Дом с похищениями

Утром 17 сентября в московском лесопарке «Серебряный Бор» можно было наблюдать такую картину: на трехметровую ограду одной из дач забрался окровавленный человек в одних трусах и наручниках, спрыгнул на землю и кинулся бежать. Люди, проживающие по соседству, сообщили, что через полчаса кто-то выходил из того дома и расспрашивал, не видели ли подозрительного мужчину. Беглец Магомед Хамхоев тремя днями раньше был похищен на юго-западе Москвы из собственного автомобиля. Один из лидеров ингушской общины, Магомед Хасбиев, тогда распространил заявление, что работавший в Москве детским тренером по вольной борьбе Хамхоев – четвертый ингуш, пропавший в столице за две недели. После освобождения Хамхоева поместили в 67-ю горбольницу. Лежа на больничной койке, он рассказал корреспонденту Newsweek, как неизвестные в масках на микроавтобусе «Фольксваген» отвезли его куда-то из города по Дмитровскому шоссе – причем, рассказывает он, микроавтобус прямо из гаража в цокольном этаже спустился на лифте в подвал. Там Магомеда якобы пытали током и показывали ему трупы, один из которых уже имел следы разложения. Сказали, что его ждет такая же судьба. Он считает, что это была месть. Пленник говорит, что ему задавали вопросы об убитом год назад в Ингушетии полковнике центрального аппарата ФСБ Алихане Калиматове и его агентуре. Калиматов расследовал случаи исчезновения ингушей на территории Северной Осетии. У него была версия, что к похищениям могли быть причастны осетинские милиционеры, которые таким образом участвовали во внесудебных расправах после трагедии в Беслане. Осетинские власти категорически отрицали существование «бесланских мстителей». Кроме того, как рассказал Newsweek источник в МВД Ингушетии, Калиматов якобы планировал создать своего рода отряд спецназа из амнистированных ингушских боевиков, чтобы взять на себя поддержание порядка в Ингушетии (как чеченские батальоны и полки в Чечне при Рамзане Кадырове). Как рассказывают ингуши, их земляки, пропавшие без вести в Москве, хоть и не были знакомы друг с другом, но лично знали покойного Калиматова и, возможно, имели отношение к его проекту. Хамхоев уверен, что и некоторые из похитителей говорили между собой по-осетински. Спустя два дня его перевезли в особняк в Серебряном Бору, где сначала держали в подвале в железной клетке, а потом почему-то перевели в комнату на втором этаже – оттуда-то он, разбив стекло, и сбежал. Максим Евсеев, двоюродный брат одного из ранее пропавших ингушей – Зелимхана Евлоева, приехал к месту побега Хамхоева в надежде обнаружить хотя бы тело родственника. Он говорит, что нужный дом нашли не сразу: «Магомед был в шоке и поначалу показал на соседнее здание. СОБР ворвался, положил всех на пол – потом милиционеры извинялись». Вместе с милицией в Серебряный Бор съехались и другие представители ингушской общины, а также сотрудники Следственного комитета (СК), подтвердившие, что Хамхоева удерживали в этом доме. Они нашли и описанную Хамхоевым клетку, и электротрансформаторы, с помощью которых его могли пытать. Один из ингушей, присутствовавший при обыске, сообщил, что для объяснений со следователями прибыл подполковник Михаил Ананьев – из военной части, на балансе которой, как выяснилось, почему-то находится коттедж. Однако офицер не смог объяснить, что это за здание и в каких целях оно используется Минобороны. В прошлый четверг было возбуждено уголовное дело по статье 126 УК – похищение человека. «Проводятся следственно-оперативные мероприятия, направленные на поиск похитителей и установление всех обстоятельств преступления», – объявил представитель СК.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: