Грохни меня, если сможешь

Молодой человек спортивного телосложения в темно-синей куртке и черной шапке срывается с места с криками «Вот она! Это она! Сейчас я ее грохну!». Он бежит к крайнему подъезду жилого дома, из которого секунду назад выскочила девушка. Прикрывая лицо газетой, она на всех парах мчится к автостоянке. Там ее уже ждет «шестерка», мотор на ходу, задняя дверь распахнута. «Блин! Она уходит!» – кричит молодой человек своему напарнику и пытается на ходу вытащить из сумки пистолет. Молния клинит, замок не открывается. Девушка быстро запрыгивает на заднее сиденье и опускает голову на колени. Машина с визгом стартует, оставляя клубы дыма и черный след на асфальте. Парень с пистолетом догоняет ее, пытается запрыгнуть на багажник, соскальзывает и падает на землю. «Все, ушла, – говорит напарник с досадой, помогая ему подняться. – Запрашивай новые координаты!»


Это не криминальная хроника и не сценарий боевика. Это «Грохни» – «городская реальная охота независимых интеллектуалов», самая молодая из российских забав. Проект запущен лишь в конце ноября 2006 г., но уже сегодня он насчитывает более 500 участников. Пока «Грохни» действует только в Санкт-Петербурге. Но и москвичам осталось ждать недолго: столичный аналог появится уже в начале весны, а к концу 2007 г. организаторы планируют освоить 20 российских «точек» – все те города, где последние два-три года очень активно играют во всевозможные городские игры.


И судя по всему, у «охотников» есть все шансы осуществить задуманное. По оценкам самих участников городских игр, сейчас в разных уличных соревнованиях участвуют уже 2–3 млн человек по всей стране. В основе такой бешеной популярности городских игр лежит жажда новых экстремальных развлечений, уверен психолог Сергей Ениколопов, руководитель отдела клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН. «Молодые люди, особенно обеспеченные, хотят не просто чем-нибудь занять свободное время, а заполнить жизнь острыми ощущениями, – объясняет психолог. – А для клерков, менеджеров, банкиров и молодых руководителей городские игры – идеальный отдых, отличная возможность снять стресс и переключиться с надоевшей рутинной работы». Организаторы «Грохни» считают, что игра – самый лучший способ сделать жизнь интереснее. «Оценивая киноновинки, мысленно представляешь себя на месте героев. В реальной жизни все не так захватывающе, – добавляет идеолог проекта Андрей. – Но мы пытаемся хоть как-то изменить реальность».


Некоторые городские игры пришли к нам из Европы и США, некоторые выросли из пионерской «Зарницы», дворовых казаков-разбойников и спортивного ориентирования. Но все они, как правило, построены по принципу «кто быстрее» и «горячо-холодно». Геокешеры ищут клады, буккроссеры – книги, участники «Дедлайна» – тайные коды, спрятанные организаторами по всему городу. «Грохни» – первая российская городская игра, «мишенью» в которой стал человек. Придумали ее молодые петербургские предприниматели Андрей Смирнов и Макс Левин, взяв за основу мегапопулярную американскую StreetWars – «Уличные войны», которая за последние два года охватила чуть ли не полсвета.


«StreetWars многим напоминает компьютерные квесты и стрелялки, только все происходит в реальной жизни», – говорит адвокат Франц Аликво, идейный вдохновитель «уличных войн». Там каждый охотник, участвующий в игре, получает фото, домашний адрес и адрес работы своей жертвы. Задача: найти и обезвредить – «убить» из водяного пистолета. Выигрывает тот, кто в конце выйдет из игры сухим – в прямом смысле слова. Когда игра впервые прошла в Нью-Йорке, мэр Майкл Блумберг выступил со специальным обращением, заявив, что такие забавы «совсем не смешные, особенно в наше время». Правда, запрещать ничего не стал. Аликво в тот час объявил следующий раунд.


«Грохни» отличается от StreetWars «интеллектуальностью»: чтобы узнать координаты жертвы, нашим охотникам, в отличие от западных «коллег», приходится разгадывать массу ребусов-подсказок. За 27 рублей, которые наши «киллеры» платят за эсэмэски, охотник получает зашифрованную информацию о месте проживания жертвы, ее работе, хобби, путях передвижения по городу, автомобиле и планах на ближайшее время. Охотники, не желающие ломать голову над загадками, могут сыграть в «американку» и, как в США, запросить прямое указание на местонахождение жертвы (максимально в радиусе 100 метров) – такая эсэмэска стоит 67 рублей. Жертва, уверенная в своей неуловимости, ставит на себя некую сумму денег. Приз получает жертва, если ее не «грохнут» до конца охоты (время она сама определяет заранее), или охотник, если ему удалось ее поймать. «Грохнуть» человека можно двумя способами: сфотографировать или выстрелить в него специальной светящейся в темноте жидкостью. Охота идет круглосуточно и без выходных. Организаторы уверены, что со временем возрастет и количество активных охотников, готовых покупать подсказки и первоначальные ставки жертв, – так что призовой фонд будет значительно больше обычных сейчас 3000 рублей.


Правда, денежный фактор не является  решающим для участников проекта. Большинство из них и так неплохо зарабатывают. Игроки – молодые юристы, трейдеры, программисты, менеджеры и врачи. Возраст – от 18 до 30+. Адреналин, драйв, кайф – вот чего они жаждут.


23-летняя Гульнара, директор по развитию модной галереи, в «Грохни» носит кодовое имя Gry. Пять дней она была жертвой. За полчаса до конца охоты ее-таки «грохнули». «Обидно, конечно, но эту неделю я не забуду никогда, – говорит она. – Едва ли я смогу вспомнить, чтобы за последние 3–4 года я прыгала из окна второго этажа, влетала в стоящую на перекрестке машину с криком “Гони!”, со слезами на глазах умоляла продавщицу спрятать меня под прилавком или сигала через двухметровую решетку забора в узеньком пальто, юбке и на каблуке в 9 сантиметров». Гульнара уверена, что игра позволяет оторваться от бумажно-кабинетно-телефонной реальности и вспомнить о более приятных вещах. Например, о физической подготовке. После игры она решила возобновить занятия карате, которые забросила несколько лет назад, тем более что «прикольное чувство», что все вокруг следят за ней, не покидает Гульнару до сих пор.


25-летний Павел ака Cooper, менеджер по персоналу сети японских ресторанов, это ощущение называет «паливо». Он сумел перехитрить охотников и продержался до конца, но до сих пор иногда напрягается при виде людей с фотоаппаратами. Павел стал участником игры тоже из-за адреналина. До этого он перепробовал все возможные виды экстремального спорта: сноуборд, ролики, дайвинг, парашют, стрит-рейсинг. Но краткосрочной остроты ему уже не хватало – стал жертвой в «Грохни». Теперь он хочет попробовать себя в роли охотника, для чего уже несколько недель наблюдает за «профессионалами», внимательно читая отчеты на сайте.


Лучшими охотниками «Грохни» считаются 23-летний программист Иван под ником Lucky и 24-летний трейдер Денис – WolanD. Вместе они «грохнули» уже 4 жертвы. Работают в связке. Денис – мозговой центр. Ему нравится сам процесс охоты – разгадывание подсказок-ребусов, поиск информации о жертве, составление целостной картины из абсолютно разрозненных данных. Его инструменты – Интернет, всевозможные легальные и не очень базы данных, энциклопедии, справочники.«Я бы назвал эту игру “спорт в стиле что-где-когда”, – говорит Денис. – Но интеллектуальная сторона процесса для меня важнее. Вычислить имя жертвы по ее нику (использованному и на других форумах), возраст и профессию по фото, адрес по номеру мобильного телефона – вот это кайф». Иван – «полевой игрок». Он гоняет на машине по всему городу в погоне за жертвой. Счастливчик быстро ориентируется по карте, с невозмутимостью истинного охотника игнорирует правила дорожного движения и может по трем подсказкам о местонахождении жертвы вычислить скорость ее передвижения и примерный пункт назначения. «Я обожаю скорость, ощущение близкой развязки и чувство удовлетворения после успешной охоты», – объясняет программист.


Все охотники в один голос говорили, что рассказывать о игре бессмысленно – нужно один раз попробовать. Ваня предложил корреспонденту и фотографу Newsweek один день сопровождать его на охоте. Его напарник Денис уехал в командировку, поэтому к нам присоединились 25-летняя врач-диагност Аня Synaptica и 27-летний юрист Гриша Grecian. Собрались в кафе рано утром. Ноутбук, Wi-Fi, желтые страницы, 2 подробные карты города, 4 диска с телефонными базами, мобильники. На фото наша жертва под ником Grani – девушка как девушка, вроде самая обычная. Но Гриша как-то сразу догадался, что она гуманитарий, Ваня угадал возраст, а Аня с ходу назвала марку пальто и солнечных очков. Взяли первую подсказку, указывающую на место фактического проживания жертвы (с точностью до квартала): «Моряки незадолго до развязки успешно использовали электричку». Напряженный мыслительный процесс, кофе, сигарета, и Аня выдает ответ: «Это, наверное, где-то около улицы Матроса Железняка, там же еще рядом железнодорожный переезд».


Мы с фотографом делаем вид, что тоже вот-вот хотели предложить такой же вариант. Но следующая подсказка, указывающая на номер телефона жертвы, заставляет нас усомниться в своей сообразительности: «Когда закричишь – не забудь про восьмерку. Четвертая простая укажет на пару троек. Кубическая пара приведет тебя в Монреаль». Охотникам шифр показался простым. Это, оказывается, «Мегафон» («когда закричишь» – намек на громкоговоритель или рупор). Затем 8, про которую надо не забыть, затем 7 – четвертая простая цифра. Затем 3 и 3. Кубическая пара – еще раз 8. Монреаль – там была Олимпиада-76 – дает ответ 76. Итого: 921-873-38-76. Звоним жертве. Ваня представляется однокурсником Сережей и спрашивает про следующий зачет. Девушка на трюк не ведется: «Никакого Сережи я не знаю и зачеты все уже закончились! Пока». Но охотник уже получил что хотел: «Она находится в помещении, слышны женские голоса, наверное, у подруги. Берем прямую подсказку и выезжаем».


Радиус 100 метров – это на самом деле как минимум 5–6 домов. Разделяемся на группы. Вдруг из подъезда выбегает девушка, прикрывающая лицо газетой. Ближе всех к ней стоит Ваня. Это он потом не успеет достать водяной пистолет и бросится на ее «шестерку», чуть не попав под колеса.


Охота продолжалась до позднего вечера. Мы следовали буквально по пятам жертвы, но она каждый раз от нас ускользала. Первое время мы преследовали синюю «шаху» с транзитными номерами – точь-в-точь такую же, как та, на которой умчалась Grani. Прижали ее к обочине. Изумленный водитель опустил окно. Анин вопрос «Э-э-эм, извините, не подскажете…вы один в машине?» окончательно его смутил. Хорошо что хоть не буйный мужик попался. По медленно меняющимся координатам мы поняли, что жертва теперь передвигается пешком. Промокшие насквозь, грязные, усталые и голодные, мы каждый раз опаздывали на обидные 2–3 минуты. Не помогли 7 ребусов и 21 прямая подсказка. Жертве, в конце концов, удалось уйти от преследования. Ей присвоили звание «агента» и выдали честно заработанные 3310 рублей. Теперь 22-летняя Полина, студентка философского факультета СПбГУ, ждет следующей охоты, чтобы опять стать агентом Grani. Пусть и ненадолго.


 


 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: