Два гиганта из одной аптеки

Обычно говорят, что компания Merck – один из лидеров мирового фармацевтического рынка. В реальности же компаний с таким названием не одна, а две. Обе занимают ведущие позиции на фармацевтическом рынке, обе гордятся своим прошлым, обе считают своим основателем одного и того же человека, обе при этом подчеркивают, что, кроме имени Merck, между ними ныне нет ничего общего.

 

Семья Мерков передавала свой бизнес из поколения в поколение – начиная с ХVII века, но справиться с темпом ХХ века не смогла: драматические события минувшего столетия привели к расколу семейной компании.

 

Ангельская аптека

 

Середина ХVII столетия в Европе была благодатным временем для врачей и аптекарей. Европа расширяла торговые связи с далекими странами, и это имело большие последствия для медицины – тысячи путешественников привозили из экзотического Китая, Сиама, стран Африки новые болезни и новые лекарства для их лечения. В 1668 году, в самый разгар «аптечной лихорадки» 47-летний Фридрих Якоб Мерк собрал достаточно средств, чтобы открыть в родном Дармштадте, небольшом городке чуть южнее Франкфурта, собственную аптеку, которую он назвал Engel-Apotheke («ангельская аптека»).

Первая аптека Мерков располагалась в большом трехэтажном доме, где помимо жилых помещений и торгового зала были еще склад и лаборатория. После смерти Фридриха Якоба аптека перешла к его племяннику, а затем четыре поколения подряд передавалась от отца к сыну в своем первозданном виде, пока наконец в 1816 году не досталась правнучатому племяннику Фридриха Якоба – Эммануэлю, первому из Мерков, кого узкие рамки небольшой семейной аптеки уже не удовлетворяли.

Эммануэль Мерк получил лучшее по тем временам химическое образование в Германии и во Франции. Вернувшись в родной Дармштадт, он стал уделять больше внимания химической лаборатории, постоянно совершенствуя свои навыки в выделении, очистке и анализе растительных алкалоидов. В 1827 году Мерк, окончательно убедившись в большей прибыльности производственного фармацевтического бизнеса по сравнению с торговым, открыл первый химический завод и начал продавать по всей Германии очищенные алкалоиды.

 

Эпоха морфия

 

Первым алкалоидом, который Эммануэль Мерк вывел на широкий рынок, оказался морфий, широко использовавшийся в то время в качестве снотворного и обезболивающего средства.

Препараты Мерка завоевали хорошую репутацию в Германии: в начале XIX века торговая марка E.Merck стала символом качества в зарождавшейся фармацевтической промышленности. Компания начала расти огромными темпами. В начале 30-х годов XIX века на заводе E.Merck работали двадцать человек, к середине 50-х – более пятидесяти, а к началу ХХ века штат перевалил далеко за тысячу человек. Фабрика уже не могла развиваться на своем первоначальном месте в центре Дармштадта, и Мерки приняли решение перенести завод за город, туда, где он находится и до сих пор.

Эммануэль Мерк умер в 1854 году, передав компанию своему сыну Вильгельму-Людвигу, который продолжал развивать семейный бизнес. В 1891 году он решил, что пора проникнуть на американский рынок, и отправил своего сына Георга в Нью-Йорк.

Георг Мерк справился с возложенными на него обязанностями, и уже через десять лет продажи в США давали компании E.Merck до четверти всей прибыли. В 1900 году Георг решил, что настало время для организации производства в самих США. Он купил 120 акров заболоченной земли в штате Нью-Джерси, и построил там первый завод компании за пределами Германии. Объемы продаж росли такими темпами, что уже через несколько лет понадобился второй завод, который был построен на Среднем Западе, в Сент-Луисе. Для управления заводами была создана компания Merck & Co., 80% акций которой принадлежали E.Merck, а остававшимися 20% владел лично Георг Мерк. Компания продавала соли висмута, иодиды, растительные алкалоиды. Важнейшее место в производственной линейке по-прежнему занимал морфий.

 

Георг по имени Джордж

 

Конец благополучию международной компании E.Merck положила первая мировая война. На волне антигерманской истерии американцы перестали слушать Бетховена и переименовали гамбургеры в «селисберийские стейки», а подписанный в 1915 году акт об аннексии иностранной собственности позволил правительству США лишить немецкую компанию E.Merck права собственности на 80% акций Merck & Co. и пустить эти акции в открытую продажу. Георгу Мерку, который к тому времени уже стал гражданином США по имени Джордж Мерк, пришлось срочно найти $3,75 млн, чтобы выкупить их. К счастью для него, деньги удалось найти, и Merck & Co. осталась в руках семьи.

С этих пор E.Merck и Merck & Co. стали развиваться независимо друг от друга. Американской компании повезло немного больше. Сын Джорджа Мерка – Джордж Мерк-младший собирался стать ученым-химиком. Отец попросил его подождать пару месяцев, пока закончится война, чтобы продолжить обучение в европейских университетах, а пока поработать на компанию. Война продлилась больше четырех лет, а младший Мерк остался в компании на 42 года и превратил предприятие своих предков в крупнейший фармацевтический концерн мира.

В 1925 году, когда Джордж Мерк-младший возглавил компанию, американская Merck уже была крупнейшим частным производителем химических субстанций во всем мире, ежегодно продававшим различные продукты тонкого синтеза на сумму $10 млн. К моменту смерти Джорджа в 1957 году Merck & Co. превратилась в открытую акционерную компанию с оборотом более $200 млн, за сотрудниками которой числилось несколько нобелевских премий по медицине: в 1952 году лауреатом стал Селман Ваксман, открывший стрептомицин, а в 1950-м премию получили Эдуард Кендалл, Тадеуш Рейхштейн и Филип Хенч за синтез кортизона.

Именно Джордж Мерк-младший впервые обратил внимание на рынок готовых лекарств и решил перепозиционировать компанию с рынка субстанций и полуфабрикатов для химического синтеза на рынок лекарственных препаратов. В 1930-е годы компания начала собственные фармацевтические исследования Взлет компании начался в 1940-х с того, что Джордж Мерк согласился предоставить профессору Рутгерсовского университета Селману Ваксману лабораторию и финансовую поддержку для поиска антибиотиков, которые могли бы заменить пенициллин. Ваксману потребовалось всего три года, чтобы создать стрептомицин – мощный препарат, способный бороться с возбудителем туберкулеза. Через несколько лет химики компании Merck & Co. впервые в мире синтезировали искусственный кортизон, открыв тем самым первую страницу в истории гормональной терапии.

 

Революция в фармацевтике

 

В 1976 году исследовательский центр компании возглавил талантливый химик Рой Ваджелос, которого в 1984 году единогласно избрали новым генеральным директором компании. С его именем связаны революционные разработки препаратов нового класса (см. таблицу).

Под руководством Ваджелоса Merck & Co. семь лет подряд – с 1987 по 1993 год возглавляла американский список самых уважаемых компаний. В середине 1990-х годов Merck & Co. была непререкаемым лидером в фармацевтическом мире, компанией номер один по объему продаж, прибыли, общей стоимости и квалификации рабочего персонала. В 1987 году компания даже смогла позволить себе такой широкий жест, как бесплатное предоставление бедным африканским странам разработанного компанией антипаразитического препарата ивермектина, единственного в то время лекарства, способного вылечить «речную слепоту» – тяжелое заболевание, переносчиками которого являются черные мухи.

В середине 1990-х ежегодный объем продаж Merck & Co. составлял порядка $3 млрд, прибыли достигали $500 млн в год. В компании работали 28 000 человек, ежегодные затраты на разработку новых препаратов составляли 20% прибыли. Более тысячи ученых трудились в шести лабораториях в Америке и четырех в Европе. Компании принадлежали 24 завода на территории США (включая один в Пуэрто-Рико) и 44 завода по всему миру.

Девизом компании оставались слова Джорджа Мерка-младшего, сказанные им на заре своей деятельности: «Помните, что лекарство создается не для прибыли, а для людей. Прибыли придут потом. И чем меньше вы о них думаете, тем больше будут прибыли».

 

Создатели «экстази»

 

А тем временем в Европе компания E.Merck продолжала свою деятельность в качестве одной из крупнейших химических компаний Германии. E.Merck также удалось сделать множество крупнейших открытий в области фармацевтической химии. В 1904 году ученые E.Merck первыми синтезировали жидкие кристаллы, в 1927-м в лабораториях компании был выделен витамин D, а в 1934-м проведен первый коммерчески успешный промышленный синтез аскорбиновой кислоты (витамина С). E.Merck оказалась в числе пионеров рынка искусственно синтезированных витаминов. Витамины В1, Е, растворимая форма витамина К – все эти субстанции успешно производились на заводе в Дармштадте.

Вместе с тем активисты борьбы с наркотиками до сих пор не могут простить компании того, что она стояла у истоков разработки многих наркотических веществ. Помимо уже упоминавшегося морфина, с которого и началась производственная деятельность Эммануэля Мерка, компания первой в мире в 1884 году стала производить очищенный кокаин (эти исследования, кстати, активно поддерживал основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд).

В начале ХХ века E.Merck получила патент на производство MDMA. В самой компании не придавали этой субстанции особого значения и некоторое время использовали ее только как промежуточный продукт в синтезе сосудосуживающего препарата гидрастинина. Однако много лет спустя цивилизация обнаружила новые свойства MDMA и назвала его «экстази».

Фирма смогла пережить вторую мировую войну. Продукция E.Merck официально не использовалась нацистским режимом, и компания избежала обвинений в сотрудничестве с Третьим рейхом. Несмотря на то что более 80% цехов дармшадтского завода были разрушены во время бомбежек союзной авиации, E.Merck возобновила бизнес ровно через два месяца после того, как 30 апреля 1945 года союзники разрешили немецким компаниям вновь вести синтез химических веществ.

После войны компания производила в основном препараты гормонов (некоторые из которых, например Fortecortin, применяются и по сей день), пестициды, аналитические субстанции, реагенты для хроматографии, пищевые консерванты. В 1957 году E.Merck начала выпуск первого искусственного перламутра. Во время экономического бума в послевоенной Западной Германии компания регулярно показывала годовой прирост объема производства, выражаемый в десятках процентов.

В октябре 1995 года семья Merck впервые решила продать часть акций своей компании на открытом рынке. За 25% акций компания получила более чем $2,1 млрд – это была одна из крупнейших продаж за всю историю Германии. Сегодня группа сменила свое название на MerckKGaA и продолжает успешно работать, занимая ведущее место на немецком химическом рынке.

 

Раздел имени

 

В середине 50-х годов ХХ века компании E.Merck и Merck & Co. начали работать на одних и тех же национальных рынках, и возникла необходимость поделить имя Merck, превратившееся к тому времени в одну из самых дорогих торговых марок мира. После долгих переговоров компаниям удалось прийти к компромиссу. Теперь права на эксклюзивное использование марки Merck в США и Канаде принадлежат американской Merck & Co., а в Европе и на всех прочих рынках – немецкой Merck KGaA. По этой причине продукция немецкой группы продается в Америке под зонтичным брэндом EMD – по названию небольшой фармацевтической компании, которую Merck KGaA пришлось купить специально для этих целей. Продукция компании Merck & Co. во всем мире продается под маркой Merck Sharp & Dohme, а в Европе под маркой MSD Sharp & Dohme. Обе компании регулярно подчеркивают, что Merck KGaA – это не то же самое, что Merck & Co.

Сегодня Merck & Co. утратила лидирующие позиции на фармацевтическом рынке, немного уступая своим основным конкурентам – Pfizer и GlaxoSmithKlein. Аналитики связывают сложившуюся ситуацию с фигурой нового генерального директора – Реймонда Джилмартина, первого в истории Merck & Co. экономиста, ставшего у руля компании. За годы его правления не удалось вывести на рынок ни одного действительно нового препарата. Сроки действия патентов на наиболее популярные лекарства, приносящие миллиарды долларов дохода, неумолимо истекают, а достойной замены им пока не видно. Merck & Co. вынуждена тратить все больше средств на разработку новых лекарств (более $2,5 млрд в 2002 году), но ожидаемых результатов эти затраты пока не принесли. Многие аналитики видят выход из создавшейся ситуации только в покупке компании с большим исследовательским потенциалом.

Дела Merck KGaA идут благополучнее. Бизнес немецкой компании более диверсифицирован, и успехи в фармацевтической индустрии удачно сочетаются с уверенным развитием на рынке удобрений, чистых химических реагентов, красителей, реагентов для хроматографии, жидких кристаллов и в других областях химической промышленности.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: