Гениальный инвестор

Появившиеся на прошлой неделе слухи о распродаже российских активов группы «Онэксим» Михаила Прохорова были вроде бы опровергнуты, однако генеральный директор группы Дмитрий Разумов не отрицает, что все время ведутся переговоры о купле-продаже различных компаний. 

В сущности, ничего иного оказаться и не могло: готовность к крупным продажам никогда не объявляют заранее, а столь солидные активы, которые имеются в распоряжении «Онэксима», в принципе нельзя реализовать быстро – переговоры об их продаже могут вестись несколько лет, прекращаясь и возобновляясь. Конъюнктура для продаж сейчас, несомненно, не самая лучшая. 

Однако интересно то, что новость об устроенной миллиардером Михаилом Прохоровым большой распродаже была воспринята всеми как органичная и ожидаемая. Дело тут не только в обысках в медиахолдинге РБК, вызванных якобы слишком острыми материалами газеты РБК. В конце концов руководство газеты можно и заменить, что Михаил Прохоров и сделал. Однако портфель инвестиций «Онексима» сформирован в значительной части из активов, которые нельзя назвать абсолютно беспроблемными. Среди них практически невозможно найти бизнес с блистательными перспективами, который не стоило бы продавать в расчете на будущие прибыли. Но в то, что хозяин мог бы хотеть избавиться от этих активов, особенно в условиях политической и экономической неопределенности, можно поверить сразу. Как инвестор, Михаил Прохоров стал героем весьма непростых историй с негарантированным успехом. 

Пути вниз

По оценкам Forbes, состояние Михаила Прохорова начиная с 2011 г. планомерно уменьшается – с $18 до $7,6 млрд. Таким образом, сейчас оценка активов известного миллиардера вернулась к уровню 2006 г. – 10 лет работы в бизнесе прошло даром.  Соответственно снизилась и позиция Михаила Прохорова в рейтинге богатейших людей России. Если по итогам 2009 г. миллиардер был первым богачом страны, то затем, уступая одну строчку за другой, постепенно отступил на 14-е место. В рейтинге российских миллиардеров так низко  Прохоров не падал еще никогда. 

В 2013 г. политолог Михаил Тульский сказал: «Вообще Прохоров отнюдь не так успешен в бизнесе. <…> Как только Потанин перестал водить Прохорова за ручку по лабиринтам бизнеса, у последнего сразу начались проблемы».

Действительно, если посмотреть на биографию Михаила Прохорова, можно увидеть, что в первой половине жизни он никогда не вел дела полностью самостоятельно. 

Его успешную карьеру можно объяснить тем, что он оказался в нужное время и в нужном месте – вошел в престижную сферу финансов в ключевой момент, в самом конце 1980-х, когда только выходила из эмбрионального состояния рыночная экономика и можно было наблюдать мгновенное обогащение отдельных счастливчиков.  

К концу 1980-х Михаил Прохоров окончил один из ключевых вузов будущей рыночной России – Московский финансовый институт (ныне Финансовый университет при правительстве РФ). Выпускники его тогда были на вес золота, поскольку  только начиналось создание новых для страны банковских институтов. Кстати, среди однокурсников Прохорова – будущий вице-премьер Александр Хлопонин и будущий зампред ЦБ Андрей Козлов. 

После учебы Прохоров несколько лет набирался опыта в Международном банке экономического сотрудничества (МВЭС) – межгосударственной кредитной организации, отвечающей за расчеты между торговыми партнерами СССР. Ну а потом он создал совместный банковский бизнес с коллегой по МВЭС Владимиром Потаниным, который был на четыре года старше и уже приобрел довольно большой опыт работы в советских внешнеторговых организациях. 

С 1992 г., в течение примерно 16 лет, Михаил Прохоров практически не фигурировал как самостоятельная бизнес-персона – в глазах общественности он неизменно был частью тандема с Владимиром Потаниным, хотя занимал ключевые позиции в их совместной бизнес-империи – председателя правления Онэксим-банка или генерального директора «Норильского никеля».

Переломной точкой в карьере Прохорова стал «развод» с Потаниным, произошедший почти одновременно с финансовым кризисом 2008 г.

Разумеется, истинные мотивы таких поступков никогда нельзя понять до конца – здесь деловой расчет перемешан с психологическими особенностями человека. Можно лишь предположить, что профессионального банкира и финансиста Прохорова стала тяготить роль операционного руководителя металлургического комбината. В прессе тогда можно было прочитать об амбициозных планах миллиардера, который хотел заняться высокими технологиями. Так, в 2007 г. «Коммерсант» утверждал: «В окружении Михаила Прохорова говорят, что раздел бизнеса вызван тем, что он потерял интерес к оперативному руководству «Норникелем». <…> Он хочет делать российский аналог Microsoft». Цитировались в прессе и такие слова Михаила Прохорова: «В последние годы в бизнесе «Интерроса» появились новые, чрезвычайно перспективные направления в области традиционной и альтернативной энергетики. Инвестиции такого рода требуют значительных интеллектуальных и финансовых вложений. Намерен серьезно заняться этой перспективной сферой, считаю, что водородные технологии позволят России создать инновационную экономику». 

После «развода»

Ни один масштабный и удачный инновационный проект с тех пор за Прохоровым не числится. Между тем позиции Владимира Потанина в рейтинге Forbes были куда более стабильными. Его место на «лестнице славы» колебалось вокруг цифры 4, оценки состояния не опускались ниже $12 млрд. Но это случилось уже позже.

А в 2009 г. вся деловая пресса хором пела осанну Михаилу Прохорову за сверхудачную сделку, поскольку он смог «выйти в кэш» накануне кризиса. Сумму, вырученную благодаря «разводу», оценивали примерно в $9 млрд, из которых примерно половина была получена от Владимира Потанина, а остальное – от Олега Дерипаски за блокпакет «Норникеля». Именно благодаря этой сделке в 2009 г. Прохоров в первый и последний раз стал лидером рейтинга Forbes.

Но деньги надо было еще куда-то вкладывать. Проектом в «альтернативной энергетике» в конечном итоге оказалась разрекламированная, но неудачная попытка  создания «Ё-мобиля», на которую Михаила Прохорова подвиг белорусский автомобильный предприниматель Андрей Бирюков. Инвестиции в проект оценивали в 150 млн евро, но он кончился ничем в 2014 г. – разработчики не смогли уложиться в объявленную стоимость машины. 

Важнейшим активом Прохорова сегодня является 17-процентный пакет акций ОК «Русал», полученный в результате сделки с Дерипаской. Стоимость этого актива по состоянию на прошлую неделю превышала $800 млн. Однако актив не растет: за пять лет (с середины 2011 г.) капитализация «Русала» снизилась примерно в четыре раза. На компанию негативно влияют низкие  мировые цены на алюминий, а также высокий уровень задолженности. 

Что любопытно, большая задолженность образовалась у «Русала» в том числе и потому, что в свое время Дерипаска брал взаймы у Прохорова на покупку доли «Норильского никеля». Теперь последствия этой сделки косвенным образом влияют на состояние продавца. 

При этом сам Михаил Прохоров свой пакет акций «Русала» заложил в ВТБ для покупки 20% акций «Уралкалия». Но вложение Прохорова в «Уралкалий» тоже нельзя назвать счастливым билетом. Когда в 2013 г. миллиардер покупал акции калийной корпорации у Сулеймана Керимова, казалось, что Прохорову очень повезло, поскольку продажа напоминала вынужденную: ведь смены акционеров «Уралкалия» требовал сердитый президент Белоруссии Александр Лукашенко. 

Однако и здесь Прохорова настигли те же неприятности – высокий уровень задолжености и нестабильность мировой конъюнктуры. По данным «Ведомостей», сделка Прохорова с Керимовым осуществлялась, исходя из оценки компании в $20 млрд, однако с тех пор произошел обвал рубля, и долларовая капитализация упала примерно до $8 млрд. В прошлом месяце появились слухи, что Прохоров готов предложить свои калийные акции либо самому «Уралкалию», либо его основному владельцу – компании «Уралхим» Дмитрия Мазепина. 

Аналитики Промсвязьбанка в этой связи заявили, что «основная проблема при продаже пакета (помимо получения за него цены приобретения) будет поиск покупателя. С учетом того, что «Уралкалий» перестает быть прозрачной компанией, сторонний инвестор вряд ли будет заинтересован в покупке». 

Энергия успеха

Среди активов группы «Онэксим», кроме «Уралкалия» и «Русала», на бирже также котируются акции энергогенерирующей компании «Квадра» (бывшая «ТГК-4») – одного из крупнейших поставщиков электроэнергии в Европейской России, – управляющей более чем двумя десятками электростанций. 

Группа «Онэксим» купила 48,6% акций «ТГК-4» в 2008 г. на распродаже активов РАО «ЕЭС России» за 26 млрд руб. Ныне капитализация компании упала до уровня 4,8 млрд руб. Дивиденды компания не выплачивает. 

Не повезло компании и с кадрами: на пост председателя совета директоров «Квадры» был приглашен бывший глава «Русгидро» Евгений Дод – и после этого его немедленно арестовали. Остается только гадать, в какой степени арест Дода связан с давлением на Прохорова и обысками в РБК.  Сразу после этих обысков появились слухи о продаже «Квадры», причем возможным покупателем энергокомпании Прохорова назывался Леонид Михельсон.

Возможно, компания сможет несколько улучшить свои показатели, когда построит четыре новых энергоблока. Для достижения этой цели она напрягает все свои силы и влезает в долги: есть договоренность со Сбербанком и Газпромбанком о кредитах на 7,5 млрд руб., необходимых для их достройки. Однако пока у «Квадры» есть проблемы с исполнением инвестиционных обязательств по строительству новых мощностей. Компания не успевает сдать их вовремя, и за это ей грозят миллиардные штрафы (1,1–6 млрд руб.). Вроде бы «Квадра» предварительно договорилась с участниками энергорынка об условиях отмены штрафов, но эти договоренности пока окончательно не оформлены. 

«Я не вижу покупателя, который мог бы сейчас предложить какие-то деньги за пакет «Онэксима» в «Квадре». У «Онэксима» наверняка есть желание продать, но сомневаюсь, что есть желающие купить этот актив», – заявил аналитик Raiffeisen Федор Корначев. «Целенаправленной бизнес-истории с кем-то, кто реально хочет заработать и поэтому инвестирует в «Квадру», я пока не вижу», – добавляет он.

В финансовом секторе

Финансы, казалось бы, исходная специальность Михаила Прохорова, и в списке его активов присутствует банк «Международный финансовый клуб» (МФК), который был приобретен в 2008 г. За это время банк вошел в Топ-100 и стал работать в прибыль, однако  обыски в «Онэксиме» нанесли по нему страшный удар: поддавшись панике, вкладчики сразу забрали из банка 140 млн евро. В итоге за год (с июня 2015-го) активы МФК упали с 97 до 76 млрд руб., и в рейтинге крупнейших банков (по версии Bankir.ru) банк опустился с 68-й на 79-ю позицию. В апреле акционеры (Михаил Прозоров, Виктор Вексельберг, Александр Абрамов и Екатерина Игнатова) были вынуждены внести в капитал кредитного учреждения дополнительно 3 млрд руб., а в июне было объявлено о замене председателя правления Оксаны Лифар. Наблюдатели, комментировавшие уход Лифар, отмечали, что банк существовал «в режиме мифических идей о поиске своего уникального направления»: сначала акционеры решили, что он займется корпоративной реструктуризацией, а к концу 2011 г. от первоначальной стратегии отказались, и было решено  заниматься «мезонинным кредитованием» – финансированием инвестпроектов, пока не вышедших на окупаемость. В прошлом году МФК впервые включился в процесс санации, взяв на оздоровление банк «Таврический» – но именно уголовное дело в «Таврическом» стало поводом для обысков в «Онэксиме». 

Стоит отметить, что в отставку в последнее время был отправлен председатель правления не только МФК, но и другой подконтрольной Михаилу Прохорову финансовой структуры – инвестбанка «Ренессанс капитал». Эта инвесткомпания, равно как и коммерческий банк «Реннесанс кредит», была куплена Прохоровым у бизнесмена новозеландского происхождения Питера Дженнингса после того, как эти структуры попали в тяжелое финансовое положение в результате всемирного финансового кризиса. Сегодня можно предположить, что их покупка была не самой лучшей инвестицией. По подсчетам Forbes, на спасение «Ренессанс капитала» холдинг Прохорова потратил около $1 млрд, а стоимость компании сегодня составляет около $450 млн.

Показатели «Реннесанс кредита» тоже падают. За год в рейтинге крупнейших банков он рухнул с 54-й на 632-ю позицию, величина его активов снизилась с 142 до 11 млрд руб. 

Если МФК хотя бы приносит прибыль, то «Ренессанс кредит» планомерно генерирует убытки: 15,5 млрд руб. в 2014 г. и 5,1 млрд руб. в прошлом году. Соответственно собственники вынуждены постоянно вкладывать в банк свои деньги. Помощь собственников «Ренессанс кредиту» в 2015 г. составила 8,6 млрд руб., в 2014-м — 10,6 млрд руб., напоминает аналитик агентства «Эксперт РА» Станислав Волков. 

При разделе имущества с Владимиром Потаниным Михаилу Прохорову досталась страховая компания «Согласие» – в прошлом кэптивный страховщик «Норильского никеля». Лишившись роли кэптивного страховщика, прибыльным бизнесом компания не стала: она входит в Топ-10 по сборам, но пока приносит Прохорову только убытки, на покрытие которых за последние пять лет ему пришлось потратить почти 16 млрд руб.

Кто виноват

Конечно, не одни только неудачные инвестиционные решения являются причиной того, что за восемь лет состояние Михаила Прохорова скорее уменьшилось, чем возросло.

«В 2008 г. Михаил Прохоров был одним из немногих российских миллиардеров, которые успели «выйти в кэш» до начала обвала на мировых рынках, это позволило ему серьезно подняться в рейтинге Forbes. Однако в 2014 г.  «Онэксим» активно вкладывал, и поэтому не удалось избежать резкого снижения оценки активов, но стоит учитывать, что это в первую очередь геополитический фактор», – гвоорит Зелимхан Мунаев, управляющий директор ИК QBF. 

Портфель «Онэксима» состоит из долей в крупных компаниях традиционных отраслей экономики, от которых не стоит ждать взрывного роста. Учебники менеджмента говорят, что качество управления в многоотраслевых холдингах, как правило, ниже, чем в специализированных компаниях. На оценку активов Прохорова влияют и курс рубля, и санкции, и рецессия. Но, может быть, главный урок бизнес-кейса под названием Михаил Прохоров заключается в том, что он покупал проблемные активы, надеясь на решение проблем в дальнейшем, а это оказалось слишком самонадеянно. 

Именно поэтому распродать эти активы не так просто, даже если бы Прохоров этого хотел. 

«Компания («Русал». – Прим. «Ко») непростая: управляется практически одним акционером, не платит дивиденды, долг все еще большой. Я думаю, что покупателя найти будет очень непросто», – говорит старший аналитик компании «Атон» Андрей Лобазов. 

«Второй акционер «Уралкалия» Дмитрий Мазепин и сама компания делают все, чтобы компания была непубличной: постоянно проводятся buy back, был осуществлен делистинг с Лондонской биржи», – напоминает аналитик компании «ВТБ капитал» Елена Сахнова.

«С экономической точки зрения реализовывать активы сейчас, когда экономика России все еще находится в нестабильном состоянии после длительного спада, – крайне неудачное решение, – уверен Зелимхан Мунаев. – Учитывая то, что крупные инвесторы на текущий момент активно распродают рисковые активы и перекладываются в доллар и казначейские облигации США на фоне турбулентности в глобальной экономике и Brexit, довольно сомнительно, что обнаружились более выгодные направления инвестирования».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: