Фримен Дайсон: «Я люблю сомневаться»

Фримен Дайсон – живой классик физики и математики. Он был одним из создателей квантовой электродинамики, а также занимался физикой твердого тела и ядерными разработками. Уговаривая молодого физика Фрэнсиса Крика не идти в биологию, Дайсон чуть было не предотвратил открытие ДНК и взлет генетики. Широкой публике он известен благодаря смелым идеям о методах поиска инопланетян и покорения космоса.
На прошлой неделе по приглашению фонда «Династия» Дайсон прочел в Москве лекцию «Еретические мысли о науке и обществе». Он объяснил, как важно сомневаться в существующих догмах, и изложил пять своих еретических мыслей.
Первая мысль гласила, что шум вокруг глобального потепления сильно преувеличен и деньги следовало бы направить на решение более важных вопросов. Вторая – что потепление может принести больше пользы, чем вреда. Третья – что биотехнологии станут очень популярны, придут в каждый дом и это будет большим благом. Четвертая восходила к мысли биолога Карла Воуза: эволюция не всегда строится на соревновательности. Пятая – ядерное оружие не только опасно, но и с военной точки зрения малоэффективно.
До отъезда на Байконур, к месту старта «Союза ТМА-14», профессор Дайсон поговорил с Александром Бердичевским о своей жизни и своих исследованиях, еретических и не очень.
Как получилось, что вы знаете русский?
Я собирался приехать сюда жить. Во время Второй мировой войны отношения между Англией, где я вырос, и Россией были очень хорошими. Мне казалось, что стоит поехать: наука здесь была отличная. Я выучил язык и был готов делать карьеру в России. Но после войны отношения вдруг испортились, и русские были вовсе не рады иностранным студентам. Пришлось ехать в Америку.
В недавней статье «Птицы и лягушки» вы поэтично описываете жизнь русской интеллигенции: «Математики, композиторы и режиссеры беседуют, гуляют снежными зимними ночами, сидят за бутылкой вина и делятся мыслями»…
А, да, это от моей дочери (Эстер Дайсон, дублер космического туриста Чарльза Симони, последние несколько месяцев жила в России, тренируясь в Звездном городке. – Newsweek)

В Англии такая, а в Америке – нет. В Америке очень сильная специализация: если ты ученый, то будь любезен 100% времени заниматься наукой. Очень глупо. Одна моя подруга была одновременно астрономом и поэтом, так ей приходилось вести две отдельные жизни, в непересекающихся компаниях. В конце концов она переехала в Англию, там люди оказались более понимающими.
Чем вы сейчас занимаетесь?
Я давно на пенсии. Не пытаюсь соревноваться с молодыми людьми. Наукой я занимаюсь лишь немножко и только одной проблемой – гравитонами. Все верят в квантовую гравитацию, это просто символ веры – что можно объединить квантовую механику и гравитацию. Если это верно, то гравитоны должны существовать. Но я хочу спросить: можно ли обнаружить гравитон, отдельный квант гравитации? Квант электромагнитного взаимодействия, например, можно обнаружить – это фотон. А гравитон? Я не знаю ответа, но если нельзя, тогда квантовую теорию гравитации нельзя проверить.
Единственный серьезный результат, который я пока получил, таков: отдельный гравитон принципиально невозможно обнаружить аппаратом типа детектора гравитационных волн, таким как LIGO. Для повышения чувствительности такого детектора нужно увеличивать массу его зеркал. Чувствительность, необходимая для регистрации отдельных гравитонов, потребовала бы таких масс, что зеркала бы коллапсировали в черные дыры.
Но есть, конечно, и другие типы детекторов, с ними все пока не так ясно. Вот, больше ничем научным я не занимаюсь. В этой области просто нет конкуренции: все принимают [возможность обнаружить гравитоны] на веру.
Вы любите бороться с существующими теориями.
Я люблю подвергать их сомнению.
В «Птицах и лягушках» вы делите математиков на тех, кто летает высоко, видит много и объединяет задачи из разных сфер, и тех, кто живет в болоте – глубоко влезает в суть какой-то одной проблемы. Вы работали и в физике, и в математике, и в исследованиях космоса – а называете себя лягушкой. Почему?
Так это нормально: лягушки прыгают от задачи к задаче.
В статье вы приводите несколько нерешенных задач для «молодых лягушек»: гипотеза Римана, слабый хаос, – но ни одной для «молодых птиц». Почему?
Птицы – совсем другая игра. Птицы должны обозревать науку в целом, создавать программы исследований.
Многие научные термины содержат вашу фамилию: сфера Дайсона, оператор Дайсона, дерево Дайсона, преобразование Дайсона. Чем вы больше всего гордитесь?
Уж точно не сферой Дайсона, потому что это не моя идея. Она принадлежит фантасту Олафу Стэплдону. Я ее позаимствовал из книги «Создатель звезд». Пожалуй, я больше всего горжусь случайными матрицами. Эта область математики сейчас входит в моду, активно используется в теории струн. Я довольно много сделал для ее развития. Она не носит моего имени, правда. Ее создал Герман Вейль, и [Юджин] Вигнер тоже, ну а я, как обычно, разбирался с деталями.
Часто говорят, что вы получили бы Нобелевскую премию, например, если бы ее давали не только за отдельный вклад, но и за сумму заслуг. Что вы об этом думаете?
Я не знаю. По-моему, Нобелевский комитет всегда работал очень хорошо. Меня расстраивает только, что премию не дали Стивену Хокингу. Это единственная ошибка, на мой взгляд.
Может, еще дадут?
Надеюсь. Стоило бы поторопиться.
Вы лауреат Премии Темплтона, которая вручается за исследования в области духовности. За что ее вам присудили?
Я сам не знаю. Я кое-что писал о религии, но не слишком серьезно. Так что это очень странно. В любом случае я благодарен [Фонду Темплтона], у меня с ними отличные отношения. Но я никогда не занимался тем, что они называют религией и наукой. Они хотят сделать религию научной дисциплиной. Но она, по-моему, ею не является.
Вы христианин?
Вроде того. Но чтобы получить Темплтоновскую премию, необязательно быть христианином.  

КВАНТ ТЯГОТЕНИЯ

В природе известны четыре вида взаимодействия: электромагнитное, сильное (или ядерное), слабое ядерное, гравитационное. Квантовая теория гравитации должна описать их все в рамках единой теории, что пока не удается. Для этого, в частности, необходимо, чтобы гравитация, как и прочие виды взаимодействия, имела квант-переносчик. Такая частица предсказана и названа гравитоном, но до сих пор не обнаружена. Сомнения Дайсона в том, что гравитон, даже если он существует, вообще можно обнаружить, уже нашли отклик: в прошлом году двое принстонских ученых провели расчеты, частично подтверждающие гипотезу Дайсона.
Общая теория относительности предсказывает, что движение имеющих массу объектов должно вызывать гравитационные волны, подобно тому как движение заряженных объектов вызывает волны электромагнитные. Из-за слабости гравитационного взаимодействия такие волны до сих пор не обнаружены, для них строят специальные детекторы.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: