«Если впрягся, надо получать удовольствие»

Содержание

Герман Клименко полтора месяца, как советник президента по Интернету. За это время его бизнес-биографию пристально изучили все профильные СМИ, а он только подливал масла в pr-огонь своими резкими высказываниями – «закрыть Telegram», «запретить работать в России Google» – и даже обозвал современных российских продюсеров «жадными упырями»…

Герман Клименко стал героем комиксов, про него сняли мультфильм из серии «Время врать» под названием «Темный властелин Рунета». Вокруг того, чьей креатурой он является – Володина или Суркова, – идут жаркие споры. Весь Рунет разделился на два лагеря– тех, кто Клименко поддерживает, и тех, кто испытывает к нему жгучую неприязнь.

Он сам тем временем не стесняется постить селфи с друзьями, портреты на фоне шашлыка и призывы вернуть водку в меню «Кофемании». Еще советник президента ведет публичные дискуссии о блокчейне, рассказывает студентам журфака МГУ об их цифровом будущем и продолжает руководить работой Института развития Интернета (ИРИ). О том, что еще можно развивать в Рунете, Герман Клименко рассказал «Ко».

– Герман Сергеевич, вы в Facebook рассказали, как первые деньги заработали: «С пятого класса решал контрольные по математике за 15копеек. В восьмом несколько месяцев (потом закончились желающие) зарабатывал безразмерными крестиками-ноликами. Считались занятые клетки, и это был выигрыш в копейках». Акпервому миллиону как подошли?

– Об этом же никто не рассказывает – это известное правило. Я могу отчитаться за каждый последующий, но про первый не могу рассказать.

– Хорошо. Какой рубеж в деньгах был для вас важен?

– В 1993 г. мы сидели на работе, но фактически без работы: персональные компьютеры были никому не нужны, услуги программистов тоже. Я дал объявление в газете «Из рук в руки»: предлагаю машинописные работы. Печатал я быстро, взял в помощь пять сотрудниц вычислительного центра. И дело пошло. Ятогда даже пообещал себе: если заработаю много денег, поставлю газете объявлений памятник. Памятник, правда, не поставил, но этот период вспоминаю, потому что мне удалось создать коллектив, который успешно работал.

– В какой сфере Рунета сейчас надо работать, чтобы добиться финансовых успехов?

– Все интернет-бизнесы в целом неплохие. На текущий момент это самый быстрорастущий сегмент нашей экономики, даже в кризис онвполне достойно выглядит. Мы,конечно, растем за счет чужих секторов, но это наше будущее, и онокрасивое инеплохое внутри себя.

– Но для этого необходимо свободу Интернета как-то ограничивать, вы ведь за это выступаете?

– До тех пор пока Интернет не был бизнесом, никакие ограничения его не касались. Как только он стал бизнесом, в нем появились деньги, преступники, если хотите, а значит, появилась необходимость в регуляторике. Все банки уходят в мобайл, СМИ уже давно в Интернете. Проблема в том, что римское право, которому 2000 лет, оказалось совершенно не приспособленным к Интернету: в Древнем Риме не было проблем с мобильным банкингом или клеветой в соцсетях.

– Древний Рим действительно далеко. А с каких стран можно брать пример взаимодействия государства и власти?

– Северная Корея (смеется). Вразных странах разные системы управления, и все выстраивают свои модели. Возможен ли у нас китайский Интернет? Конечно, невозможен: у нас нет китайцев. При этом, конечно, смысл наблюдения за международным опытом есть: в Европе, например, за скачивание торрентов пользователям приходят штрафы. ВАмерике за твит, что человек хочет убить Обаму, морской пехотинец получает два года тюрьмы. У каждой страны специфичнаяистория. Когда мы говорим, что где-то есть абсолютная свобода, – это не совсем корректно.

– Какое место по уровню развития интернет-бизнеса Россия занимает в мире? Влияет ли на эту оценку качество и количество стартапов?

– Мы на порядок эффективнее многих, учитывая, что в России самое приличное количество поисковиков, мессенджеров, «социалочек». Что касается стартапов, я бы не стал их считать мерилом – мы же не меряем благосостояние отрасли по уровню дерьма, или, например, финансовую отрасль по уровню некомпетентности инвесторов. В остальном мы достойно выглядим: нам стесняться нечего – у нас прекрасные разработчики, есть хорошие новые и старые проекты. Унас очень живой Интернет, такого в Европе давно нет.

– Что значит живой?

– У нас огромное разнообразие: и поисковики, и почта, и конкурентная среда. Европа полностью легла под Америку: там есть Facebook, Google, и больше нет ничего. Мы автономны, устояли, и нам совершенно не стыдно.

– Вы упомянули конкурентную среду: сильно ли соперничество внутри страны?

– Внутренняя конкуренция гораздо сильнее противостояния с внешними компаниями. Внутривидовая борьба всегда жестче, чем межвидовая. Война между «Яндексом» и Mail.ru гораздо сильнее, чем, например, между «Яндексом» и Google.

– Какие российские компании, на ваш взгляд, могли бы конкурировать в мире?

– Надо честно признать: есть вещи, в которых мы ограничены. Прежде всего это языковой барьер. Мультиязычность – это сложно. Вистории нет удачных примеров, когда русскоязычный проект стал бы мировым. Кормовая база у Facebook или Google раз в пять больше, чем у российских разработчиков. Когда Google пришел во Францию или Италию, он задавил национальные проекты. Мы находимся в таком балансе, где устойчиво стоим, но условия экспансии предопределены распространенностью русского языка. Мы хорошо выглядим, но вряд ли когда-нибудь будем доминировать в Китае.

– А как, по вашему мнению, разрешится ситуация с торрентами?

– Маятник качнулся. «Вконтакте» под руководством Павла Дурова долго издевался над правообладателями, и сейчас шарик на стороне последних, но пользуются они своим преимуществом весьма непрофессионально. Закон о вечной блокировке доменов вызывает у всех только смех: цели он точно не достиг. А меня в армии учили, что отдавать приказы, которые не выполняются, нельзя – это приводит к потере авторитета. Реакция Rutracker тоже мало отличается от здравой: они заявили, что полностью прекращают сотрудничество с авторами. Диалог прерван, и в этой истории хочется про стороны конфликта сказать словами из «Мастера и Маргариты»: «Обе вы хороши!» При этом Rutracker делает плохо для всей индустрии. Его отказ от сотрудничества станет аргументом правообладателей при выдвижении законодательных инициатив. Уже понятно, что нагнетание страстей закончится какими-то шагами со стороны государства. А у него вдолгую еще никто не выигрывал: можно одержать победу в короткий промежуток, но власть всегда добивается своего.

– Насколько сильна, по вашему мнению, утечка мозгов?

– В «Яндексе» работают около 5000человек, в Mail.ru примерно столько же, у Олега Тинькова большая интернет-компания. Государство нам ничем не помогает; если бы государство инвестировало в собственную IT-среду, мы бы сейчас имели финансирование для 20000–30000программистов, которые могли бы работать не только на государство, но и на экспорт. Вэтой части мы, конечно, значительно проигрываем Индии: страна, в которой практически нет природных ресурсов, экспортирует программного продукта на $60млрд. Утечка мозгов существует: все, кто не могут устроиться в «Яндекс», «Рамблер» или Mail.ru, уезжают.

– Функционал советника что подразумевает?

– Только не омбудсменство! Меня часто пытают по авторским правам, по каким-то политическим вопросам– это все не мое. Я советник, причем с четко ограниченной функцией – это развитие идей ИРИ. Это Интернет плюс экономика, Интернет плюс Минздрав, Интернет плюс строительство, Интернет плюс все что угодно – это моя зона, врамках которой я обладаю компетенцией и правом советовать президенту что-то в этом контексте. 22 декабря на форуме «Интернет-экономика» Владимир Путин предложил мне стать советником, чтобы продвигать идеи ИРИ, я этим и занимаюсь.

– Жизнь ваша после назначения сильно изменилась?

– Мягко говоря, да. Если я раньше вставал в 11.00 и приходил домой в 23.00, теперь я встаю в 7.00 и прихожу в те же 23.00.

– И бесконечный интерес со стороны журналистов…

– Накал спадает. Хотя для многих и это чересчур, но в сравнении с первым днями сейчас терпимо.

– Вам это нравится?

– Знаете, это как армейская служба: она есть, и все. Но если во что-то впрягся, надо получать свое удовольствие в этой истории.

– А вы с чьей стороны – бизнеса или власти – получаете удовольствие?

– Я, конечно, со стороны… Со стороны интернет-отрасли. Япредставляю интернет-бизнес, но делаю это со стороны государства. Пытаюсь отстаивать интересы компаний Рунета, но условно со стороны администрации. Главное, конечно, помощь по законодательным вопросам. В ИРИ мы подготовили дорожные карты по разным направлениям: медицина, образование, город и ЖКХ, медиа, финансы, торговля, транспорт, IT-суверенитет… Всего восемь дорожныхкарт, под которые мы собрали с индустрии порядка сотни законодательных предложений. Вкаждой из карт до 15предложений, которые могут сделать отрасль сильнее. Нам нужны закон по телемедицине, закон по обмену данными между учреждениями. Дорожная карта по финансам начинается с поправок в ФЗ‑115 и касается такой важной темы, как наследственная авторизация. Если ты откроешь счет в Сбербанке, то не можешь связать его с другим счетом в другом банке – у нас нет соавторизации. Аесли бы была, то с деньгами клиентов, например, Рокетбанка ничего бы не произошло. Вообще ни один финансово‑технический стартап без соавторизации работать не может. Здесь же хорошо прописать историю с кассовыми аппаратами.

29 января по итогам форума «Интернет-экономика» президент России подписал перечень поручений, в нем содержится 16 ключевых направлений дальнейшей работы по развитию Интернета и смежных с ним отраслей экономики. ИРИ примет участие в разработке предложений по восьми поручениям, в том числе законодательных предложений, обеспечивающих приоритет российскому программному обеспечению и оборудованию при осуществлении закупок или продлевающих действие пониженных тарифов страховых взносов для отечественных компаний, осуществляющих деятельность в области информационных технологий. ИРИ предстоит выступить с идеями по созданию государственной системы сертификации электронных учебных материалов и электронных образовательных программ для образовательных учреждений. У нас большой план на этот год. Когда спадет pr-шумиха, тут же будет видно, чем мы занимаемся, – мы же ничего не скрываем!

– Шум стоит сильный, например, все жадно обсуждают ваши высказывания против Facebook или Google…

– Правда? Я знаю, что обсуждают, но разве в моих словах было что-то против этих компаний? Я сам пользователь Facebook, Telegram, «Вконтакте». Это сейчас популярно, и закрывать их вроде никто не собирается. Вопрос в том, какое у них может быть будущее, а оно зависит от отношения руководства компаний к тем государствам, где они работают. Вот дискуссия о будущем Telegram должна учитывать тот факт, что в мире глобальная проблема с безопасностью. Я думаю, если руководство Telegram не начнет сотрудничать с властями, наверное, его будут закрывать и в Америке, и в Германии, и во Франции…

– Еще громко обсуждают ваши собственные интернет-проекты…

– Сейчас у меня не осталось никаких – все сын забрал. Продал бы, если бы нашел покупателя, но покупателя нет– цена высокая. Да и решениенадо было принимать быстро, а сын у меня занимается тем же направлением: у него своя студия, человек десять в штате. Обвинить его, что он не понимает ничего втом, что делает, – нельзя.

– Какой свой проект вы считали самым дорогим?

– Последний, которым я занимался, – Mediametrics.

– Но от дел же совсем не отойдете? Будете советовать сыну, как вести бизнес?

– Слушайте, я же советник!

Активы Германа Клименко

Свою бизнес-биографию он начал в 1993–1994 гг., открыв сеть обменных пунктов для перепродажи билетов «МММ». В 1996–2000 гг. занимал должность управляющего филиалом банка «Российский кредит». Одновременно развивал собственный бизнес – аудиторскую компанию «РК-Аудит», которой сейчас владеет мать – Евгения Клименко, и юридическое агентство ООО «Юрагентство».

В конце 1998 г. Клименко купил долю в Квота-банке (в 2014‑м переименован в «Айви банк»), а в 2000–2008 гг. он был управляющим этим банком. Свои 10%, которые, по оценкам экспертов, могут стоить около 40 млн руб. планирует продать партнерам.

Среди интернет-проектов Германа Клименко был тематический каталог сайтов List.ru и сервис онлайн-статистики Top.list.ru, проданные за $1 млн Юрию Мильнеру.

В 2003 г. будущий советник президента купил 50% сайта 3dnews.ru. В ИХ «Финам» компанию оценили в 320 млн руб. Свою долю в онлайн-издании о компьютерных технологиях Клименко планирует продать управляющему директору Александре Орджоникидзе.

В 2003 г. Клименко запустил блог-платформу Liveinternet по образцу ЖЖ, а в 2005‑м на этом же домене начал работать сервис статистики Liveinternet. На проект, оцененный ИХ «Финам» в 640 млн руб., ищут покупателя.

В марте 2014 г. Клименко запустил новостной агрегатор Mediametrics, где можно увидеть ссылки на самые популярные у пользователей соцсетей новостные заметки. Также на этой площадке работает онлайн-радио Mediametrics.

Еще Герман Клименко рассказал о нескольких земельных участках, находящихся в его собственности, – в том числе о заброшенном пионерлагере «Артек» в Тульской области, купленном за $120 000. Их судьба пока не решена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *