Доброе утро, Афган

Вашингтон готовится к последнему и решительному бою в Афганистане, уповая на собственные силы, на добрую волю врагов и просто на чудо
Солнце всходит над иракским городком Медина Васл. Оно красит розовым золотом шпиль минарета, флаг над полицейским участком и статую на круглой площади подле мечети. Муэдзин протяжно зовет к молитве, и улочки рынка начинают оживать. Торговки в хиджабах предлагают свой товар: цветы, пузатые стеклянные стаканчики с чаем, диски. Торговцы выкладывают хлеб, пыльные чемоданы, бронзовые джезвы. Над прилавком мясника висят окровавленные бараньи туши. «Ахла кебаб!» – зазывает один из торговцев, размахивая картонкой над дымящимся мангалом.
По центральной улице движется американская бронеколонна. Мощный взрыв сотрясает рынок. Головной «Хаммер» объят пламенем – несколько раненых солдат корчатся возле машины. Неподалеку валяются две оторванных ноги в высоких армейских ботинках. Из иракского такси, которое ехало впереди, выползают мужчина и женщина. Рука женщины – сплошная рана, прохожие оттаскивают ее к тротуару, пытаются перевязать.
На улице суетятся иракские полицейские, прохожие горланят по-арабски, солдаты орут в ответ по-английски – и только треск пулеметной очереди заставляет всех снова вжаться в стены. Из окна дальнего дома вылетает противотанковая ракета. Еще один убитый, трое раненых. Через четверть часа солдатам удается отбить атаку и эвакуировать всех раненых и погибших. Колонна возобновляет движение. На покрытой кровавыми пятнами дороге остаются обгоревший джип и одна из забытых в суматохе оторванных ног.
«До чего реалистично!» – шепчет Дельфин Браун, учительница четвертого класса из калифорнийского городка Джошуа-Три. Ее муж Стив возмущается: «Вы это видели? Иракский микроавтобус проехал прямо посреди улицы, и никто даже не попытался его остановить!» – «Они даже не пытались занять стратегические позиции!» – поддерживает другой мужчина. «Ничего себе, как это долго – эвакуировать раненых!» – цокает языком третий. «Потому что это их первые учения, – успокаивает гид туристов. – Через пару недель вы их не узнаете: они справятся с таким заданием за пять минут». Хорошо, что этого не слышали солдаты Национальной гвардии.
Печальный опыт двух затяжных войн, которые США ведут в Ираке и в Афганистане, заставил американцев организовать такую «учебку» с голливудскими спецэффектами. В 13 «деревнях», из которых состоит тренировочный центр Пентагона Форт-Ирвин в калифорнийской пустыне Мохаве, мирных жителей, торговцев, полицейских и террористов играют настоящие иммигранты из горячих точек. Стрельба здесь ведется с помощью лазерных симуляторов, а кровь – просто краска, какая есть в НЗ любого киногримера.
Большинство «деревень» были построены, чтобы готовить солдат к иракской командировке. Но президент Обама меняет стратегию: выводит большую часть войск из Ирака и бросает все силы на Афганистан. В этой связи руководство лагеря срочно ремонтирует семь «афганских» пещерных комплексов. В остальном, утверждают здесь, особой работы не требуется – разве что сменить часть актеров на афганцев. С этим, правда, возникают проблемы: афганцы на такую работу соглашаются неохотно. Это сущая мелочь по сравнению с теми проблемами, которые американцам придется решать в реальном Афганистане.

УКРОЩЕНИЕ ТАЛИБА

Американцы всерьез готовятся к решающей битве в Афганистане. К 38 000 воюющих там военных прибавится еще 17 000, но в стратегии, которую Обама огласил 27 марта, главное не это. Идея в том, чтобы повторить успех, который был достигнут в Ираке. Туда тоже были отправлены дополнительные силы, но ключевую роль сыграли суннитские шейхи, которые вместе с соплеменниками перешли на сторону коалиции и помогли сокрушить «Аль-Каиду». До этого они воевали на ее стороне.
В этой связи американская администрация в последние месяцы только и говорит, что о необходимости перетянуть на свою сторону «умеренных афганских талибов». Имеются в виду те, кто воюет не из идеологических соображений, а просто от безысходности. По сверхоптимистичной оценке вице-президента Джо Байдена, таких 95%. Выступая на международной конференции по Афганистану, которая прошла на минувшей неделе в Гааге, госсекретарь Хиллари Клинтон сказала, что «умеренным талибам» нужно предложить «достойный способ» выхода из войны.
Для умеренных талибов США готовят отдельную армию – не из солдат, а из этнографов-антропологов, политологов, лингвистов и экономистов. Пятерка таких специалистов приехала на учения в Форт-Ирвин. Прошлым летом им приказали готовиться к отправке в Ирак, но месяц назад планы поменялись: следующая остановка – Кабул. Жизненные истории у них разные: лейтенант Стив Лейси на гражданке был мормонским миссионером в Киеве и бегло говорит по-русски, а его коллега Джозеф Стрингер, который уже успел побывать в Афганистане в начале кампании, свободно владеет языком дари.
«Наша задача – узнать, в чем состоят их потребности, – объясняет Стрингер. – Афганистан – это как автомобиль, который ты пытаешься ремонтировать сам: починил одно – сломалось другое». Во время первого приезда местные жители принимали его за русского. «Говорили, волосы светлые, глаза голубые. У американцев не получалось говорить на их языке, а у русских получалось», – рассказывает он.
Опыт показывает, что эти специалисты не всегда могут отличить друга от врага. Всего три месяца назад в Кандагаре погибла американский «антрополог» Пола Ллойд. Посреди учтивого разговора с местным жителем собеседник неожиданно плеснул на нее бензин и поджег. Ллойд скончалась от полученных ожогов. «У меня дома жена и двое детей, понятно, что я переживаю. Большая часть нашей работы – за пределами базы», – говорит Лейси.
Несмотря на опасность, «антропологи» обеими руками поддерживают новую стратегию. «Проще всего назвать кого-то сумасшедшим террористом, – говорит Стрингер. – Но если тебе удастся понять его мотивы, может, у тебя будет шанс решить проблему. Так что вести переговоры с «Талибаном» – это не такая плохая мысль. Молчанием проблемы точно не решаются».
Но Залмаю Халилзаду, уроженцу Афганистана и бывшему послу США в Ираке, Афганистане и ООН, идея переговоров кажется не самой удачной: «Сначала нужно навести порядок, а потом вести переговоры с позиции силы, потому что твой недруг вряд ли поможет тебе решить твои проблемы, скорее, он их использует». Зато увеличение военного присутствия он поддерживает: «Люди изначально поддержали “Талибан”, чтобы при нем был порядок – драконовский отсталый порядок шариата, но для рядовых граждан он был предпочтительнее анархии. Чтобы обеспечить безопасность, нужно больше солдат».
Секретные переговоры с отдельными группировками талибов уже ведутся – при посредничестве саудитов и военного руководства Пакистана, говорит эксперт британского аналитического центра «Четтэм-хаус» Фарзана Шейх. «Вопрос в том, захотят ли такие талибы договариваться сейчас, когда все они – и умеренные, и радикалы – уверены, что чаша весов склоняется в их сторону», – говорит эксперт.
Фарзана Шейх сомневается, что иракские методы вообще применимы к Афганистану. Суннитские шейхи, с которыми велись переговоры, имеют реальную власть над своими соплеменниками, поясняет она. Кроме того, в Ираке всего три основные общины. В Афганистане же их как минимум восемь, а реальная власть – в руках полевых командиров, которые руководствуются не столько племенной принадлежностью, сколько личными, им одним понятными мотивами. При Буше, напоминает Шейх, были попытки вооружать полевых командиров, которые заканчивались провалом: они тут же поворачивали это оружие против гражданского населения и самих коалиционных войск.
Ирак и Афганистан – абсолютно разные места, предупреждает глава американского центра Stratfor Джордж Фридман. «“Талибан” гораздо менее разрознен, чем иракские противники США, и проблема выходит за границы самого Афганистана – в Пакистан», – говорит он. Кроме того, даже после увеличения контингента коалиционные силы не будут иметь того подавляющего превосходства над противником, которое они имели в Ираке. «От диалога в Афганистане мы очень далеки. Пока они могут прятаться и пополнять силы в Пакистане, они понимают, что продержатся дольше американцев и в итоге победят», – говорит Фридман. Принудить талибов к диалогу можно будет, только отрезав их от Пакистана.

ЗАКЛЯТЫЕ ДРУЗЬЯ И ДОБРЫЕ ВРАГИ

Сотрудничать по Афганистану администрация Обамы готова со всеми – даже с теми, кого Джордж Буш нанизывал на «ось зла». Иран не только согласился принять участие в гаагской конференции, но и выразил готовность помочь в восстановлении Афганистана. Тегеран даже якобы намекнул, что может предоставить свои порты для транзита невоенных грузов. Тогда необходимость в транзите через территорию России и среднеазиатских государств – о чем недавно договорились Москва и Вашингтон – перестанет быть столь же острой.
«Но Иран за одну ночь не изменит свою политику и не разожмет кулак, к чему его призывал Обама», – предупреждает Фарзана Шейх. Тегеран выступает против увеличения американского контингента, и эксперт называет опасения иранцев справедливыми. «Эскалация боевых действий приведет к тому, что бандформирования будут уходить в Иран и Пакистан. Туда же хлынут потоки беженцев. Это угрожает этим странам дестабилизацией», – говорит Шейх.
Сотрудничать с Ираном, а также с Китаем, который хочет играть все большую роль в Афганистане, американцам приходится еще и оттого, что их непосредственные союзники по НАТО помогают уже безо всякого энтузиазма. Операция в Афганистане проходит под эгидой альянса, однако основной груз ответственности падает на американцев – европейцы стремятся максимально сократить свое присутствие в горячей точке. «Ясно, что Германия и Франция хотят работать там меньше, чем раньше, – говорит Фридман из Stratfor. – Тем самым они ставят Обаму в очень трудное положение. Он же обещал на выборах наладить более тесные отношения с Европой, ожидая, что та ответит взаимностью».
На саммите НАТО (который пройдет после сдачи номера в печать) Обама будет добиваться от европейских партнеров помощи если не военными, то хотя бы гражданскими специалистами. Но добиться даже такой малости будет трудно. «Сейчас у ЕС есть квота в 400 таких советников, но и она выбрана меньше чем наполовину», – говорит замдиректора Гаагского центра стратегических исследований Криста Майндерсма. «Американцы потеряли всякую надежду на помощь от Европы, – говорит Йозеф Брамль из Немецкого совета по международным отношениям. – В Пентагоне понимают, что воевать им придется самим, поэтому, вероятно, они поменяют структуру командования». Иными словами, операция в Афганистане может вообще перестать быть натовской.
Пока оснований для оптимизма у Обамы довольно мало. Все предзнаменования крайне мрачны; взять хотя бы проблему с актерами-афганцами в Форт-Ирвине. Те же самые трудности испытывает и сама армия США, пытаясь рекрутировать коренных афганцев в группы «антропологов». Что уж тут говорить о перетягивании талибов на свою сторону. Остается надеяться на чудо. В Ираке такое чудо случилось, когда иракское движение «Пробуждение» стало помогать американцам бороться с боевиками. Это считают заслугой генерала Дэвида Петреуса, который призывал искать союзников среди врагов. Правда, потом он честно признался, что «пробуждение» шейхов стало для него полной неожиданностью.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: