Евгения Васильева как арт-событие

До недавнего времени Евгения Васильева занималась разными хозяйственными делами, в частности, строительством жилья для военнослужащих. Но в конце прошлого года у нее неожиданно проснулись таланты сразу в нескольких видах искусства.

10 июля 2014 годав Москве одновременно произошло два взаимосвязанных события. В Пресненском суде фигурантка по делу «Оборонсервиса», экс-руководитель департамента имущественных отношений Министерства обороны РФ Евгения Васильева заявила, что не признает свою вину ни по одному из двенадцати эпизодов. И в этот же час в картинной галерее Vauxhall Center, находящейся в здании Рижского вокзала, открылась уже третья по счету выставка картин госпожи Васильевой.

Трудно сказать, какое из событий привлекло большее внимание прессы. Во всяком случае, очевидцы утверждают, что на открытии художественной выставки присутствовало два десятка съемочных групп.

Мало какой художник может рассчитывать на подобный успех, но скандал в Мин­обороны обеспечил живописцу Евгении Васильевой славу, вне связи с художественными достоинствами ее полотен. Как совершенно верно заметил адвокат Евгении Васильевой Хасан-Али Бороков, «люди прямо говорят, что им не важна художественная ценность этих картин. Главное – это тот, кто их писал, потому что со временем это станет особой ценностью».По словам художницы, она уже получает предложения о покупке ее картин, причем в основном от иностранцев, но пока не соглашается их продавать, поскольку полотна имеют для нее глубоко личное значение.

Путь в искусство

До недавнего времени Евгения Васильева занималась разными хозяйственными делами, в частности, строительством жилья для военнослужащих. Но в конце прошлого года у нее неожиданно проснулись таланты сразу в нескольких видах искусства.

Прежде всего проклюнулся талант госпожи Васильевой в поэзии. Страна узнала о стихах Евгении Николаевны в марте 2013 г., когда они прозвучали в одной из телепередач канала «НТВ». Тогда же стихотворения Евгении Васильевой стали появляться в Интернете. К концу года пошли слухи, что стихи выйдут отдельной книгой, и действительно, нынешней весной издательство «Алгоритм» выпустило сборник «Васильковые песни Жени Васильевой». Позже поэтические дарования проявлялись и иным способом. Например, Васильева прямо в суде прочитала журналистам свой шедевр про птицу в клетке: «Птицу в клетке заперли, крылья погубили, / Тяжесть нацепили, под замок закрыли. / И свободно птица больше не летает. / Трепетно отныне птица увядает».

Презентация поэтического сборника прошла в галерее «Дрезден», где выставлялись также и картины кисти экс-руководителя департамента Мин­обороны.

Как рассказал Хасан-Али Бороков, заниматься живописью Евгения Николаевна начала после сильнейшего, пережитого ею стресса, когда во время следствия она потеряла ребенка. Занятия искусством и впрямь очень для многих служили психотерапией. Новесной 2014 г. полотна попавшей под следствие дамы начали активно выставляться. Вразных галереях Москвы уже прошло три выставки работ фигурантки дела «Оборонсервиса».

И наконец, к музам поэзии и живописи добавилась третья муза – разумеется, музыки. Появился музыкальный клип на стихи Васильевой, причем в авторском исполнении. Он был презентован 20 июня в известном московском клубе Soho Rooms. Продюсер Иосиф Пригожин тут же обвинил Васильеву в плагиате клипа его жены, певицы Валерии, но это обвинение не имело продолжения, да и сама Валерия не сочла нужным этим обеспокоиться. Озвучены планы создания мюзикла, причем стилист и шоумен Сергей Зверев, чей портрет уже нарисован Васильевой, заявил о готовности принять в нем участие.

В хорошей кампании

Разумеется, все эти артистические акции вызвали активный интерес со стороны прессы, так что Евгения Васильева превратилась в настоящее арт-событие с точки зрения привлеченного к ней внимания, и даже в главное арт-событие года.

Опрошенные «Ко» специалисты по пиару выразили единодушную уверенность в том, что перед нами тщательно спланированная PR-кампания. «Я не сомневаюсь, что это целенаправленная и хорошо профинансированная кампания, имеющая целью улучшить репутацию Евгении Васильевой на время суда», – полагает управляющий партнер Organic PR Михаил Голованов. Поего мнению, хотя у «объекта», то есть у Евгении Васильевой, имеются объективные черты, которые невозможно замаскировать никакой рекламой, но тем не менее данная кампания идет вполне эффективно в том смысле, что привлекает большое внимание СМИ. Оценивая возможную стоимость этой PR-кампании, Михаил Голованов высказал предположение, что размещение публикаций об арт-деятельности Евгении Васильевой в СМИ может стоить несколько десятков тысяч долларов в месяц, а изготовление клипа– $100000. «Общая стоимость кампании, по самой заниженной оценке, может составлять $300 000–500000», – утверждает эксперт. «Я не знаю, какие публикации проплачены, а какие выходят сами. Съемки клипа – тысяч пятьдесят долларов. Пресс-служба– тысяч десять-пятнадцать в месяц (долларов.– Прим. «Ко»). Нанять художника и копирайтера на стихи – это в пределах $3000–5000», – подсчитывает директор агентства «Простор: PR & Консалтинг» Роман Масленников. По его мнению, возможно, тут вкладывает средства не сама Евгения Васильева, а «заинтересованные в ее судьбе лица». «Как модели сами не платят за пиар, это делают другие люди, которые в них влюблены или, например, потеряли голову от неземной женской красоты, или очарованы», – предполагает эксперт.

Правда, инициатива по выпуску поэтического сборника вроде бы исходила от издательства. Хасан-Али Бороков указал на то, что в конце прошлого года именно издательство обратилось к его подзащитной с предложением о публикации. Данную версию подтвердил для «Ко» и директор «Алгоритма» Сергей Николаев. По его словам, издательство обратилось к автору в 2013 г., но его интересовала не поэтическая, а «скандальная» и «событийная» составляющая издания, ибо скандал способен дать хороший коммерческий эффект. Как говорит Сергей Николаев, Евгения Васильева долго сомневалась, издавать или не издавать свои стихи, так что книга вышла только весной 2014 г., и при этом он подчеркивает, что подготовку книги к печати целиком взяла на себя поэтесса, поскольку у «Алгоритма» нет большого опыта издания поэтических книг. Презентацию книги также организовывала Васильева. На вопрос, хорошо ли продаются «Васильковые песни», Сергей Николаев честно признался: «Пока не очень». Стоит отметить, что издательство «Алгоритм» художественной литературой не занимается, а специализируется в основном на политике. Так что Васильева была выбрана не за красоту стиха.

Литературный критик, поэт, сотрудник журнала «Знамя» Евгения Вежлян заявила «Ко», что тексты госпожи Васильевой не представляют литературной ценности. «Настоящий поэт работает с языком, тщательно подбирая точные слова. Достаточно вспомнить присутствующие в одном из опусов Васильевой «картины, разосланные (вместо «расставленные») по стенам», чтобы понять, что у Васильевой это не так», – поясняет Евгения Вежлян. По ее словам, Васильева скорее, наивный поэт, пишущий, словно бы с чистого листа, так, будто никакой литературы и вовсе никогда не существовало.

Впрочем, с точки зрения PR-эф­фекта не так важно, продаются ли стихи, главное – в новостях появилось сообщение, что Васильева – поэтесса и издала книгу. С позиции этой версии, очень характерно, что Евгения Николаевна дала согласие на издание книги лишь весной, когда началась ее раскрутка в качестве одаренной во всех видах искусства женщины и чередой пошли выставки картин.

Импрессионистка

Выставок полотен пока было три: в апреле в галерее «Экспо-88», в мае в галерее «Дрезден» и, наконец, в июле в Vauxhall Center.

Что касается выставок, то Хасан-Али Бороков и не скрывал, что инициатива по организации исходила от их стороны. «Узнав о том, что Евгения пишет картины, многие люди стали просить нас показать их, поэтому мы и решили найти галерею и выставить там полотна», – рассказал адвокат.

В открытых источниках всплыло имя человека, занимавшегося организацией выставок живописи Евгении Васильевой и ее продвижением как творческой личности, – это Игорь Дудинский. Российский журналист, издатель, в прошлом один из ведущих сотрудников газеты «Мегаполис-экспресс» и, как его называли некоторые, «идеолог российской бульварной прессы», кроме того, отец известного кинорежиссера Валерии Гай Германики и один из основателей антиклерикальной политической партии «Россия без мракобесия». О начале своего сотрудничества с Васильевой Игорь Дудинский рассказывает так: «Весной этого года мне позвонил мой знакомый – директор одного издательства и попросил его «выручить» – нужно было срочно написать предисловие для сборника стихов Евгении Васильевой. Прочитав мое предисловие, Васильева пригласила меня к себе. Меня поразило, что она, кроме стихов, пишет еще и картины. Мне они сразу понравились. Я почувствовал в них свежий подход к искусству и сказал, что ее картины нужно выставлять – хотя бы для того, чтобы найти своего зрителя. И тут хозяйка галереи ЭКСПО-88 Елена Яковлева через своих знакомых узнала, что Евгения Васильева пишет картины, и предложила ради эксперимента выставить их у себя. Как-то сразу волею случая все выстроилось в цепочку». О характере своего сотрудничестве с художницей Х говорит, что «Между нами установились чисто дружеские отношения. Я стараюсь ей помогать по мере сил и наличия свободного времени – ведь у нее нет возможности выходить из дома или кому-то звонить. Поэтому мне приходится обсуждать с галеристами разные организационные мелочи. При этом не стоит переоценивать мою роль в творческой жизни Евгении. Она– вполне энергичный и популярный человек. Унее есть немало друзей, которые ей помогают».

Версию про массированное финансирование pr-кампании Васильевой Игорь Дудинский категорически отрицает. «На самом деле никакой кучи денег нет и быть не может– все счета Евгении арестованы. Поэтому ее бюджет более чем скромный. Вообще миф о каком-то «пиар-проекте» выдумали недоброжелатели Евгении. Поверьте, никакого плана действий не существует. Мы исходим исключительно из наличия новых картин, которые надо выставлять, новых стихов, которые надо издавать, и новых песен, которые надо записывать. И не более того. Самое печальное, что многие отказываются верить, что можно помогать человеку просто так – из любви к его творчеству».

В галерее Vauxhall Center, где сейчас проходит выставка работ Васильевой, комментировать что-либо отказались, отослав к кураторам экспозиции – Елене Каменевой и Елене Карпенко. Елена Карпенко сообщила «Ко», что они с Еленой Каменевой являются дизайнерами по интерьеру, и эта последняя выставка устроена по их инициативе «Просто подружка показала картины. Нам они понравились, мы встретились с автором и предложили устроить выставку», – пояснила Елена Карпенко. По ее словам, арендная плата, взятая галереей, составила 25 000 руб., продажа картин в ходе выставки не предполагается.

Действительно ли Васильева – интересная худождница? Мнения опрошенных «Ко» экспертов разошлись.

«Очевидно, что с Евгенией Васильевой работают высококлассные пиарщики, которые всеми возможными способами стараются отвлечь внимание публики от коррупционной истории, – рассуждает Армен Апресян. – С моей точки зрения, результаты этого творчества не выдерживают никакой критики. Но при определенных финансовых вложениях не составит труда заручиться благосклонными (или хотя бы нейтральными) отзывами критиков, экспертов, журналистов– всех тех, кто создает общественное мнение. Японимаю, что организаторов кампании устраивает любое обсуждение художественной деятельности Васильевой, даже ироничное, поскольку оно отвлекает от преступлений, в которых ее обвиняют».

Впрочем, среди специалистов по живописи, к которым обратился «Ко», нашлись и те, кто достаточно высоко оценил творчество Васильевой.

«Она, без сомнения, талантливая женщина: стиль живописи Евгении можно трактовать одновременно как наив, так и импрессионизм, – отметила владелица Artkate Galleries и член правления фонда «Русское искусство» Екатерина Гоулд. – Ее живопись очень иронична, с тонким чувством юмора. Нельзя буквально, с точки зрения реализма подходить к оценке ее творчества. Без всякого сомнения, ее работы достойны внимания и галеристов, и любителей живописи».

Сердца судей

Самый сложный вопрос, возникающий в данной ситуации, – действительно ли раскрутка «позитивного» имиджа поэтессы и художницы Евгении Васильевой может способствовать положительному исходу судебного процесса? Опрошенные «Ко» юристы соглашаются, что подобные массированные PR-кампании иногда становятся частью стратегии защиты подвергающихся уголовному преследованию лиц, но вот результативность такой линии поведения, по опыту, весьма спорна. Так, адвокат коллегии «Клишин и партнеры» вспоминает, что активный PR применялся, например, в деле депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Юрия Шутова, который организовал банду, занимавшуюся отъемом собственности, сопряженным с убийствами, вымогательством, разбоями, но который до последнего, даже сидя в тюрьме, пытался представлять себя этаким Робин Гудом, пострадавшим по политическим мотивам. Однако в этом случае дело закончилось пожизненным сроком для него и пятерых его подельников. Остальные члены банды тоже получили огромные сроки лишения свободы. При этом созданная вокруг процесса шумиха, скорее, отрицательно повлияла на отношение суда, который, возможно, воспринял это как оказываемое на суд давление.

«В случае с Евгенией Васильевой такие меры вообще не слишком эффективны, – уверен партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры» Тимофей Ермак. – Во-первых, все прекрасно понимают, что она культурным деятелем ни в какой форме не является, даже при десятках написанных картин. А ее репутацию как человека, явно оказавшегося на такой должности за «красивые глаза», уже ничто не изменит. Втом числе, и понимание того, что без протекции бывшего министра обороны совершать свои действия она не смогла бы».

«Истории известно немало случаев, когда участник громкого и скандального уголовного дела подхватывал волну известности и пытался использовать ее для привлечения к себе внимания общественности, – рассуждает ведущий юрисконсульт Европейской юридической службы Чермен Дзотов.– Это называется судебным пиаром. Безусловно, повышенное внимание общественности к этому судебному делу придает ему околополитический характер, так как судьи – тоже люди, и на них может оказываться различное давление в чьих-то интересах. Но известность способна оказать и медвежью услугу фигуранту дела, так как народ требует социальной справедливости, а мягкий приговор может вызвать недовольство среди населения».

Некоторые специалисты считают, что пиарщики ошиблись в стратегии – имидж творческой личности и деятеля искусств попросту не способен вызвать сочувствие у населения. «Акценты она расставляет не на той стороне, – подчеркивает PR-директор фонда «Народная инициатива» Олег Мисюк.– Ееимиджу больше на пользу пошло бы не художественное творчество и рифмоплетство (простите, стихами это назвать нельзя), а социальная линия– дети, помощь инвалидам, ветеранам, бомжам. А в том что, она делает сейчас, можно увидеть даже определенный вызов ситуации. Она словно бы говорит: «А вы, друзья, как ни судите…»Имидж во время судебных процессов создавать надо, но не такой».

Светлое будущее

Однако оценка PR-кампании может оказаться совсем иной, если предположить, что госпожа Васильева думает не о том, чтобы смягчить сердца судей, а о жизни после суда. Дело «Оборонсервиса», так или иначе, закончится, и Евгении Николаевне придется дальше жить и работать, а ее имя благодаря скандальному судебному процессу стало слишком хорошо известно. Для человека, претендующего на какие-то видные позиции в бизнесе или государстве, было бы желательно, чтобы его воспринимали как художника и поп-звезду, а не как расхитителя бюджета. И сегодня в глазах значительной части широкой публики Евгения Васильева – это художница, по странному недоразумению, почему-то находящаяся под судом по коррупционному делу.

Более того, в своей будущей послесудебной жизни Васильева вполне сможет воспользоваться известностью, возникшей у нее после суда, как это делает провалившаяся шпионка Анна Чапмен. «Здесь уже важно даже не то, дадут ли Васильевой срок или нет, это ее меньше всего волнует, – рассуждает Чермен Дзотов. – Важнее быстро монетизировать популярность, придав своей особе дополнительную творческую начинку, например, став писателем, художником или музыкантом. Ведь покупать всегда будут у тех людей, которые на слуху, и неважно, что покупать». Эксперт даже не исключает, что Васильевой может «грозить» и политическое поприще, при этом вспоминая группу Pussy Riot, также прославившуюся на судебном процессе.

«Думаю, что художник, певица, поэт – это неполный список, – выдвигает версию Роман Масленников. – Будут еще такие образы: актриса кино или театра, модель, телеведущая, журналист, или главный редактор в глянце, или даже помощник президента. А может, и депутат!» По мнению эксперта, «монетизация имиджа неизбежна, если не она сама, то ей предложат стопроцентно. Как именно– судить пока сложно. Как вариант, ей выплатят для начала большой гонорар за ее будущую книгу с названием а-ля «Почти замужем за министром обороны». Будут звать на разные мастер-классы, тусовки. Возможно, сделают даже линию модной одежды».

«На мой взгляд, ничто не работает на имидж лучше, чем скандальная история, – добавляет Екатерина Гоулд.– Со временем причина скандала забудется, а имя останется на слуху. Искусство знает немало примеров, когда скандальная слава приносила художнику невероятную популярность, а потом и народную любовь. Яркая и творческая личность, если будет постоянно совершенствоваться, расти в профессиональном плане, сможет добиться высокого признания. Евгения – боец, способная даже в условиях общественного порицания заниматься живописью, писать стихи, сочинять песни и записывать видеоклипы. Думаю, что ее профессиональная карьера как художницы и певицы будет иметь успех».

В сфере музыки у Евгении Васильевой действительно обширные планы. «Постепенно сложилась команда, которая (опять же в свободное время) помогает ей с аранжировками, с записями ее исполнения. Вот-вот выйдет альбом песен в исполнении Евгении на ее стихи», – рассказывает Игорь Дудинский.

После столь мощной раскрутки картины Васильевой вполне могут начать продаваться. «Произведение искусства стоит ровно столько, сколько за него готовы заплатить,– констатирует Армен Апресян.– На арт-рынке бытует расхожее мнение, что продать можно все, а если уж это «все» имеет такую занятную историю, то тем более. Я вполне допускаю, что можно заявить какие-то, даже относительно высокие цены на ее работы, организовать «продажи», о которых станет известно (провести ее через аукционные торги, например), и это станет неким маркером цен».

Но это все мечты о будущем. А на сегодняшний день Евгения Васильева обвиняется в причинении государству ущерба на сумму свыше 3 млрд руб. Среди обвинений, например, злоупотребление должностными полномочиями привыводе изведения Минобороны 613 га земли вЛенинградской области (ущерб государству составил 1млрд руб.), хищение акций ОАО «31-йГосударственный проектный институт специального строительства» на сумму свыше 190млн руб., продажа «Дома садовника сдвумя флигелями» XVIII века, являющегося частью Таврического дворца (продан за 376,5млн руб., в то время, как его рыночная стоимость превышала продажную более чем на 75,8 млн руб.) и т.д., и т.п. Уже появились прогнозы, что, скорее всего, по делу «Оборонсервиса» будет вынесен обвинительный вердикт, а Евгения Васильева получит реальный срок.

Краткое резюме:

Дата и место рождения: 1979 г., г.Ленинград

Образование: юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета

Професиональный опыт:2001–2006 – занималась риелторской деятельностью, работала юрисконсультом в различных коммерческих организациях.2006–2007 – работала в инвесткомпании «СХолдинг». 2007–2009 – генеральный директор петербургского филиала СУ-155, генеральный директор ООО «Балтикстрой». 2009–2010 – советник замруководителя администрации президента Александра Беглова, советник начальника аппарата министра обороны Анатолия Сердюкова. 2010–2012 – руководитель департамента имущественных отношений МинобороныРФ

Хобби: поэзия, живопись

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: