Денег нет

Дефолты в наше время приходят, как поезда – по расписанию. На прошлой неделе в ночь со вторника на среду ожидали дефолта Греции.

Некоторые интернет-ресурсы даже вели онлайн-трансляцию событий, и дефолт таки был зафиксирован: в условленное время МВФ не обнаружил на своих счетах 1,54 млрд евро, причитавшихся с Эллады. Таким образом, Греция стала четвертой страной в мире, не выплачивающей долги МВФ, после Сомали, Судана и Зимбабве.

Греческая лихорадка

Греческий премьер-министр Алексис Ципрас и не собирался к 1 июля переводить деньги. За несколько дней до этого он слегка ошарашил европейских партнеров тем, что попросил перенести крайний срок платежа МВФ на несколько дней и назначил на 5 июля всегреческий референдум по вопросу об отношениях с кредиторами и о принятии их условий финансовой помощи стране. Условий, надо сказать, жестких. Например, бездефицитный бюджет. Сейчас в бюджете Афин заложен дефицит размером 2,1% от ВВП. Кредиторы требуют, чтобы в 2018 г. страна не только тратила меньше, чем зарабатывает, но и вышла на превышение доходов казны над расходами на 3,5%. Это все притом что нормы самого ЕС допускают дефицит бюджета и лишь ограничивают его 3% ВВП. И то это ограничение не соблюдается 12 странами ЕС.

Еще одно требование – реформа НДС. Сейчас в Греции установлен НДС размером 23%, но есть много льгот, в том числе для островов в Эгейском море, что позволяет развивать туризм. Также Греции выставлено условие сократить расходы на армию на 400млн евро, то есть на 10%, и ужесточить условия для фермеров, повысить корпоративные налоги с 26до 28%, ввести налог на телевизионную рекламу, увеличить налоги на игровой бизнес с 20 до 30%, ввести аукционы на право получения телекоммуникационных лицензий в 4G и 5G, ужесточить уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов. Отдельным пунктом прописано создание нового независимого учреждения для сбора налогов. Сейчас этим занимается специальное агентство при Министерстве финансов. По оценкам экспертов, греки ежегодно недоплачивают в бюджет налогов на сумму порядка 30 млрд евро, или около 16% ВВП. Кроме того, в Греции должны отменить норму, согласно которой коллекторы не могутзабирать на выплату долгов более 25% заработной платы или пенсии должника или имеют право вообще простить недоимку по собственному усмотрению.

Есть кредиторам дело и до пенсионной реформы. Они требуют повысить пенсионный возраст для большинства населения до 67 лет или 62 лет при непрерывных отчислениях в пенсионный фонд в течение 40лет. За ранний выход на пенсию Греции необходимо предусмотреть штрафные санкции в размере 26% от суммы выплат вместо нынешних 10%. Сейчас пенсионный возраст официально так и составляет 67 лет, но есть много исключений для представителей разных профессий, скажем, для парикмахеров. Кроме того, кредиторы хотят заморозить размер пенсионных выплат до 2021 г., ужесточить правила выдачи пенсий социально незащищенным группам граждан и увеличить с 4до 6% часть, которая будет вычитаться из пенсии на покрытие медицинского обслуживания. На деле все это означает сокращение пенсий в реальном исчислении.

В списке условий, которыми обставляется финансовая помощь Греции, – введение новой зарплатной сетки для госслужащих и уменьшение отпускных, командировочных, премиальных выплат. Наконец, отвластей требуется вывести банки из-под контроля государства, привести национальный закон о банкротстве в соответствие с европейскими и обсудить вопрос о снижении минимальной зарплаты, которая сегодня чуть выше 680 евро в месяц.

Пригрозив ЕС референдумом, Алексис Ципрас все же сделал попытку сменить тактику: уже после зафиксированного дефолта стало известно о его письме еврокредиторам, в котором, как сообщили некоторые западные издания, греческий премьер принимал почти все условия кредиторов без всякого народного волеизъявления. В обмен на это Алексис Ципрас хотел получить 29 млрд евро помощи, что дало бы возможность Афинам покрыть все свои расходы на обслуживание уже сделанных долгов на ближайшие два года. Но на момент подписания этого номера «Ко» в печать Европу уступки Алексиса Ципраса не устроили.

Европу лихорадит из-за Греции уже не в первыйраз. Голосование 5 июля расценивают по-разному. Кто – как блеф и давление на еврокредиторов со стороны Алексиса Ципраса. Кто – как борьбу того же Алексиса Ципраса за сохранение экономического суверенитета страны. Кто – как решение вопроса о принадлежности Греции к ЕС и еврозоне.

Эксперты говорят о волне волатильности на валютных рынках, которую могут стронуть резкие движения в любую сторону. Обвала фондовых рынков никто не прогнозирует, как не предвидится и никаких особых потрясений для России, у которой нет сегодня значительной вовлеченности в экономику и финансовую систему Греции. Идеальным выходом для всех из этой преддефолтной ситуации представляется сохранение Греции в ЕС и еврозоне при реструктуризации долгов страны на менее кабальных условиях.

Способность к неплатежеспособности

Историки прослеживают дефолты чуть ли не с XIV в. Кстати, как отмечают исследователи вопроса, Греция половину своего независимого существования переживала дефолты, с 1829 г. она проводила их или реструктуризацию пять раз.

Если ближе к нашим временам, то в августе 1982 г. дефолт коснулся Северной Кореи — западные банки уведомили государство, что оно находится в состоянии дефолта и может вскоре столкнуться с судебным разбирательством и конфискацией имущества за рубежом.

Отдельного места заслуживают дефолты Аргентины. В 1828 г. страна объявила первый в своей истории дефолт по долгам английскому банку Baring Brothers. В 1890 г. Аргентина объявила о втором дефолте, а следующий дефолт случился почти сто лет спустя — в 1982г., а потом в 2001 г. и в 2014 г.

На дефолте Аргентины 2001 г. удалось удачно сыграть свою партию Уругваю. В 2001-м нерезиденты – держатели капитала начали выводить средства из Уругвая, так что к 2002 г. было выведено 38% вкладов. Страна попыталась спасти банки, но это стоило ей 20% от объема ВНП. Правительство не смогло платить по кредитам и обратилось к держателям облигаций с просьбой подождать выплат пять лет. А те согласились, поскольку перед их глазами был еще свежий пример Аргентины.

Эквадор в 2008 г. устами своего президента просто отказался платить кредиторам, поскольку новая власть в стране не стала признавать заимствования, сделанные прежними властями. И это притом что деньги на то, чтобы расплатиться, у Эквадора были.

Крохотная Исландия в 2011 г. тоже пережила дефолт, но особенный, давший основания говорить о некой исландской модели. В 2008 г. задолженность исландских банков более чем в шесть раз превышала ВВП страны, и когда мировые кредитные рынки иссякли, они не смогли оплачивать своидолги. В конце концов банки объявили банкротство с долгами более чем в 85млрд евро, а исландские власти никого не стали спасать. Более того, граждане по итогам референдума решили, что Исландия не должна выплачивать иностранным кредиторам деньги, которые они потеряли, когда исландские банки объявили дефолт.

В общем значимых экономик, ни разу не объявлявших дефолта по внешнему долгу, нет. Разве что Канада, Австралия, Новая Зеландия; в Европе– скандинавские страны и Бельгия;в Азии – Китай, Гонконг, Малайзия, Сингапур, Таиланд и Южная Корея.

В этом списке нет России, что неудивительно после 2008 г. Нет в нем и США. США вроде бы никогда не объявляли дефолта как такового. Нонесколько подозрительных эпизодов в истории Штатов все же есть. В 1790 г. и 1933 г. американское правительство не платило полностью по долгам, хотяи не допустило дефолта в техническом смысле этого термина. В обоихслучаях инвесторов в американские ценные бумаги вынудили согласиться на выплату долга с дисконтом.

Позднее по Бреттон-Вудским соглашениям 1944 г. доллар получил золотое обеспечение. Расчеты в международной торговле осуществлялись в долларах, но США обязались менять их на золото по фиксированному курсу. И вот в середине 1960-х президент Франции Шарль де Голль решил обменять большие долларовые резервы страны и начал отправлять в США валюту кораблями. Этот пример оказался заразительным, ему последовала Германия, а затем и ряд других стран. В итоге в августе 1971 г. американский президент Ричард Никсон был вынужден объявить дефолт, хотя номинально это называлось «закрытием золотого окна». В 2011 г. из-за отсутствия решения по максимальному уровню госдолга, который был превышен, США балансировали на грани дефолта и кризиса, и проблема была решена лишь за два дня до критического срока.

Сегодня от дефолта почти никто не застрахован. Уровень государственного долга в Евросоюзе продолжает обновлять рекорды, несмотря на предпринятые меры бюджетной экономиии ужесточение финансовойдисциплины. Согласно официальным показателям европейской статистической службы Eurostat, по итогам 2014 г. уровень госдолга в ЕС за год увеличился до 86,8% от ВВП, в странах еврозоны– до 91,9%. Темпы роста носятугрожающий характер: за четыре года обапоказателя прибавили более 6%.

По требованиям ЕС, уровень госдолга к ВВП не должен превышать 60%, но эту норму нарушают 16 членов ЕС, среди которых на первом месте стоит, правда, опять-таки Греция. Еегосдолг составляет 177% ВВП. Далее следуют такие крупные должники, как Италия (132,1%), Португалия (130,2%) и Ирландия (109,7%).

Неплатежи как стратегия

Пока же объявлена дата следующего дефолта – Украины, в ЕС не входящей. Как считают аналитики американского инвестиционного банка Goldman Sachs, на фоне никак не разрешающихся противоречий с международными кредиторами 24 июля у Украины есть все шансы не выплатить купонный доход по гособлигациям. Речь в данном конкретном случае идет о $120 млн– сумме, которая станет спусковым крючком для дефолта. Рейтинговое агентство Moody’s после снижения суверенного кредитного рейтинга Украины до преддефолтного уровня Ca заявило о практически стопроцентной вероятности именно такого развития ситуации.

В преддверии выплаты по купонам Украина предложила кредиторам фактически простить ей 40% долга вообще, что, конечно, понимания у кредиторов найти не могло и не нашло. Комитет частных кредиторов Украины во главе с фондом Franklin Templeton, объединяющий держателей $8,9 млрд долга, отказался идти на условия Украины и предлагал вместо списания задолженности кредиторам «не осуществлять платежи по основной сумме долга до 2019 года».

Россия, кстати, тоже относится к числу кредиторов Киева. И речь даже не о «Газпроме», а о прямом кредите на $3 млрд. «По сути дела, это дефолт. У нас пока оснований нет (предъявлять претензии Украине), у нас в июне должен быть платеж (от Украины) в $75млн. Если будет пропущен платеж– воспользуемся своим правом обращения в суд», – цитировал ТАСС высказывание по этому поводу главы российского Минфина Антона Силуанова. Ситуация не оставила равнодушным и российского премьераДмитрия Медведева, который сказал, что принятый украинскими парламентариями закон, по сути, уже представляет собой «объявление дефолта одновременно с объявлениемфорс-мажора по соответствующим обязательствам. И в этой ситуации ироссийское государство, и российские коммерческие банки должны будут на все это адекватно отреагировать».

Тут есть еще один пикантный момент. Пока, насколько можно судить, в Киеве предполагают наложить законный мораторий на долги перед частными кредиторами. И с этой точки зрения 3-миллиардный долг перед Россией под мораторий не попадает. Но на Украине и эту ситуацию толкуют не так, как есть, а так, как надо Киеву. Как заявляла министр финансов этой страны Наталья Яресько, реструктуризация купленных РФ еврооблигаций Украины относится к механизмам Лондонского клуба: «У нас нет оснований считать их каким-либо другим займом, кроме как «лондонским типом»: они не регистрировались в Парижском клубе, и до настоящего времени мы уведомляли их конечных бенефициаров через депозитарную систему, как и всех держателей суверенных еврооблигаций. Как раз Парижский клуб объединяет именно государственных кредиторов, тогда как Лондонский – частных. При этом МВФ уже признал долг Украины перед Россией именно государственным, а не частным».

Особенность украинской ситуации в том, что на Украине формулируется и формируется официальная политика неплатежей, что сопровождается попытками придать этой отчасти даже пиратской тактике легитимность. Недаром Верховная Рада приняла закон о моратории на выплаты по внешним долгам. В Киеве это объяснили желанием оградить страну от возможной атаки кредиторов.

Глава кабинета министров страны Арсений Яценюк без экивоков рассказал западникам на встрече с представителями Американской торговой палаты и Европейской бизнес-ассоциации о плачевном состоянии украинской экономики: «Мы не можем сегодня себе позволить обслуживать долги, которые накопились, в первую очередь, за последние три года. А за последние три года Украина получила $40 млрд». По его словам, общий объем средств, необходимых для обслуживания внешних долгов Украины, фактически равен военным расходам страны, а это 5% ВВП.

Что говорить, когда нечего говорить

Именно эти слова, как известно, повторяет на театральной сцене массовка, когда нужно создать у зала впечатление шума общего разговора. Примерно так же обстоят дела с киевской правительственной массовкой, когда она рассуждает о своей экономической программе. Она эклектична, а главное– не обеспечена никакими ресурсами. Отсюда и соответствующий результат на грани дефолта.

В этом году власти и страна живут по экономической программе, принятой в конце 2014 г. Она предусматривает, среди прочего, «радикальные реформы экономической сферы». Вчастности, ежегодные расходы на оборону и правоохранительные органы планировалось увеличить с 1,8 до 5% ВВП. В рамках реформирования экономической сферы предполагалось сократить количество налогов с 22 до 9, приватизировать 37 шахт, еще 32 закрыть, 24 законсервировать и перейти к рыночным тарифам на газ и электроэнергию. В заявлениях властей Украины фигурировали также намерение обложить налогами высокие пенсии и упразднить «неэффективные социальные льготы».

По последним данным, общий государственный долг Украины– около $70 млрд, что составляет 110,5% от ВВП. Из этого долгового бремени внешний долг оценивается примерно в $40 млрд. Только за один месяц, к началу июня 2015г., сумма общего госдолга выросла на $314 млн, что на 0,47% больше показателя на начало мая, и это данные с сайта Министерства финансов Украины.

По текущим прогнозам МВФ, которые, впрочем, с завидной регулярностью меняются в худшую сторону, экономика Украины за 2015 г. сократится на 9%, а в целом по итогам I квартала сокращение, прежде всего за счет падения промышленного производства (примерно на 20% по официальным данным), превышает в годовом исчислении 17%. Прогноз Всемирного банка Украины чуть более оптимистичен и составляет 7,5%. Оценка официальных представителей властей Украины – 5,5%. По официальным же украинскимрасчетам, ВВП с конца 2014 г. упал на 6,5%.

Крайне отрицательно сказывается на состоянии украинской экономики, по оценкам экспертов, резкое сокращение внутреннего потребления, как следствие, прежде всего обвала национальной валюты. По оценкам компании Dragon Capital, потребительские расходы в рознице в марте 2015 г. были на 31% меньше, чем в марте же, но годом ранее.

На таком фоне в июне заместитель главы МВФ (фонд является крупнейшим официальным кредитором Украины) Дэвид Липтон приезжал в Киев и встречался с Арсением Яценюком для обсуждения хода экономических реформ. Но, поскольку третьей участницей их встреч стала министр финансов Наталья Яресько, ясно, что сутью разговоров о реформах стал разговор о финансах, а точнее, о финансах МВФ и реструктуризации все тех же долгов.

Похоже, что есть только одно радикальное средство, которое может помочь Украине и от дефолта уйти, и деньги получить. Средство эффективное и в политическом отношении вполне совпадающее с ориентацией современных киевских властей и лично Арсения Яценюка. Стоит обратиться к опыту Зимбабве. Здесь минимум на годвообще отказались от национальной валюты – зимбабвийского доллара, поскольку инфляция достигла миллиардапроцентов. Теперь в стране все расчеты идут долларами США ивалютой ЮАР. А в некоторых случаях – карамелью, шоколадом или даже нарисованными от руки купонами с обещанием заплатить в следующий раз.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: