В Афинах злятся на Европу, заманившую Грецию в ловушку банкротства, и готовятся к новым боевым действиям

Еще неделю назад полиция не осмеливалась заглянуть в афинский район Экзархия – цитадель греческих анархистов. Теперь она проводит здесь странные акции устрашения. Со страшным топотом полицейские пробегают по району, гремя своими пластиковыми латами.
После 5 мая анархисты из Экзархии не ходят на акции протеста – остальные протестующие не берут их в свою компанию. Если в толпе появляется группа подростков в капюшонах, сами демонстранты сразу окружают ее плотным кольцом. «Мы за минуту потеряли все, что строили десять лет, потому что не смогли остановить этих молодых ребят», – цедит Арис, ветеран анархистского движения. Он имеет в виду трагический случай с коктейлями Молотова, которые три анархиста бросили 5 мая в окна банка, который принадлежит ненавистному банкиру Фгенопулосу. Банкир заставил своих сотрудников работать во время всеобщей забастовки. Окна его банка, в отличие от других, не были защищены, а запасные выходы были закрыты. В итоге в дыму задохнулись три человека, в том числе беременная женщина.
На прошлой неделе новых столкновений в Афинах не было – только в ночь на пятницу прогремел взрыв около тюрьмы. Это анархисты продемонстрировали, что арестованные на прошлой неделе активисты – вовсе не те, кто нужен полиции. Все уверены, что настоящие бои еще впереди. «Греция еще будет в огне. Сейчас спокойно, но приезжайте в сентябре, когда люди поймут, что им не выжить», – советует один из анархистов.
У анархистов много недоброжелателей – например, коммунисты. Они говорят, что молодые смутьяны – слепое орудие пропаганды, у них нет политических взглядов. Коммунисты даже рисуют плакаты, представляющие анархистов орудием всех разведок мира. Но зато методы анархистов начинают перенимать все больше афинян. Боев не избежать, опасается ветеран греческой компартии Манолис Глезос, причем вести их будут не анархисты, отрицающие самое государство, а группировки, нацеленные на захват власти.

ДЕМОКРАТЫ И ТАЛИБЫ

Манолису Глезосу 88 лет. Он читает без очков, и рукопожатие у него стальное. На прошлой демонстрации он шел в первом ряду, когда полицейский выстрелил газовой ракетницей ему в лицо.
Глезос – легенда греческих левых. Его знают люди разного социального уровня, достатка и возраста, чьи отцы и деды были в Сопротивлении. То есть большинство. В 1944 году он сбросил с Акрополя немецкий флаг. Шесть раз сидел в тюрьме, пять раз его приговаривали к смерти. Отказался от кресла председателя компартии Греции в пору ее расцвета, вышел из нее, когда она раскололась в 1968-м. Не согласился на кресло депутата ни греческого парламента, ни европейского. Был обласкан Советским Союзом, но ушел от всех заманчивых предложений, уехал в родную деревню Аперату на острове Наксос и установил там, по собственному выражению, народное правление. В самые тяжелые годы в Аперату не было безработицы, наоборот, к ним шли работать соседи.
В больницу полицейские прислали Глезосу цветы. Перед ним извинились профсоюз полицейских и МВД. На этой неделе он приглашен читать лекцию личному составу. Он собирается обсудить такой вопрос: должна ли полиция защищать граждан от уголовников или действовать как часть репрессивной системы.
Глезос считает, что единственный способ избежать нового кровопролития – провести выборы. Социалисты пришли к власти, говорит он, не обещая сокращений и урезания зарплат и пенсий, поэтому теперь они должны провести выборы или объявить референдум. «Если они этого не сделают, будут столкновения с полицией, городские бои, – опасается Глезос. – Ведь 5 мая площадь перед парламентом захватили простые люди».
Категорически против перевыборов и референдума глава греческой Торгово-промышленной палаты Константинос Михалос.
Он, как и большинство крупных бизнесменов, считает, что сейчас нет другого выхода, кроме как подчиниться требованиям Евросоюза и МВФ, несмотря на выставленные ими жесткие условия. Он уверен, что кризис – не время для политической борьбы и народного волеизъявления. Особенно радует его тот факт, что траншами будет распоряжаться непосредственно офис премьера, а не толпа бюрократов. «В стране 1 098 117 госслужащих! За 30 лет создано слишком много бюрократии, слишком много законов и их интерпретаций», – сетует глава ТПП. В этом он, кстати, почти сходится с Глезосом. «У премьера 46 советников – когда он только находит время, чтобы встретиться с ними?» – недоумевает Глезос.
Михалос, активнее многих выражающий интересы крупного капитала, считает, что ни бои, ни демонстрации никому уже не помогут. Он повторяет, что греки – не нация демонстрантов, хотя вся история Греции вроде бы опровергает его слова. «Любой человек в нынешних условиях негодует – для этого есть слишком много причин. Демонстрации – это демократичный и законный способ показать свое отношение к происходящему», – спорит Антонис Самарас, лидер оппозиционной правой партии «Новая демократия». Но многие предприниматели считают, что надо запретить демонстрации вообще, потому что они мешают выходу из кризиса. Журналисты окрестили манифестантов «талибами МВФ».

ВСЕОБЩЕЕ НЕПОВИНОВЕНИЕ

Никаких выборов, конечно, не будет – хотя бы потому, что в стране сейчас нет популярных политиков. Христофорос Бернардакис из независимой социологической службы VPRC говорит, что недоверие партиям, властям всех уровней и профсоюзам бьет рекорды. Правящей партии социалистов ПАСОК не доверяют 78%, оппозиционной правой партии «Новая демократия», которая была у власти до октября 2009 года, – 85%. Недоверие всем остальным укладывается в этом диапазоне. За последний год хуже стали жить 67% греков, а ведь сокращения и снижения зарплат еще даже не начинались.
«Воры, воры!» – кричит толпа перед парламентом. Даже самые мирные шествия, сидячие акции или стояния со свечами проходят очень нервно. На прошлой неделе демонстранты побили главу профсоюзов работников частного сектора, который эту демонстрацию и объявлял. Иоанна Карапдипаки входит в руководство профсоюзом работников частного сектора и возглавляет Союз потребителей. Ее не смущает то, что ее шефа побили на последней демонстрации: «Когда общество в кризисе, все его институты в кризисе».
По данным VPRC, за самые разные типы борьбы выступают 54% граждан. Еженедельник социалистов «Тема» успокаивает: 74% против забастовок. Впрочем, на 20 мая два крупнейших профсоюза работников частных и государственных предприятий уже назначили следующую забастовку.
Иоанна – еще и член правящей соцпартии. И хотя эта партия против забастовок, традиционно близкие к социалистам профсоюзы уже вышли из подчинения. «Забастовки будут. Мы готовы к долгой борьбе. Мы представляем интересы работников, а не золотую молодежь, – возмущается Иоанна. – У нас безработица не 17%, как говорит государство, а 22%. Пособие – €500 в год». Банкиры любят рассуждать, что Греция – последняя страна социализма в Европе, говорит она, но греческие рабочие получают меньше европейцев, а их зарплаты падают.
У профсоюзных лидеров, наверное, уже нет другого выхода, кроме как взбунтоваться против собственной партии. «Если народ бастует без нашего участия, он неподконтролен», – признается Иоанна. Вечером мы встречаемся на демонстрации. По сравнению с коммунистами и левыми профсоюзы собирают небольшие шествия. Но и такие манифестации в несколько тысяч человек на три часа перекрывают город. «Люди и их жизнь выше прибыли», – Иоанна повторяет известный антиглобалистский лозунг. Ее партия заигрывания с антиглобализмом не поощряет. Трех депутатов, голосовавших против выполнения условий ЕС и МВФ, из правящей партии исключили.

ЕВРОПЕЙСКАЯ ЛОВУШКА

Афинские демонстранты уверены, что Европа намеренно заманила Грецию в ловушку. Огромный резонанс вызвало заявление депутата Европарламента Даниэля Кон-Бендита, одного из лидеров студенческой революции 1968 года в Париже. Ссылаясь на личный разговор с премьер-министром Георгиосом Папандреу, он заявил, что большая часть кредитов, которые получит Греция, пойдет на покупку вооружений у Германии и Франции. Якобы таково требование Берлина и Парижа – именно поэтому греческое правительство и сокращает зарплаты и пенсии. Франция это обвинение с негодованием отвергла, правительства Германии и Греции промолчали.
23% бюджета Греция тратит на военные расходы – в два раза больше, чем страны Западной Европы, говорит Манолис Глезос, в этом одна из главных причин нынешнего кризиса. Он предлагает в течение пяти лет вообще не покупать вооружений. «Турки на нас не нападут, а если кто-то нападет, то мы же члены НАТО. Немцы же говорят, что их экономическое чудо стало возможно потому, что они не тратились на оружие», – говорит Глезос.
Еще он считает, что необходимо обнародовать список действующих в Греции международных фондов и корпораций – чтобы они отчитались по своей деятельности и объяснили, почему они не платят налоги в Греции. Таким фондам Греция должна более 40%, говорит он.
Депутат от «Коалиции левых сил» Пенанотис Лафазанис обвиняет европейские банки в том, что она до сих пор давали Греции в долг на других условиях, чем Германии или Великобритании, – под 18–20%, загоняя ее тем самым в тупик. Он считает, что Греция отдана банкам на разграбление, а механизм финансовой помощи ведет не к спасению, а к абсолютной катастрофе: «Неизбежно последует народная реакция. Меры спасения Греции разрушают экономику. Население загоняют в рабство и бесправие, за которым последует восстание».

ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ МЕССИДЖ

Хотя правительство социалистов и сокращает госрасходы, правые, традиционные сторонники этой меры, все равно уверены, что власти губят страну. Антонис Самарас был избран главой оппозиционной партии «Новая демократия» после того, как правые проиграли последние выборы. В предыдущих правительствах он возглавлял министерства иностранных дел и культуры. Теперь он имеет шансы стать следующим премьер-министром.
Самарас рад той помощи, которую оказывает Греции ЕС и МВФ, хотя и считает, что это нужно было сделать раньше. Но он – разумеется, он же правый – не согласен с увеличением налогов: «НДС уже увеличился с 19% до 22%. Чем больше в условиях кризиса увеличивать налоги, тем меньше надежд на то, что экономика выйдет из кризиса. Эта мера больше похожа на яд, чем на лекарство. Мы поддерживаем увеличение налогов на алкоголь и сигареты, но против увеличения налогов на топливо».
Решение правительства урезать пенсии Самарас, впрочем, не осуждает. Он лишь надеется, что низкие пенсии не будут урезаны. Впрочем, правительство обещает сократить пенсии только тем, кто получает больше €1400. Глава Торгово-промышленной палаты Михалос тоже винит государство. «Правительство не должно играть в бизнес. Надо начать программу приватизации, пять миллиардов евро она даст сразу, – рассуждает он. – Государство должно передать многие функции бизнесу. Он справится со строительством тюрем, больниц, школ и вернет их государству в пользование».
Михалос переживает, что из-за волнений в Грецию перестанут ездить туристы: «Демонстрациями туризм не привлечешь. Нам нужно послать привлекательный мессидж миру, придется опустить цены». Впрочем, пока эти опасения не оправдываются – греческие гостиницы практически заполнены, цены не опустились.
Во время очередной демонстрации в центре Афин профсоюзные лидеры ведут переговоры с полицией о том, можно ли провести шествие у дома премьер-министра. Между ними бродят обитатели самой фешенебельной гостиницы Афин Grand Bretagne.
Американский бизнесмен Джек из Алабамы, солидный мужчина с непроницаемым лицом, гуляет в приподнятом настроении, хотя не понимает ни лозунгов демонстрантов, ни приказов полиции. Он совсем не считает отпуск испорченным, зато с удовольствием рассказывает об американском опыте борьбы с властями. Как раз в тот день в Калифорнии началась забастовка 1700 рабочих самолетостроительного завода «Боинг». Сравнение не в пользу американцев, констатирует Джек. Рабочие в Калифорнии забастовали на неопределенный срок – в отличие от греков, показывающих, по его мнению, четкость и слаженность действий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *