Планы по спасению евро появляются каждый день. Но все они только демонстрируют нынешнюю слабость Европы
Со следующего года экономист Андрес Аррак будет получать зарплату в евро – в минувшую среду Евросоюз дал добро на введение своей валюты в Эстонии с 2011 года. Но восторга директор эстонского Института предпринимательства не испытывает: «Нас приглашали на свадьбу, а мы можем оказаться на похоронах». Аррак не исключает, что эстонцы еще пожалеют о своей кроне.
Евросоюз на минувшей неделе прописал евро радикальное лечение: надо исправить ошибку, допущенную в 1999 году при введении единой валюты. Тогда деньги стали общими, а экономики – нет. Страны могут без оглядки на других наращивать расходы и принимать дырявые бюджеты. Еврокомиссия на минувшей неделе предложила поменять правила игры и заставить всех членов евроклуба отвечать за свои слова. Но шансов на укрепление европейского единства мало, все упирается в классовое противоречие: богатый север не хочет платить за относительно бедный юг.
Россия получит часть сборов за этот спектакль. Слабый евро выгоден и российским туристам, отправляющимся в Европу, и компаниям, которые покупают за евро новое оборудование. Да и экономике полегче: замедлится укрепление рубля, подрывающее конкурентоспособность России. Проблема одна: номер в испанской гостинице подешевеет, но не факт, что туда удастся попасть – очередная забастовка легко сорвет все планы. В Европе будет не так дорого, зато неспокойно. Да и если валютный кризис приведет к экономическому спаду в странах Евросоюза, восстановление российской экономики тоже окажется под угрозой. Так что лучше пожелать успеха борцам за спасение евро.

ИСТИННЫЙ БАЛТИЕЦ

Удивительно, но о приеме крошечной Эстонии в зону евро европейский комиссар по финансам Олли Рен объявил, как о победе всей Европы. Раз кто-то вступает, значит, доверие к евро еще не совсем потеряно. В самой республике настроения противоречивые. Олег Осиновский, глава правления транспортной компании Spacecom, рад, что в Эстонии будет евро, – это привлечет новых инвесторов. Однако Осиновский видит и минусы: тоже придется помогать Греции и другим аутсайдерам – «разделить трудности тех стран, которые хотели быстро разбогатеть и набрали кредитов».
Эстония по европейским меркам отличник. Дефицит бюджета – 2,4% – ниже утвержденной в ЕС планки в 3%. Из девяти претендентов лишь Эстония сдала экзамен на соответствие всем критериям вступления в еврозону. Эстонцы очень хотели интегрироваться в Европу и готовы были идти на жертвы. «Наша сила в гибкости – в трудные времена зарплаты и социальные выплаты могут уменьшаться», – гордится Аррак. Не то что в Греции.
Вообще-то в Европе экономить не принято. За расходами бюджета следят только формально – в 2009 году, по данным Евростата, средний дефицит стран еврозоны достиг 6,3% ВВП. Впрочем, страшен не сам по себе дефицит, а неспособность с ним справиться. Греция набрала долгов и не смогла вовремя расплатиться.
Когда решалась судьба Эстонии, ситуация с евро как раз чуть-чуть разрядилась. В минувший понедельник фондовые рынки решали, поверить европейским лидерам или нет. Две недели назад не поверили: тогда план спасения греческой экономики ценой €110 млрд только усилил панику на биржах. Инвесторы решили, что принятых мер недостаточно и они запоздали. На этот раз доверия было больше, и евро чуть-чуть отыграл сданные доллару позиции. Сумма впечатлила: 9 мая министры финансов еврозоны договорились создать стабилизационный фонд в €440 млрд, который МВФ согласился в случае необходимости увеличить до €750 млрд. Фонд создается для решения будущих проблем. Члены Евросоюза, которые, как и Греция, не смогут вовремя платить по долгам, смогут взять взаймы в этой кассе взаимопомощи под 5% годовых.

КРЕПИТЬ ЕДИНСТВО

Эффект оказался недолгим – в середине недели евро возобновил падение. В пятницу на валютном рынке FOREX евро подешевел до $1,24, рекордного минимума с ноября 2008 года. «Если не сократить расходы бюджетов, то получится, что фонд будет потрачен впустую: проблемы будут отодвинуты на два-три года», – предупреждает экономист российского BNP Paribas Юлия Цепляева.
Страны из группы риска стараются. Испанский премьер Хосе Луис Родригес Сапатеро на минувшей неделе представил план сокращения бюджетных расходов, который позволит в следующем году уменьшить дефицит бюджета с 11,2 до 6% ВВП – все еще намного выше стандартов. Под нож пойдут зарплаты госслужащих, выплаты на рождение детей (аналог российского материнского капитала), часть инвестиционных программ. По такой же логике действуют и соседи, но в Португалии не только секвестрируют бюджет, но и повышают налоги на банки и крупный бизнес.
Провести непопулярные решения в жизнь будет сложно – испанские профсоюзы уже угрожают всеобщей забастовкой в июне. Даже в случае успеха экономия лишь частично решит проблему, дефицит, а значит, и долговое бремя останутся высокими. Ясно, что злостные должники из так называемой группы PIGS – Португалия, Италия, Греция и Испания – еще обратятся за помощью. Но тут и проявится недостаток новой конструкции. Проблему погашения одних долгов будут решать, наращивая другие, – чтобы финансировать фонд, членам ЕС придется еще увеличить уровень долга.
«Страны еврозоны бросили много денег на решение проблем, выигрывая время, чтобы начать фундаментальные реформы», – объясняет экономист Карло Бастазин из Петерсоновского института международной экономики. План реформ представлен Еврокомиссией в минувшую среду, он еще должен быть одобрен лидерами стран и Европарламентом и в идеале вступить в силу в 2011 году.
Главная идея в том, чтобы выявлять проблемы на ранней стадии. Прежде чем утверждать бюджеты в национальных парламентах, страны Европы должны будут согласовывать их в Брюсселе, эту процедуру назвали «Европейский семестр». Санкции за нарушение критериев бюджетной стабильности ужесточатся. Формально они есть и сейчас, но ввести их можно только после долгого обсуждения, и словами, как правило, все и заканчивается. Новый план предполагает, что комиссар ЕС по финансам может своим решением приостановить программы помощи, которые отстающие члены ЕС получают из союзного бюджета. Их не лишат денег, но могут предписать, например, направить их не на социальные программы, а на выплату долгов.

СОГЛАСИЯ НЕТ

И все же от проведения единой экономической политики все эти меры далеки. План изобилует расплывчатыми формулировками вроде «при необходимости», «если будет сочтено нужным», «будет стараться». «То, что предлагает Еврокомиссия, – это на самом деле картель, а картели обычно плохо работают», – проводит аналогию глава инвестиционной компании «Третий Рим» Андрей Мовчан.
Неудивительно. Основные доноры будущего стабфонда – Германия и Франция. Официально обе страны вместе возглавляют борьбу за евро, но положение у них разное. Во Франции прогноз дефицита на этот год 8%, правительство пытается провести через парламент программу сокращения налоговых льгот на €5 млрд и ищет другие возможности сэкономить. Греческие или испанские страхи понятны президенту Николя Саркози.
В Германии дефицит вдвое меньше, а главное, быстро восстанавливается экономика. Слабый евро выгоден крупнейшему мировому экспортеру – в марте германский экспорт показал самый быстрый рост с 1992 года. И при этом немцы из своего кармана должны платить за то, что у греков и португальцев неэффективная экономика – проще говоря, длинная сиеста в середине рабочего дня. Недаром европейские блогеры к концу недели начали рассказывать страшные истории о том, что Ангела Меркель вот-вот объявит об отказе от евро, а в подвалы Бундесбанка уже завезли контейнеры с новыми немецкими марками. Факт в том, что, хотя Германия и поддерживает евро, она ставит все более жесткие условия перед странами – получателями помощи.

ПОДВОДНЫЕ ДЕНЬГИ

Экономист Мовчан всерьез считает, что спасти еврозону в нынешнем виде не получится, и лет через пять там останутся сильные экономики – такие как Германия и страны Бенилюкса. Менее конкурентоспособные вынуждены будут ввести свою валюту, пусть даже она станет называться «португальский евро» или «евродрахма». Мовчан не верит в способность европейских чиновников контролировать бюджеты стран и вовремя заметить опасность: «Можно вспомнить Грецию, которая фальсифицировала свою статистику».
На самом деле греческие хитрости, позволявшие занизить дефицит и объем долга, только часть проблемы. Страны находили способы брать в долг, не повышая официальный объем госдолга. Еще в феврале New York Times рассказала историю о сделке, которую в середине 90-х заключила с банком JP Morgan Италия. Казна остро нуждалась в деньгах, а долг был и так уже выше некуда. Тогда власти провернули сделку типа «валютный своп»: они выиграли у банка на рынке Forex крупную сумму сейчас, но обещали проиграть ее же (плюс проценты) спустя оговоренный срок. Сумма долга формально не увеличилась – кредита ведь не было: просто купили, а потом продали валюту, но у итальянского правительства появились дополнительные обязательства.
Другой пример. Когда Греция вступала в еврозону в 2001 году, она должна была выполнить условия по предельному размеру дефицита бюджета и размеру госдолга. Надо было сокращать расходы, а этого не хотелось. На помощь пришел банк Goldman Sachs, который предложил €30 млрд за доходы от гослотереи, платных автодорог и аэропортовых сборов на несколько лет вперед. В нужный момент Греция выполнила условия для вступления в зону евро, зато подорвала доходную базу бюджета на годы вперед. И сколько таких сомнительных сделок провернули страны еврозоны, инвесторам сегодня остается только догадываться.

РУССКИЙ ЕВРО

Даже без апокалипсических прогнозов финансовые аналитики сейчас спорят об одном: как долго будет падать евро. Merrill Lynch пока прогнозирует курс $1,27 к евро в конце этого года, то есть примерно на текущих позициях. Большинство международных спекулянтов уверены, что евро будет дешеветь. Крупный японский банк Sumitomo предрекает снижение курса как минимум до $1,18. К концу года курс составит $1,15, прогнозирует аналитик ING Bank Станислав Пономаренко. Royal Bank of Scotland ожидает $1,165 и $1,14 в середине 2011 года. Прогноз одного из крупнейших валютных спекулянтов в мире – банка UBS: $1,15 в конце этого года и $1,1 в середине следующего. Наконец, известный инвестор Гэри Шиллинг вообще предрекает паритет между валютами, то есть курс в $1 за евро.
Скорее всего евро будет снижаться и к рублю. Российский Центробанк контролирует курс рубля к бивалютной корзине (примерно 0,55/0,45 долларов и евро), сейчас он составляет около 33,5 к корзине. Если он останется неизменным и сбудется прогноз UBS, то к концу года курс евро будет около 36 рублей, а доллара – 31,3.
Другое дело, что вместе с евро дешевеет и нефть, чья стоимость за время европейского долгового кризиса снизилась почти с $85 за баррель до немногим более $75. Падение цен на основной сырьевой товар, как правило, приводит к понижению курса рубля (при нефти в $40 стоимость бивалютной корзины приближалась к 41 рублю). Но в этот раз все может быть иначе. Часть капиталов, бегущих из Европы, может перетечь в Россию – с точки зрения уровня долга наша страна сейчас действительно стала «тихой гаванью», а это поможет поддержать курс рубля.
Если это так, то тем, кто собрался в отпуск в Европу, стоит подождать с покупкой тура. Евро будет дешеветь все лето, осень и зиму – к доллару точно и, скорее всего, к рублю тоже.
Выиграть от европейского долгового кризиса смогут не только российские туристы, но и отечественный Минфин, ведь существенную часть доходов бюджет получает от нефтяных пошлин, которые взимаются в долларах. Нефть сейчас довольно дорога, а значит, и пошлины высоки, и ослабление рубля к доллару позволяет бюджету получать солидную прибавку. Замминистра финансов Дмитрий Панкин сказал, что в связи с ростом экспортных доходов Россия в этом году может отказаться от ранее планировавшихся дополнительных заимствований в размере $13,5 млрд. Кроме того, бюджетный дефицит может сократиться с 6,8 до 3%. Это хорошие новости. В еврозону Россия не собирается, но залезать в долги ей точно ни к чему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *