Доллар, евро или бриксо?

Как ни старалась глава ЦБ Эльвира Набиуллина последние полтора года закупить побольше золота в резервы, Китай оказался проворнее. Согласно статистике из Поднебесной, опубликованной впервые за 6 лет, Китай увеличил объем монетарного золота до 1660т, вытеснив Россию из пятерки самых запасливых стран мира.

И хотя финансовая система «золотого запаса» давно сменилась сначала Бреттон-Вудской системой, а затем и валютными войнами, желтый металл по-прежнему остается фаворитом центральных банков мира. Готовит ли Китай альтернативу доллару и как в этом случае будет выживать рубль?

Погоня за тоннами

Золотой стандарт как монетарная система закрепился в XIX в., сменив серебряный. В это время фунт стерлингов стал первой в мире валютой, которая могла свободно конвертироваться в золото. Эта особенность сделала британский фунт единственной на то время резервной валютой в мире. Позже эту технологию применили и США, которые, однако, уже в 1930-хгг. от привязки к золоту отказались. Несмотря на это, позиции доллара в мире серьезно укрепились после Второй мировой, и на фоне послевоенных экономических затруднений Европы доллар быстро стал глобальной резервной валютой. Закрепило позиции доллара Бреттон-Вудское соглашение, которое дало начало одноименной финансовой системе, предполагающей привязку всех валют в мире к доллару, а доллара – к золоту. Эту систему серьезно пошатнул резкий рост цен на золото, которые ранее были фиксированными и составляли $35за унцию. Для сравнения: сейчас стоимость тройской унции золота превышает $1100. Таким образом, исторически происходит постоянная девальвация доллара к золоту.

У центральных банков мира фактически есть только два рекомендованных МВФ актива для создания резервов: доллар и золото. При этом одно является естественным хеджем от другого. Традиционно когда на мировых рынках дешевеет золото – укрепляется доллар, и наоборот. Поэтому часто используемая сегодня политика создания долларово-золотого резерва является одновременно и скупкой самых ликвидных активов, и страховкой на случай резкого обвала одного из столпов мировой финансовой системы.

ЦБ РФ следует мировой практике формирования резервов. На 1 августа текущего года объем международных резервов Банка России составлял $357,6млрд, из них валютные резервы– $312,7 млрд (включая собственно иностранную валюту, счет в специальных правах заимствования и резервную позицию в МВФ), а монетарное золото – $45 млрд, или 14%. При этом международные резервы Китая – это $3,89 трлн, причем золота в этом объеме – 1660 т на $66,4 млрд, или около 2% от объема резервов. Таким образом, Россия гораздо лучше застрахована от резкой девальвации доллара к золоту, чем Китай, который, напротив, держит практически все активы в американской валюте. Любовь Китая к доллару – скорее, исключение в мировой практике, чем правило. Например, Германия держит 67,7% резервов в золоте, Австрия – 43,3%, Италия– 66,5%, Нидерланды– 55%, Франция – 65,5%. Очевидно, что самую высокую долю драгоценного металла в резервах имеют США – 72%.

Тем не менее доля золота в резервах как России, так и Китая в последние годы растет. С апреля 2009 г. золотой резерв Поднебесной вырос на 59,9%. Россия тоже не отстает. Согласно годовому отчету регулятора, ЦБ в прошлом году закупил рекордные 166 т золота, и на начало 2015 г. объем резерва составил 1256,7 т. В годовом выражении объем закупок вырос вдвое. Как объясняла рост активности Банка России на рынке драгметаллов Эльвира Набиуллина, в России хорошо работает золотодобывающая промышленность, и поэтому возникает прекрасная возможность диверсифицировать запасы регулятора.

2014 г. был весьма удачным для золотых интервенций: цены на желтый металл упали на 8% в годовом выражении, и многим компаниям пришлось наращивать выпуск, чтобы сохранить прибыльность. Крупнейшая по добыче золота в России компания Polyus Gold бизнесмена Сулеймана Керимова в 2014г. увеличила производство золота на 3%, до 1,696 млн унций (52,75 т). При этом выручка компании в 2014 г. составила $2,16 млрд, что на 7,3% меньше, чем в 2013 г. Несмотря на значительную добычу и амбициозные планы, добывающая около 214 т золота в год Россия не является мировой золотодобывающей державой, уступая в неофициальном зачете пальму первенства Китаю (369 т в год), Австралии (259 т) и США (233 т).

Для российских золотодобывающих компаний аппетит ЦБ к золоту является чуть ли не единственной возможностью поддержать собственный финансовый результат. В 2014 г. из 214 т золота, добытого российскими компаниями, ЦБ РФ скупил 166 т, или 77,6%.

Аналитики уверены, что сейчас золото входит в фазу цикла с падающими ценами после их пика в 2011 г. «Цены на золото также снизились в июле на 8%, впервые с 2010 г. золото спустилось ниже $1100 за унцию. Начиная с максимума, достигнутого в 2011 г., золото подешевело примерно на 40%. Яуже несколько лет придерживаюсь медвежьих прогнозов по золоту, полагая, что цены на этот металл необоснованно высоки в сравнении с инфляцией и динамикой фондовых рынков. Сейчас мы ближе к нейтральным уровням, и все же не думаю, что коррекция закончена», – считает стратег и директор отдела биржевых продуктов брокерской компании Saxo Bank Оле Слот Хансен. По его мнению, цены на золото упадут еще на 15–20% в среднесрочной перспективе. Соответственно в тренде доллар–золото в ближайшие годы американская валюта будет укрепляться, что делает ее закупку в резервы дорогой, тогда как золото представляется удачной инвестицией. Особенно при условии, что альтернативы золоту в мире не существует.

Золото, кстати, не всегда просто лежит мертвым грузом в хранилищах центральных банков. В исключительных случаях власти могут задействовать монетарное золото на текущие финансовые нужды государства. Примером такого использования золота можно считать попавший под санкции США Иран, банковская система которого из-за этого фактически оказалась парализованной. В итоге единственным способом расчетов за импортные товары для Ирана оказался бартер, в рамках которого страна вместо того, чтобы перечислять доллары на счет своего контрагента, просто возила ему нефть в бочках и золото в слитках. Однако такое использование резервов является, конечно, экзотикой. К слову, в последние годы в связи с санкциями Иран активно осваивает золотые месторождения. В планах страны освоение 1200 участков с высокой вероятностью нахождения богатых залежей драгоценного металла. Для Ирана полностью золотой резерв мог бы стать реальной альтернативой валютам корзины SDR, однако сейчас в связи с перспективами отмены санкций страна все же рассчитывает на реинтеграцию в глобальную финансовую систему.

Китайский доллар

Действия Народного банка Китая по усиленным закупкам золота в резервы ошибочно принимать за подготовку к валютной войне с долларом, считают эксперты. Власти Поднебесной, разумеется, хотят быть сверхдержавой, что невозможно без мощной собственной валюты, но в рамках существующей финансовой парадигмы, которая рождена в Вашингтоне. Пекин вряд ли вынашивает планы валютной революции. Дело в том, что сегодня очевидна взаимозависимость доллара и юаня, что было отчетливо заметно по последним пертурбациям на китайском фондовом рынке. Падение китайских индексов и плановая 5-процентная девальвация юаня вызвали паническую волну по всему миру, в том числе и среди американских инвесторов. «Монетарная политика Китая напрямую не угрожает доллару, однако ослабление юаня грозит снижением конкурентоспособности товаров американского производства, что, безусловно, может навредить экономике Штатов», – объясняет аналитик QB Finance Мадина Абаева.

Китай пока во всем послушен мировой финансовой системе, которую сегодня во многом определяет ФРС США. Но в долгосрочных планах Пекина – включение юаня в валютную корзину SDR, что даст стране право называть свою валюту резервной. Когда это случится, мы, скорее всего, увидим закупки юаня в резервы центральных банков практически всех стран мира, в том числе и России и соответственно снижение доли доллара в мировых валютных резервах. Пока (по данным на конец прошлого года) ЦБ РФ держит 44,4% валютных активов в долларах США, в евро – 42,4%, в канадских долларах – 2,8%, в фунтах стерлингов – 9,5%, в австралийских долларах – 0,9%.

Получение юанем статуса резервной валюты может вызвать ослабление позиций доллара и даже его девальвацию. «Монетарная политика Поднебесной сейчас доллару не угрожает – ровно до тех пор, пока Китай занят решением внутренних проблем. Как только придет время валюты, Поднебесная будет вести себя очень агрессивно в вопросах кредитно-денежной политики», – прогнозирует старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. По ее мнению, поведение валютных рынков после включения юаня в SDR непредсказуемо, однако «рублю от этого легче точно не станет».

По мнению экспертов, открытая конкуренция доллара и юаня возможна лишь через 15–20 лет. Однако эти два десятилетия другие страны будут всячески колебать доллар девальвациями собственных валют (как это сейчас делают Китай, Россия, Казахстан, Япония, еврозона и другие) и другими проявлениями популярных сегодня «валютных войн». Система международных взаиморасчетов в долларах привела к неизбежному появлению такой ситуации, в которой чем слабее внутренняя валюта, тем выгоднее экспорт. Продавая товары по одной и той же стоимости в долларах, страна получает все больше и больше внутренней валюты. Поэтому в современном мире, где практически все страны ориентированы на сбыт внутренней продукции, перманентная девальвация национальных валют стала очевидным благом для государства и экспортных корпораций. Например, без девальвации рубля российский бюджет терял бы в разы большие суммы, чем теряет сегодня. По подсчетам Минфина, мощная девальвация рубля позволила вдвое сократить падение доходов от нефти.

ФРС США, которая на общем стремлении государств девальвировать свои валюты намерена при повышении учетной ставки в сентябре укрепить доллар, наносит удар по эффективности «валютных войн». Ожидается, что после ужесточения монетарной политики Штатов валюты развивающихся стран неизбежно испытают новую волну ослабления. Причем если внутренняя девальвация обычно контролируема и предсказуема, то внешняя представляется для них опасным явлением. Скажем, если раньше Россия продавала бочку нефти стабильно за $50 и, девальвируя рубль, получала в бюджет все больше и больше денег от одной бочки, то теперь бочку удастся продать лишь за $40, и соответственно государство получит меньше рублей.

Поколебать положение доллара могут даже не столько позиции юаня, сколько нарастающее желание государств использовать во взаиморасчетах собственные валюты. Сейчас соседи часто используют доллар во взаиморасчетах, хотя проще и логичнее было бы использовать внутренние валюты. Впрочем, в последние годы ситуация меняется. Россия делает шаги по переходу на взаиморасчет в нацвалютах с Китаем, Ираном, Египтом, Вьетнамом, Тунисом, Индонезией и некоторыми другими странами. Полный переход на такие расчеты ни с одним из партнеров пока не завершен. Технически переход к взаиморасчетам в нацвалютах начинается с запуска бивалютных свопов Центральными банками (своп – заключение сделки о покупке-продаже валюты, которое сопровождается заключением контрсделки об обратной продаже-покупке другой валюты). Более года назад своп в юанях запустил ЦБ РФ. Банк России в 2014 г. открыл своп-линию с Народным банком Китая на 150 млрд юаней сроком на три года. ЦБ РФ отмечал, что это соглашение не следует рассматривать как определяющую предпосылку расчетов в рублях и юанях, оно лишь предоставляет дополнительную возможность доступа российских и китайских банков и их клиентов к юаневой и рублевой ликвидности для расчетов по торговым контрактам.

«Американская валюта начнет падать в цене только тогда, когда другие страны станут отказываться от нее при сбережении, а также при проведении трансграничных переводов и торговых операций. Конечно, Китай постепенно движется в эту сторону, но до реального отказа пока далеко», – считает аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Антон Сороко.

Если для России вопрос о взаиморасчетах в обход доллара остро встал лишь после обострения отношений с Западом и введения обоюдного жесткого санкционного режима, то Китай давно и последовательно идет по этому пути. Самым мощным скачком в этом направлении стало достижение Китаем соглашения с Японией, когда (с 1 июня 2012 г.) Пекин и Токио перешли на прямой обмен своих валют. Эксперты тогда ожидали мощного проседания доллара, однако этого так и не случилось. Дело в том, что валютный рынок работает в условиях своп-соглашений. Обычно продажа одной валюты страхуется встречной покупкой другой. Позиции юаня традиционно сильны в своем регионе: в странах АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии), Японии и Южной Корее. Важно учитывать, что далеко идущие планы Китая по отпусканию юаня в свободное плавание могут привести к кризису в стране и резкому падению валюты по примеру японской иены. Такое развитие событий может уменьшить интерес инвесторов к юаню и даже запустить мировой кризис. Мощь китайской экономики достигла таких размахов, что теперь, когда простужается Пекин, насморк начинается на всей планете. Если этот сценарий разыграется, позиции доллара в мире только усилятся.

Доллар, евро, бриксо

Перспективы рубля практически при всех сценариях довольно туманные. Уверенности придают лишь планы ЦБ РФ по наращиванию международных резервов до $500 млрд, что в случае кризисных сценариев позволит снизить риски и смягчить финансовый кризис. Возможное ужесточение монетарной политики ФРС США, вероятнее всего, ослабит рубль, как и получение юанем статуса резервной валюты.

Интересной альтернативой может стать создание единой валюты стран БРИКС – бриксо, по примеру евро. Активнее других эту идею предлагает Бразилия. По мнению учредителей клуба стран, создание третьей крупной мировой валюты может стать альтернативой сложившейся сегодня однополярной финансовой системе. Пока страны БРИКС договорились лишь о пуле условных валютных резервов – то есть Китай, Бразилия, Индия, Южная Африка и Россия условно заморозили в структуре своих международных резервов определенную сумму на случай непредвиденных обстоятельств. Принятые странами БРИКС обязательства составляют: Китай – $41 млрд, Бразилия, Индия и Россия – по $18 млрд, ЮАР – $5 млрд. С натяжкой это можно считать первым шагом по синхронизации монетарных политик и объединению золотовалютных резервов.

Разумеется, никто не говорит о том, что запустить единую валюту БРИКС будет легко. Каждая из стран, входящих в клуб, имеет разные платежные балансы, монетарные политики и валюты. ВРоссии сильный счет текущих операций, свободный постепенно слабеющий рубль и политика инфляционного таргетирования, в Китае – управляемый сильный курс юаня и огромные резервы, в Бразилии – слабый платежный баланс, существенный долг, перманентная девальвация, в Индии нет свободной конвертации рупии и есть таргетирование инфляции, в ЮАР – жесткая денежно-кредитная политика, дефицит текущего счета, плавающий валютный курс и таргетирование инфляции. Объединить монетарные политики таких разных центральных банков с разными системами права и финансовой историей – задача крайне сложновыполнимая. Если политическое решение по созданию бриксо все же будет достигнуто, то каждая из стран БРИКС должна будет сперва прийти к общему знаменателю, вероятнее всего, это будет рыночный курс нацвалюты и инфляционное таргетирование (две наиболее популярные парадигмы на сегодня). Кроме того, созданию валютного союза предшествует множество мер по интеграции налогового, бюджетного, таможенного законодательства.

По мнению главы Минфина РФ Антона Силуанова, создание валютного союза стран БРИКС преждевременно. «Целесообразность такого союза надо сначала обсудить. Думаю, это тема далекого будущего», – заявил ранее министр. По его словам, создание единой валюты пока на повестке дня не стоит.

Эксперты с министром согласны. «Создания единой валюты БРИКС мы не ожидаем – слишком неоднородные структуры экономик у наших стран, да и опыт евро в целом нельзя назвать однозначным», – напоминает Антон Сороко. С аналитиком соглашается Мадина Абаева, которая считает такое развитие событий очень маловероятным, учитывая разнородность экономик стран БРИКС и отсутствие ощутимой интеграции между странами. «Наличие общей монетарной политики пока невозможно в силу того, что все страны имеют свои специфические проблемы и цели, поэтому единая политика просто не позволит государствам эффективно осуществлять поддержку экономики»,– уверена она.

Даже географически компактная Европа, имеющая тысячелетние экономические связи, не смогла создать идеальную внутреннюю валюту для всех. Появление евро привело к огромным финансовым дисбалансам в еврозоне, росту безработицы на периферии и экономической деградации стран PIIGS (Португалия, Италия, Ирландия, Греция, Испания). Один евро, потраченный на оплату труда в высокоразвитой промышленной и технологичной Германии, не мог иметь сопоставимую стоимость в аграрной Греции, а одна единица товара, произведенная в двух этих странах, не могла стоить одинаково. Однако появление евро сделало это возможным. В итоге выиграла от эксперимента с единой валютой прежде всего Германия, которая обезопасила себя от «валютных войн» со стороны соседей и получила простые и доступные рынки сбыта для своей продукции. При этом страны периферии утратили свои конкурентные преимущества.

Аналогичное развитие событий возможно при введении единой валюты в странах БРИКС. Самой сильной и соответственно выигравшей страной станет Китай, а затем – Индия. Хуже придется в убывающем порядке России, Бразилии и ЮАР. Китай через бриксо, как и Германия через евро, получит практически беспрепятственный канал продажи своих товаров (прежде всего в страны-соседи – Россию и Индию), что, например, поставит крест на российской программе импортозамещения и возрождения агрокомплекса. Проще станет доступ китайского капитала на российский рынок недвижимости и земли. Как показал опыт евро, от интеграции валют выиграют лишь страны, которым есть, что продавать. Китай и Индия, безусловно, являются такими странами. Россия при стремительно падающей нефти и санкциях, Бразилия с масштабным оттоком капитала и ЮАР с политическими проблемами такими странами не являются. При этом Бразилия – первая в мире по продажам кофе и крупный поставщик железной руды, ЮАР поддерживает сальдо торгового баланса за счет алмазов, золота и вин. Россия же с единственным экспортным товаром, находящимся в пике падения, выглядит пока как наиболее уязвимый игрок валютной интеграции в БРИКС.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: