог этой истории, к сожалению, печальный – не выжили ни плата, ни видеокарта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *