Хендмейд: как превратить в бизнес ручную работу

Хендмейд в моде. На хендмейде можно зарабатывать. Однако абсолютное большинство талантливых ремесленников (чем хендмейд и является) остаются в рамках микробизнеса.

Бусинки, салфетки, девочки

Финансовый аналитик Ксения Кирсанова в свободное от работы время увлекалась декупажем – техникой декорирования различных предметов. Ксения активно искала новую информацию о своем хобби и как-то раз наткнулась на сайт итальянской мастерицы, запатентовавшей технику объемного декупажа – Sospeso Trasparente. «В это время на работе у меня планировалась поездка в Италию, и я решила попытать счастье и написала Монике, спрашивая о частных курсах, – рассказывает Ксения.– На удивление она быстро ответила, что с удовольствием меня научит, но тут я поняла, что она говорит только на итальянском. У меня было три месяца, чтобы выучить язык».

В тот момент Ксения Кирсанова еще не знала, что декупаж из хобби превратится в бизнес.

В 2008 г. Ксения выкупила права на технику Sospeso Trasparente, которые по контракту стоили порядка 45000–50 000 евро в год, и это не считая стоимости доставки и растаможки материалов. Никакой маркетинговой поддержки итальянцы не оказывали, поэтому продвигать технику в России Ксении пришлось самостоятельно: делать сайт, продумывать мастер-классы, увлекать поклонников декупажа новой и недешевой технологией.

«Имея прозападное образование и неуемный юношеский максимализм, я решила все делать «по-белому», – продолжает рассказ Ксения.– Поэтому я зарегистрировала юридическое лицо– ООО «Форстиль декор», заключила официальный контракт с итальянцами и контракт с компанией, которая занималась официальным импортом материалов из Европы».

Главная задача фирмы – преподавание техники декупажа и продажа материалов для него.

Увлечение декупажем росло, у Ксении стали появляться конкуренты, предлагавшие рынку дешевые и некачественные аналоги. Чтобы удержать свою аудиторию, нужно было что-то срочно придумывать. Тогда Ксения решила пойти знакомым путем и стала официальным дистрибьютором еще нескольких европейских компаний, производящих товары для рукоделия. Затем, изучая рынок товаров для декупажа, Ксения выяснила, что большинство декупажниц использует салфетки, но покупать их по одной невыгодно, а пачка из двадцати штук с одинаковым дизайном никому не нужна. «Мы придумали создавать свои наборы салфеток, – поясняет Ксения.– Закупали их оптом и формировали наборы по темам. Эта линейка является наиболее продаваемой товарной группой».

Для удобства Ксения решила развести бизнес: фирма «Форстиль декор» стала заниматься розничной торговлей, а для оптовой торговли появилось ООО «Крафт бюро». «Инвестиции в открытие бизнеса составили порядка 100 000–120000евро,– говорит Ксения. – У нас постоянно фиксировался недостаток оборотных средств, потому что трудно было регулярно обновлять ассортимент, поэтому мы привлекали заемные средства в виде кредитов. По нашим расчетам, до кризиса, мы должны были выйти в ноль в 2014 г., но этого не произошло».

Но все же компании продолжают работу в России, но управляет ими Ксения удаленно, из Арабских Эмиратов, куда ей пришлось переехать с мужем. Однако и там рукодельница недолго сидела без дела.

«Через год после переезда я ушла в декрет и продолжила заниматься творчеством, – вспоминает Ксения. – Потом узнала про ярмарку Artisanal Market, ARTE и стала выставлять там свои работы. Рынок хобби был здесь абсолютно не развит, и поделки привлекали большой интерес. В женском клубе ко мне подошла арабка, ей очень понравилось мое украшение. Выяснилось, что она является менеджером арт-центра. Она сразу же пригласила меня преподавать».

Через некоторое время Ксению пригласили в королевский офис одного из шейхов, там запускали государственную программу дополнительного образования для девочек.

Хендмейд Ксении Кирсановой приобрел в Дубае огромную популярность. Тогда с помощью подруги, выступившей соинвестором (размер инвестиций не раскрывается), в 2013г. Ксения зарегистрировала ивент-компанию, кроме всего прочего, специализирующуюся на оформлении мероприятий.

«Я никогда не думала, что хендмейд может найти свое применение даже в корпоративном секторе, – делится открытием Ксения. – Один из моих корпоративных клиентов– Maserati. Я создаю картины для каждого их нового шоу-рума, которые они дарят своим дистрибьюторам. Мои работы уже висят в шоу-румах Maserati в Корее, Ливане, Марокко, Австралии, Иордании, Катаре и т.д.».

Кооператив «Рога и копыта»

Создатель студии «Трофиарт» Анатолий Вязовкин занимается изготовлением художественных изделий с охотничьей тематикой всю жизнь. Еще во времена Советского Союза мастер стал членом Союза художников и долгие годы работал в предоставленной союзом мастерской на Малой Ордынке. Анатолий Вязовкин занимался охотой, ездил в разные экспедиции: так сформировался широкий круг знакомых, увлеченных общей темой. Мебель из рогов, люстры, чучела птиц и животных, интересные интерьерные аксессуары в охотничьем стиле всегда пользовались популярностью.

«В 1990-е было модно дарить дорогие подарки, – вспоминает Анатолий Вязовкин. – Тогда у нас был просто бум! Любые изделия забирались буквально из рук мастера. Наша мебель практически вечная. А первый комплект мебели был изготовлен еще лет тридцать назад для известного актера, президента Ассоциации каскадеров России и Российской кинологической федерации Александра Иншакова». По слухам, комплект мебели от «Трофиарт» есть у известной бизнес-леди Елены Батуриной.

В 2008 г. мастерскую на Малой Ордынке закрыли. Собственники здания затеяли ремонт и попросили всех арендаторов освободить помещения. Анатолию Вязовкину пришлось задуматься о мастерской. Все было перевезено на дачу под Чеховом. Работать там оказалось очень удобно, а заказчиков расстояние не смущало. Так студия «Трофиарт» окончательно обосновалась под Чеховом.

Работает Анатолий Вязовкин в одиночку, иногда привлекая дополнительных сотрудников для черновых работ, не требующих навыков, но занимающих много времени (отчистить и обработать рога и т.д.). Кроме того, студия постоянно сотрудничает со специалистами: резчиками по дереву, столярами, художниками, нопостоянного штата с сотрудниками на окладе нет.

Позволить себе изделия от «Трофиарт» могут лишь очень состоятельные люди. Ведь это штучные художественные изделия ручной работы, при создании которых используются натуральные материалы. Такие вещи не могут стоить дешево.

Так, например, комплект мебели (диван, два кресла и журнальный столик) из натуральных рогов и шкур стоит 510 000 руб., люстра из оленьих рогов со свечами – 125000руб., чучело головы лося – 85000 руб. Кроме создания собственных изделий, студия занимается оформлением охотничьих трофеев. «Наши клиенты– это в основном охотники, которые любят охотничий стиль в интерьере и хорошо разбираются в качестве таких вещей, – рассказывает про целевую аудиторию студии Анатолий Вязовкин. – Поэтому мы не вкладываемся в рекламу, информация о нас расходится через довольных клиентов, многие из которых давно стали друзьями».

Оборот студии «Трофиарт» владельцы не раскрывают. «Конкурентов у нас нет, – говорит Анатолий. – Но если кто-то захочет попробовать построить подобный бизнес, надо быть готовым к тому, что, помимо идеального художественного вкуса, должна быть сумасшедшая работоспособность. Это образ жизни, определенный круг интересов и знакомых, рассматривать «Трофиарт» как бизнес-проект, наверное, все-таки не стоит».

… и Африка ей не нужна!

Основатель и руководитель «Мастерской Черниковых» Ольга Черникова долгое время работала в Африке: девелоперская компания строила там офтальмологическую клинику. В Россию Ольга приезжала редко, по преимуществу осенью. Но как-то раз привыкшая к бесплодным пустыням Ольга посетила родину летом. «Я навещала родственников в Тамбовской области, – рассказывает Ольга. – Они занимаются производством валенок. Я надела на босу ногу валенки, огляделась вокруг, и у меня как глаза открылись! Какая ж тут красота!» Африка осталась в прошлом.

Сначала Ольга просто для души расшивала валенки и дарила их друзьям. Оценив обратную связь (друзья были в восторге), решила, что осчастливить красивыми валенками можно больший круг людей, ведь удобно, полезно для здоровья, и это наша история! С помощью мамы Людмилы Черниковой Ольга стала осваивать выставки-продажи, которых в начале 2000-х было много, и почти все интересные. «Наш первый стенд на выставке в ЦДХ был чуть больше квадратного метра, – вспоминает Ольга.– Но нам удалось получить заказ на 30пар валенок. Я сначала согласилась и только потом стала думать, как уложиться в сроки. Мы с мамой вышивали на скорость. Тогда заработали первые $3000».

Валеночный бизнес стал набирать обороты. В среднем мастерская выпускала 3000–3500 пар в год. Валенки по-прежнему заказывались у родственников, но Ольга сама предлагала усовершенствование моделей. Так появились валенки на разноцветных подошвах, на ортопедических подошвах. Затем Ольга приобрела вышивальную машинку, одну из последних моделей, но ручная вышивка осталась. Именно поэтому валенки стоит порядка 15 000 руб. и количество их ограничено. «Мне не нравится слово «хендмейд», – признается Ольга. – Оно отдает чем-то любительским и слегка корявым. У нас валенки ручной работы, чувствуете разницу? А разница в качестве!»

Опыт работы в большом бизнесе подсказывал: останавливаться нельзя. «Валенки – товар сезонный, – справедливо рассудила Ольга Черникова. – Надо двигаться дальше. Мы занялись шитьем одежды (например, банный халат из конопли стоит 15000 руб., а шерстяные варежки– 4500руб.), стали делать подушки с душистыми травами, в 2008 г. попробовали печь пирожки. Пирожки получились замечательные, но сбор документов тогда загубил идею на корню».

В 2009 г. «Мастерская Черниковых» расширила деятельность, стала проводить мастер-классы: по выпечке хлеба, засолке огурцов и капусты. Примерно тогда же родилась идея интерактивного музея. Народные костюмы можно было померить, попробовать травяные чаи, спуститься в погреб и посмотреть, как правильно хранить соленья и варенья. Сейчас музей «Мастерской Черниковых» находится на территории Новоспасского монастыря. Сегодня «Мастерская Черниковых» экспериментирует с фермерскими продуктами: травяные чаи, варенья, соленья, колбасы, тушенка. В продаже пока только хлеб(по 300 и по 600руб. за изделие)и хвойный коктейль (600 руб. за литр– изобретение самой Ольги). Вштате трудятся всего десять человек. «Для себя я вывела некоторые правила роста бизнеса,– резюмирует Ольга.– Хвататься за любые возможности, работать 28часов в сутки, общаться с людьми и верить в то, что ты делаешь. Да, «Мастерская Черниковых» – это уже не просто хобби, это бизнес. Но не только, это мой образ жизни».

Как по нотам

Сейчас Игорь Исаев – владелецбренда имагазинаGrungeJohnOrchestra. Explosion. Куртки и джинсыGrungeJohnможно купить не только в самых престижных магазинах Москвы («Цветной», ЦУМ,Brandshop), но ивАмерике, Европе и Японии. А начиналось все с собственной рок-группы и желания соответствовать рок-стилю в одежде.

«В конце 1980-х с рокерской модой было сложно, – вспоминаетИгорь Исаев. – А очень хотелось не только играть рок, но и одеваться «правильно». Поэтому брал дедушкины костюмы, что-то переделывал, и получалось как раз то, что нужно».

«Момент перехода от хобби к бизнесу я помню очень хорошо, – говорит Игорь.– ВРоссии стали появляться секонд-хенды, я уже имел опыт «общения» с ношеной одеждой, и открытие секонд-хенда произошло само собой, под влиянием спроса накультовом в те годы Тишинском рынке. Продавать там стал вещи в основном американские и оченьсубкультурные. Это было в начале 1990-х и не требовало существенных вложений, так как оптовые цены на секонд-хенд были низкие. Нужно было лишьотобрать «правильные» вещи. А выбрать было из чего: в Россию секонд-хенд завозили огромными ангарами».

«Я видел, что предпочтение отдается одежде на основе культовых моделей,и думал, что могу делать одежду не хуже, чем привожу, – рассказывает историю своего бизнеса Игорь.– Первые пуховики DJ at Work я отшивал в Болгарии в 1996 г. через свою знакомую, а параллельно мы с приятелем на Сколковском кожзаводе наносили специальное покрытие на кожу, и затем я производил кожаные джинсы и платья. Продавали все в первых андеграундных магазинах Москвы. Но такой бизнес был низкомаржинальным. Зато просматривалась готовность людей платить за качественные вещи. Я решил сосредоточиться только на самом сложном– верхней одежде, а все остальное оставить до лучших времен».

В конце 1990-х Игорь ужепродавал свою одежду в ЦУМе иГУМепод видом иностранного бренда Primal Scream: российское было не в моде. Вначале «нулевых» в Москве стали появляться торговые центры и вместе с ними в страну пришли крупные сетевые ретейлеры, у которых имелись амбиции в создании своих брендов. Тогда Игорь Исаев стал производить одежду для них. «Это был полный цикл – от создания бренда до готовой продукции, – рассказывает владелец Grunge John Orchestra. Explosion. – Параллельно яначал регулярно ездить в Италию, где познакомился со многими производителями, с которыми стал впоследствии успешно сотрудничать. Тогда же я вновь вернулся к своей давней мечте– созданию полноценного бренда made in Moscow. И в 2008г. запустил Grunge John Orchestra. Explosion».

В 2010 г. с помощью финансовой помощи друга Ильи Нафеева Игорь смог открыть собственный магазин. «Чтобы передать дух бренда, необходим собственный flagship store, тяжело представлять бренд без истории в мультибрендовом магазине, среди множества именитых марок, – поясняет Игорь Исаев. – У нас недешево, но очень качественно. Все это надо увидеть, потрогать, попасть в атмосферу нашего комьюнити».

Отшивается одеждаGrungeJohnв Москве и Московской области. «Яхочу производить все там, где живу, как многие итальянские, американские или английские семейные компании», – подчеркивает Игорь Исаев. Но ткани, нитки, фурнитура и даже швейное оборудование – импортные.

В 2011 г. оборот предприятия составлял порядка 1 млн евро, в 2013г.– около 2 млн евро, в 2014г. Игорь рассчитывал превысить планку в 2 млн евро, но из-за корректировки валютных курсов не сложилось. В2013 г. компания Игоря стала сотрудничать с известным миланским шоу-румом Studio Zeta, но для развития пришлось перейти на сотрудничество с региональными дистрибьюторами, так как бизнес агентских шоу-румов не подразумевает предоплаты, и развиваться приходилось на свои деньги. Сейчас, несмотря на санкции, российский брендGrungeJohnOrchestraпредставлен дистрибьюторскими компаниями в США, Канаде, Германии, странах Бенилюкса и в Италии.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: