Эпоха династии Ли

Глава корпорации Intel Крейг Баррет попал недавно в комичную ситуацию. Когда участники конференции, организованной Intel в Гонконге, вышли к прессе, Баррет, увидев толпу репортеров, нацепил дежурную улыбку и приветственно поднял руку, но… журналистов интересовал вовсе не Баррет, а стоявший рядом с ним молодой человек. Молодого человека зовут Ричард Ли. Он сын одного из богатейших людей мира – Ли Кашина (личное состояние – $12,7 млрд). Отец и сын Ли за последний год стали ключевыми фигурами Юго-Восточной Азии эпохи Интернета.

Миллион пластмассовых роз

Будущему главе семейной династии Ли Кашину было двенадцать лет, когда семья в поисках лучшей доли перебралась в 1940 году из города Шаньтоу (южная китайская провинция Гуаньдун) в Гонконг. Однако переезд не только не принес достатка бедной семье, но и едва не обрек ее на голодную смерть: единственный кормилец – отец Ли Кашина внезапно скончался в 1942 году, и его супруга с тремя детьми остались без средств к существованию. Детство для 14-летнего Ли закончилось. Парнишка по 16 часов в сутки работал на небольшой фабрике, выпускавшей пластмассовые цветы. Это сейчас пластмассовые розы – воплощение дурного вкуса и пошлости, а в те годы только-только появившаяся на рынке пластмасса была последним писком моды и пластиковый ширпотреб пользовался сумасшедшим спросом. Смекнув это, юный Ли Кашин решил переквалифицироваться в торговцы пластмассой и, экономя буквально на каждом гроше, сумел скопить сумму, необходимую для покупки оптовой партии пластмассовых роз. “Цветы” разошлись в считанные часы, принеся юноше почти 20% прибыли. С этого дня дела у Ли резко пошли в гору. Семья смогла снять вполне приличное жилье, а сам Ли начал понемногу откладывать деньги на открытие собственного заводика по производству пластмасс. Основанная Ли Кашином фирма Cheung Kong стартовала в 1950 году. Предприимчивый Ли в отличие от конкурентов стал делать из пластмассы не цветы, а нужные каждому человеку мыльницы и расчески. Новый пластмассовый товар произвел настоящий фурор – оптовики записывались к Ли Кашину за мыльницами в очередь, так что вскоре Ли был уже весьма состоятельным молодым человеком.

Не укрылся сей факт и от глаз землевладельца, у которого Ли арендовал участок под завод. Хозяин земли постоянно повышал арендную плату, и, когда плата за землю превысила все разумные (с точки зрения Ли) пределы, он решил подыскать другой надел земли под новый завод. К своему удивлению, молодой бизнесмен обнаружил, что цена на землю выросла в Гонконге повсеместно. Чутье подсказало Ли: надо менять сферу деятельности. И тот не колеблясь продал пластмассовое производство, чтобы заняться инвестициями в недвижимость.

Эта земля будет нашей

На новом поприще Ли вновь оказался предприимчивее и хитрее конкурентов, придумав простенькую, но весьма эффективную схему: чтобы не платить за землю сумасшедшие деньги, Ли стал предлагать владельцам участков долю в тех объектах, которые он собирался возводить на этом месте. Репутация удачливого бизнесмена сделала свое дело – вскоре уже сами владельцы земли искали партнерства с энергичным девелопером. До 1966 года Ли скупал участки земли тихой сапой. А потом в Китае грянула “культурная революция”, и напуганные “передовыми” новациями Мао англичане стали спешно покидать Гонконг. Земля в британской колонии резко упала в цене, и Ли Кашин стал лихорадочно скупать ее, строя на новых участках дешевое жилье для тех, кто бежал от прелестей “культурной революции”. Многие считали, что Ли поступает опрометчиво, но не прошло и десяти лет, как всем стало ясно, что это не опрометчивость, а дальновидность. В 1976 году после смерти Мао Цзэдуна новое руководство Китая подвергло резкой критике политику “великого кормчего”, пересмотрев ее в пользу проведения экономических реформ. Иностранный капитал, привлеченный перспективами, которые сулил необъятный китайский рынок, ринулся в Гонконг: лучшего плацдарма в борьбе за китайский рынок и представить было невозможно. Тут-то Ли Кашин и принялся снимать сливки с бума на гонконгском рынке недвижимости.

На суше…

Но для начала ему нужно было расширить свои девелоперские возможности. Для этой цели Ли Кашин в 1979 году приобрел у

банка Hongkong & Shanghai контроль над старейшим местным конгломератом Hutchison Whampoa. В сферу интересов Hutchison Whampoa входили недвижимость (в том числе и портовая инфраструктура), торговля (сеть магазинов A S Watson – один из лидеров гонконгского ритейла), производство прохладительных напитков и проч. Уильям Уилли, тогдашний глава Hutchison Whampoa, назвал решение банка политическим, заявив, что Hongkong & Shanghai Bank “предпочитает, чтобы Hutchison перешла под китайский контроль”. Сделку эту многие наблюдатели назвали “эпохальной” – Ли первым из китайцев стал во главе гонконгской компании-“тяжеловеса”.

Успехи Ли Кашина объясняли политической ангажированностью и позднее, но даже самые яростные критики мультимиллиардера вынуждены признать, что без целого ряда блестящих – и неизменно вызывающих поначалу недоумение у сторонних наблюдателей – решений Ли Кашина Сheung Kong Group (ключевым подразделением которой двадцать лет назад стала Hutchinson Whampoa) ни за что не достигла бы нынешних результатов: рыночная капитализация группы составляет $103 млрд – это 10% от общей рыночной капитализации всех гонконгских компаний.

Получив в свое распоряжение Hutchison Whampoa, Ли Кашин решительно занялся реорганизацией конгломерата, распродав неперспективные, с его точки зрения, подразделения, чтобы сконцентрироваться на пяти главных направлениях. Во-первых, “тихий миллиардер”, не привлекая к себе внимания, занялся привычным для себя делом – инвестициями в недвижимость, построив в Гонконге несколько ультрасовременных жилых комплексов. В гонконгских “городах-садах” Whampoa Garden, Laguna City, South Horizons и еще пяти жилых комплексах сейчас проживают почти 200 тыс. человек, то есть каждый тридцатый горожанин. Подавляющее большинство этих вполне состоятельных жителей Гонконга совершают покупки в магазинах, также принадлежащих Ли Кашину. В местном ритейле у магната практически нет конкурентов: 350 магазинов трех сетей – супермаркеты Park-n-Shop, галантерейно-парфюмерные Watson’s и единственная торгующая в Гонконге бытовой электроникой сеть Fortress – располагаются, как правило, на первых этажах зданий, которыми владеет Ли Кашин. Не менее прочными позициями в секторе ритейла Ли Кашин обладает на Тайване (сеть из 145 аптек), в Сингапуре и Малайзии (90 супермаркетов). Еще 90 магазинов сети A S Watson открыты в крупнейших городах Китая.

Прохладительные напитки для сетей поставляет сам магнат: Ли Кашин является крупнейшим в Юго-Восточной Азии производителем дистиллированной и газированной воды. С 1998 года Ли Кашину принадлежит 50-процентная доля в совместном предприятии, обладающем исключительным правом на продажу парфюмерии и косметики в международном аэропорту Гонконга, через который ежегодно проходят более 3 млн. пассажиров. Общий объем продаж в ритейловых сетях Ли Кашина составил в 1998 году $2,7 млрд.

Еще одна сфера интересов Ли Кашина – энергетика. Компания Hongkong Electric, в которой Cheung Kong принадлежит 38,1%, владеет 11 электростанциями суммарной мощностью 6 тыс. мегаватт в Китае, Гонконге, Таиланде, Сингапуре, Малайзии и на Тайване.

Среди других “мелочей” во владения Ли входят гонконгские предприятия по выпуску стройматериалов (2,5 млн. т цемента и 4,7 млн. т бетона в год) и одна из крупнейших канадских нефтедобывающих компаний Husky Oil (объем добычи в 1998 году – 92 900 баррелей, а подтвержденные запасы сырой нефти – 309 млн баррелей).

Всю эту “наземную” часть своей империи Ли Кашин построил в своем излюбленном стиле – “без шума и пыли”. А вот в двух наиболее важных для него сферах Ли Кашину паблисити избежать не удалось.

…на море

Имя Ли Кашина начали склонять на все лады в 1999 году, когда американцы неожиданно для себя выяснили, что порты Кристобаль и Бальбоа, расположенные по обоим концам Панамского канала, переходящего в полное владение Панамы, контролируются компанией Hutchison Port Holdings, причем довольно давно – с 1996 года: Ли Кашин, как водится, раньше других просчитал перспективы, которые сулит контроль над Панамским каналом.

В США поднялся настоящий переполох. Сенатор Трент Лотт заявил, что Hutchison на самом деле контролируется китайской компартией и теперь все американские суда, проходящие через канал, окажутся в поле зрения китайских агентов.

Ли Кашин категорически опроверг подозрения в связях с Пекином, однако тут одна за другой стали выплывать любопытные подробности. На страницах американской печати появилась информация о том, что Ли Кашин является членом совета директоров Китайской международной трастовой и инвестиционной корпорации (CITIC). А CITIC согласно докладу корпорации Rand “идентифицируется с Народно-освободительной армией Китая”. Банк CITIC, по утверждению Rand, “финансирует закупки иностранного оружия Народно-освободительной армией”, а сама CITIC “является основным инвестиционным подразделением китайского правительства и имеет статус министерства”. Кроме того, CITIC владеет контрольным пакетом гонконгской Asia Satellite Telecom (AsiaSat). Эта компания, владеющая несколькими коммерческими спутниками, была организована в 1988 году и в свое время подписала с Ли Кашином эксклюзивный договор о ретрансляции 54 спутниковых телеканалов его STAR Television – главным образом мыльных опер и эротических фильмов. Как ехидно замечала американская пресса, “американские порнофильмы помогают финансировать китайскую армию”.

Однако все эти обвинения походили скорее на махание кулаками после драки: Гонконг к тому времени уже официально стал частью Китая, и намеки на связи Ли Кашина с пекинским властями, как мы убедимся чуть ниже, сыграли только на руку гонконгскому магнату.

Панамский же канал лишь пополнил собой “портовую империю” Ли Кашина. В Карибском бассейне Ли теперь вообще играет ключевую роль, поскольку он контролирует ближайший к Флориде офф-шорный порт на Багамах, через который к тому же проходят маршруты практически всех трансатлантических рейсов. Ли Кашину принадлежат крупнейший британский контейнерный порт Феликстоу, 50% контейнерного порта Шанхая, четыре контейнерных терминала в самом Гонконге – всего 17 контейнерных портов в 6 странах, общий грузооборот которых в 1998 году составил 14,1 млн TEU (стандартных 20-футовых контейнеров).

…в воздухе

Если в случае с Панамским каналом Ли Кашин заглядывал на три года вперед, то перспективы современных телекоммуникаций он оценил еще до возникновения собственно телекоммуникационного рынка в его нынешнем понимании.

Еще в 1985 году компания Hutchison Telecom стала первым в мире оператором аналоговой мобильной связи стандартов AMPS и TACS. За пятнадцать лет компания превратилась в крупнейшего сотового оператора Гонконга, имеющего 1,2 млн подписчиков и предоставляющего роуминг в 90 странах.

За пределами Гонконга Ли Кашин полностью контролирует сотовый бизнес в Шри Ланке и Гане, владеет 44,81% крупнейшего израильского сотового оператора Partner Communications, сотовыми компаниями во Франции, в Германии, Бельгии и Швейцарии.

До недавнего времени Hutchison Whampoa владела и крупнейшим британским сотовым оператором Orange. Однако неожиданно для всех прошлой осенью Ли Кашин провел молниеносные переговоры с Mannesmann, и через три дня Orange была продана немцам за $14,6 млрд. Часть оплаты Ли взял акциями Mannesmann, и уже через несколько месяцев скептикам, считавшим, что Ли совершил ошибку, пришлось прикусить язык: после того как Vodafone AirTouch поглотила немецкую компанию, стоимость принадлежащих Ли Кашину акций Mannesmann достигла $21 млрд.

Теперь наблюдателей занимает уже другое: во что собирается инвестировать Ли Кашин заработанные за полгода миллиарды?

Тут-то на арене и появляется младший сын Ли Кашина – Ричард Ли.

…и в Интернете

Ричарду сейчас 33 года, он в свое время окончил Станфорд, после чего три года проработал в канадском инвестиционном банке Gordon Capital. Вернувшись в 1990 году в Гонконг, он присоединился было к семейному бизнесу, но затем решил действовать самостоятельно и, заняв у отца $125 млн, основал первое в Азии спутниковое STAR TV.

Пять лет спустя STAR TV было продано Руперту Мердоку за $950 млн. Причем поговаривают, что на сделке настоял Ли Кашин, тогда как сам Ричард намеревался заниматься спутниковым телевидением серьезно. Это похоже на правду, потому что следующие четыре года энергичный Ричард впал в апатию и никаких серьезных шагов в бизнесе не предпринимал.

Однако в 1999 году Ли-младший вызвал настоящий переполох на Интернет-рынке. Cозданная Ричардом Pacific Convergence Сorporation (PCC) объявила о намерении приобщить к Интернету всю Азию. По оценкам IDC, количество азиатских пользователей Интернета в ближайшие три года увеличится на 230%, достигнув 79 млн. человек. PCC же планирует довести число своих пользователей до 110 млн – правда, не уточняя сроков. Свой интерес к проекту уже выказала Intel, которая приобрела в прошлом году 40% акций PCC.

Первым шагом в построении Интернет-империи будет CyberPort – технологический парк, который Ли-младший строит совместно с правительством Гонконга. Город выделяет под проект 64 акра земли, а Ли возводит на этом участке ультрасовременный комплекс под офисы для hi-tech компаний. После завершения строительства треть недвижимости общей стоимостью примерно $1 млрд перейдет во владение Ричарда. Это обстоятельство позволило некоторым наблюдателям заявить о том, что CyberPort обычный девелоперский проект, а Интернет-парк всего лишь завеса, которая позволила Ли как автору идеи заполучить участок земли вне конкурса. Тем не менее о своем намерении “поселиться” в CyberPort уже заявили Hewlett-Packard, IBM, Oracle, Softbank, Yahoo и Sybase. Аргументы в пользу такого решения у западных игроков одинаковые: если уж входить на огромный китайский рынок, то лучшего плацдарма для этого просто нет. Ричард Ли – сын Ли Кашина, а тот является своим человеком в китайских коридорах власти.

Правда, сам Ричард не любит, когда его имя ассоциируется с Ли Кашином. Он даже перенес свой офис в здание, не принадлежащее отцу, но недавно прекрасный вид из окна кабинета Ричарда оказался заслоненным небоскребом, который возводит Ли-старший. Похоже, как Ричард ни старается – выйти из тени отца ему пока не удается. Так что именно от Ли-старшего зависит, пойдет ли семейная династия в Интернет. Похоже, все рассчитывают на то, что Ли-старший даст сыну добро. Во всяком случае, ажиотаж вокруг PCC невероятный – рыночная капитализация компании, основанной в мае, уже через месяц возросла с $218 млн до $820 млн, а с тех пор увеличилась еще в пять раз.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: