Два товарища

В 2010 г. вокруг бывшего в то время генеральным директором компании Hewlett-Packard Марка Херда разгорелся неприятный скандал, и, хотя ничего не было доказано, совет директоров HP тогда очень быстро уволил топ-менеджера. Эта вынужденная отставка вызвала бурю эмоций в технологическом сообществе, поскольку Марк Херд был известен как высококвалифицированный управленец с массой достоинств и компетенций.

В сложной и неопределенной ситуации, разворачивавшейся по схеме «то ли он украл, то у него украли», руку Марку Херду протянул друг – в то время генеральный директор корпорации Oracle Ларри Эллисон. Он не просто пригласил «опального» менеджера к себе на работу, но еще и бросился на его защиту, публично обозвав уволивших Марка Херда директоров Hewlett-Packard сборищем идиотов. С тех пор Ларри Эллисон несколько дистанцировался от управления Oracle, а Марк Херд стал одним из тех, кто курирует ее повседневную деятельность.

Пожалуй, это один из немногих, если не единственный известный пример дружбы в среде миллиардеров и миллионеров. Не легкого приятельства, не более или менее тесного знакомства, потому что положение обязывает, и не опыта совместных проектов или эксцентричных эскапад вроде той, что явили миру не так давно миллиардер сэр Ричард Брэнсон, основатель бренда Virgin, и его приятель глава авиакомпании AirAsia малазиец Тони Фернандес. Тогда, проиграв какой-то ничего не значивший спор, Брэнсон во исполнение условий пари поработал стюардессой на рейсе AirAsia, принадлежащей Тони Фернандесу. Шесть часов полета из Австралии в Малайзию Брэнсон подавал напитки и еду. Магнату пришлось побрить ноги, надеть юбку, блузку и накрасить губы.

По совету друзей

Много лет теплые дружеские чувства испытывают друг к другу два богатейших американца – Билл Гейтс и Уоррен Баффет. Это тем более удивительно, что у них почти четверть века разницы в возрасте и совершенно разный характер жизненного опыта и бизнеса. Как сообщала об этих отношениях The Financial Times, знакомство состоялось 24 года назад, причем Билл Гейтс знакомиться с человеком намного старше, причем занимавшимся «продажей и покупкой чего-то там» желанием вовсе не горел. Первая встреча произошла в День независимости, 4 июля 1991г., в поместье Гейтсов, причем не по инициативе Гейтса или Баффета, аисключительно благодаря длинной цепочке общих знакомых, которые приложили определенные усилия, можно даже сказать, провернули небольшую интригу ради того, чтобы Билл Гейтс и Уоррен Баффет все-таки узнали друг друга. Как вспоминал потом Билл Гейтс, сам он готов был лишь коротко побеседовать с новым знакомцем – не более чем диктуют правила вежливости. Но в завязавшемся разговоре Уоррен Баффетт затронул все те вопросы, над которыми мучительно в то время раздумывал и сам Билл Гейтс, строивший Microsoft Corp. В итоге беседа двух миллиардеров растянулась на весь вечер, и это стало началом сближения, со временем переросшего вдружеские и доверительные отношения. «Не счесть вопросов, по которым я советовался с Уорреном»,– цитирует The Financial Times Билла Гейтса.

Например, именно Уоррен Баффет, как рассказывает сам Билл Гейтс, давал ему рекомендации по поводу того, как оптимально решить вопрос с антимонопольным иском к Microsoft Corp. со стороны американского Министерства юстиции, а равно и проблему переоценки акций компании в период «пузыря» доткомов (конец 1990-х – начало 2000-х), когда на волне бума интереса инвесторов к интернет-компаниям (то есть тем, в названиях которых указывалось .com) на биржах раздулся «пузырь» технологических акций. «Пузырь» предсказуемо, но неожиданно для многих лопнул, и рынок рухнул. «Он и я много говорили о том, что, используя фондовые опционы как форму компенсации применительно к высоковолатильным акциям технологических компаний, ты фактически в какой-то момент дико переплачиваешь людям, а в какой-то– недоплачиваешь, и все это совершенно неконтролируемо», – приводят западные деловые СМИ слова Билла Гейтса. Врезультате в Microsoft перешли на фондовые гранты в противовес фондовым опционам.

В свою очередь, надо полагать, Билл Гейтс в какой-то мере приобщил Уоррена Баффета к технологическим знаниям и пониманию этого сегмента рынка. И это сделало инвестиции Berkshire Hathaway еще более диверсифицированными. Начинал человек, известный уже многие годы как «оракул из Омахи», с того, что задавал при оценке потенциальных объектов инвестирования сугубо капиталистический вопрос: «Не является ли этот актив недооцененным? И если да, то не купить ли мне его, чтобы потом на этом заработать для себя и своих партнеров?» В настоящее время Berkshire занимает пятое место в США по уровню рыночной капитализации и давно уже превратилась из инвестиционного инструмента в полномасштабный конгломерат. Berkshire Hathaway контролирует железнодорожные, страховые, коммунальные, производственные компании, крупные продуктовые бренды, ритейлеров, агентства недвижимости, автодилеров. Есть в портфеле и технологические активы. Например, около 8% IBM. Асам Билл Гейтс с 2004 г. входит в совет директоров Berkshire Hathaway. По существу, во всяком случае, в США, компания, так или иначе, проникает в повседневную жизнь американцев не намного меньше, чем Microsoft.

В марте 2015 г., накануне годового собрания акционеров Berkshire Hathaway Уоррен Баффет отправил очередное свое послание инвесторам. Оно становится событием каждый год и стало особенным в году нынешнем, потому что исполнилось 50 лет с того момента, как Уоррен Баффет руководит Berkshire. И его верный друг Билл Гейтс настоятельно рекомендует всем, кто когда-нибудь собирается прочитать пару десятков страниц о бизнесе, обратить свое внимание именно на это письмо.

Помимо философии бизнеса, Билл Гейтс и Уоррен Баффет разделяют философию социальной ответственности. Баффет регулярно делает щедрые пожертвования в благотворительный фонд Билла и Мелинды Гейтс. Он предпочитает действовать именно через этот фонд, а не заниматься благотворительностью самостоятельно, доверяя своему другу. С 2006г., поданным The Financial Times, благотворительный фонд Билла и Мелинды Гейтс ежегодно получает акций Berkshire на $2 млрд. Часть этих бумаг затем идет на продажу, но фонду Гейтсов принадлежит около 6% акций Berkshire класса В, то есть с меньшими голосующими правами.

Фестиваль акционеров

Последнее по времени живописное публичное явление двух товарищей пришлось как раз на годовое собрание 40 000 акционеров Berkshire в Омахе 3 мая. Эти собрания традиционно больше походят на разухабистые фестивали всеобщей радости, которые кое-кто даже сравнивает с Вудстоком. Уоррен Баффет к каждому такому собранию готовит сюрприз, и не один. В этом году, например, акционеры Berkshire Hathaway могли, как сообщало издание The Kansas City Star, купить бриллианты с нанесенной на них лазером подписью основателя компании. Речь шла о 26 бриллиантах весом до пяти карат каждый и стоимостью от $5000 до $20 000. Драгоценности выставила на продажу ювелирная компания Borsheims Fine Jewelry & Gifts, которую Berkshire приобрела в 1989 г.

Но можно не сомневаться в том, что более ярким событием стала партия в настольный теннис между Уорреном Баффетом и Биллом Гейтсом с одной стороны и членом олимпийской сборной США по этому виду спорта Ариэль Хсинг с другой. Эта игра сделалась уже традицией годовых собраний Berkshire, она неизменно привлекает к себе внимание, а друзья-миллиардеры, занимающие первые строчки в списке богатейших людей США, так ни разу и не вырвали у мисс Хсинг ни очка. Зато они получают удовольствие и радуются, по словам очевидцев, как дети. Кстати, места в списке самых богатых американцев они тоже перебрасывают друг другу, как мячики для пинг-понга.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: