День сантехника

До сих пор главным водопроводчиком Америки был Супер-Марио – герой видеоигры, который должен спасти принцессу Персик от злого короля Коопа и вернуть ее в родное Грибное королевство. Но в прошедшую среду его затмил Джо Вурцельбахер – вполне реальный человек из штата Огайо. Когда на последних предвыборных теледебатах водопроводчик Джо был упомянут в пятый раз, аудитория начала весело хихикать. На десятый раз – громко гоготать.
Правда, новый герой – сам как принцесса, которую «добрый» Маккейн пытался спасти от «злого» Обамы с его бесчеловечными налоговыми планами. И, похоже, не спас. Темой проходивших в Нью-Йорке теледебатов была экономика. Согласно опросам общественного мнения, Обама снова выиграл теледебаты и вышел на финишную прямую предвыборной гонки со значительным отрывом. По опросу CNN, победу в этих дебатах Обаме присудили 58%, а Маккейну – 31% американцев. Большинство обозревателей сошлись в том, что Маккейн выглядел нервно и несколько озлобленно, в то время как Обама был спокоен как удав. И сравнительно легко отбил атаку с применением нового оружия – водопроводчика Джо.

МНЕ АФОНЯ РУБЛЬ ДОЛЖЕН БЫЛ

Свою минуту славы Джо Вурцельбахер заслужил, когда подошел к Обаме во время митинга в Огайо, где кандидат от Демократической партии излагал свою экономическую программу, и просто спросил: придется ли ему платить больше налогов? И получил честный ответ: придется. Предвыборный штаб Маккейна моментально принял решение: сделать из Джо главного героя кампании – будущую жертву экономической политики Обамы. «Обама хочет отнять деньги у водопроводчика Джо и перераспределить», – заявил Маккейн, глядя в лицо сопернику – в отличие от прошлых дебатов, когда он прятал глаза.
Нюанс в том, что водопроводчик, как он объяснил сам, хочет «воплотить американскую мечту» – выкупить компанию, в которой работает. И подсчитал, что компания будет приносить ему от $ 250 000 до $280 000 ежегодно. Обама же объяснил сантехнику, что налоги на прибыль свыше $250 000 вырастут с 36% до 39% – чтобы снять бремя с тех, кто зарабатывает меньше этой суммы. Надо же где-то провести границу, и будущая компания водопроводчика Джо не вписалась в рамки малого бизнеса, которому Обама обещает послабления. Обама так и объяснил на дебатах: «Я помогаю тому водопроводчику Джо, который еще не зарабатывает $250 000». В общем, Маккейн хотел как лучше, а получилось как всегда: республиканцы снова предстали защитниками богатых и врагами бедных.

ПОДЕЛИТЬ И НЕ ОТНИМАТЬ

Экономические программы, с которыми оба кандидата выступили накануне последних дебатов, были, разумеется, антикризисными. Обама объяснил, что в его программе ключевой термин – «работа»: чтобы она у людей была. Он предложил вычитать из налогов компаний по $3000 за каждое новое рабочее место. А кроме этого – ввести частичный мораторий на конфискацию имущества у должников по ипотеке. И позволить гражданам снимать с пенсионных счетов до 15% своих накоплений без налоговых санкций. По его мнению, это позволит людям с небольшими доходами пережить экономические потрясения.
Программа же Маккейна была в первую очередь направлена на защиту гигантской армии пенсионеров. В их пользу Маккейн намерен сократить налоги на общую сумму в $52,4 млрд. Еще Маккейн предложил уменьшить налог на доходы по акциям, которые хранятся у людей более года, чтобы владеющие ценными бумаги обыватели платили меньше профессиональных спекулянтов. Налоги на пособия по безработице Маккейн хочет вообще отменить.
Впрочем, во время теледебатов программы кандидатов никто по пунктам не разбирал. Это был словесный бокс, в котором главное – уворачиваться от ударов соперника и наносить свои. Задачей Обамы было не позволить Маккейну откреститься от неудач его соратников по партии из администрации Буша. Кандидат-республиканец наконец не выдержал: «Я – не Буш, если вы хотели соревноваться с ним, надо было это делать четыре года назад». На это у Обамы был заготовлен ответ: «Если я пару раз и перепутал вас с Бушем, так это от того, что вы активно поддерживали его администрацию по всем ключевым вопросам».

КУХОННЫЕ ТАЙНЫ

Кризис еще не раз повлияет на программу будущего победителя. Сейчас важно не только то, что варится на экономических кухнях Обамы и Маккейна, а кто там всем заправляет. 19 сентября в небольшой комнате баскетбольного комплекса Университета Майами, штат Флорида, Обама проводил экстренное заседание своего нового экономического совета. Это собрание отличалось от предыдущих. В ходе праймериз Обама главным образом опирался на малоизвестного экономиста из Чикагского университета по имени Остан Гулсби, а команда клинтоновских экономистов работала на его конкурента Хиллари Клинтон. Теперь за столом с Обамой сидели Боб Рубин и Ларри Саммерс (министры финансов времен Клинтона, которым приписывали спасение мировых финансовых рынков от «азиатской эпидемии» 1997 г.), Пол Волкер (в прошлом глава Федерального резерва) и три бывших советника Билла Клинтона по экономике.
На телефоне висели легендарный инвестор Уоррен Баффет и лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Штиглиц. Обсуждали, что делать с $700 млрд, выделяемыми в рамках антикризисного плана министра финансов Полсона, о принятии которого должны были объявить вечером того же дня. По словам источника, командовал всем Обама. Два раза он обрывал говорящих, когда они начинали рассуждать о том, какой сигнал ему следует подать общественности. Он говорил: «Стоп, об этом потом. Вы здесь, чтобы помочь мне понять, что нам надо делать, [чтобы выбраться из кризиса]». 
В тот же день, позвонив по телефону, Полсон попросил время на доработку своего плана. Обама пошел ему навстречу. И хотя за закрытыми дверями кандидат от демократов подробно обсуждал возможные решения проблемы, от себя лично он никаких предложений не высказал. Подход Обамы соответствует старой философии клинтоновских финансистов Рубина и Саммерса: расплывчатые заявления политиков только ухудшают положение и будоражат рынки. «Смотрите, каким дураком выставляет себя Маккейн», – говорит другой помощник Обамы. У Обамы иная тактика.
Конечно, в лагере Маккейна никто дураком себя не считает. Но реакция их кандидата на кризис разительно отличалась от осторожной реакции Обамы. В день, когда был представлен план Полсона, Маккейн не стал его поддерживать. Но спустя несколько дней вдруг объявил: он приостанавливает кампанию, чтобы вернуться в Вашингтон и лично заняться антикризисным законопроектом. Затем также неожиданно возобновил кампанию. Появившись на вторых дебатах 7 октября, Маккейн вдруг решил перещеголять и Полсона, и Обаму, заявив, что на месте президента он бы немедленно потратил $300 млрд на выкуп ипотечных кредитов у американских граждан. «Это сильный ход, масштабный и агрессивный», – нахваливал босса главный экономический советник Маккейна Дуглас Хольц-Икин.
С начала кризиса Обама не только сильно сблизился с командой Клинтона. Главное – он отмалчивается. Маккейн, напротив, ведет себя свободно, как он привык. Проводит телеконференции, слушает рекомендации, активно дает их сам и публично демонстрирует, что уже борется с кризисом.
Обама, похоже, следует стратегии Рузвельта во время кампании 1932 г. Тот по большей части молчал по поводу антикризисной программы Герберта Гувера – до тех пор, пока не занял свой пост. Ну а когда стал президентом, немедленно начал «новый курс», который вывел страну из Великой депрессии. Один из помощников Обамы утверждает, что он хорошо знает: если его выберут, ему «предстоит взяться за дело сразу же, 20 января». Если не врут соцопросы – а такое, говорят эксперты, в ходе этой кампании вполне может быть, – взяться за дело действительно придется Обаме, а не Маккейну.

ЗАЦЕПИЛИСЬ ЯЗЫКАМИ

Победитель дебатов всегда становится президентом


Впервые телевизионные дебаты кандидатов в президенты США состоялись в 1960 г. В них приняли участие тогдашний вице-президент Ричард Никсон и демократ Джон Кеннеди. Примерно 70 млн человек следили за ходом дискуссии.
Люди, которые слушали дискуссию по радио, отдали предпочтение Никсону, но те, кто видел телевизионную версию, были убеждены, что Никсон проиграл: он скованно держался перед камерой, потел под лучами софитов и выглядел значительно старше своих лет. Многие эксперты считают, что именно дебаты помогли Кеннеди обойти своего соперника, так как содержание его заявлений уступало доводам опытного американского «лиса».
После 1976 г. телевизионные дебаты стали проводиться на регулярной основе. Выиграть дебаты наверняка должен был искушенный политик, действующий президент Джеральд Форд, а не противостоявший ему фермер из Джорджии Джимми Картер. Однако уже во время второго тура дебатов Форд допустил непростительную ошибку, заявив, что «в Восточной Европе нет советского доминирования». Эта фраза буквально потрясла общественность, она показала, что Форд совершенно не разбирается в международной ситуации, что недопустимо для президента США.
Дебаты между Рональдом Рейганом и Джимми Картером в 1980-м собрали рекордную аудиторию – 80,6 млн человек. В первом и единственном туре дебатов участники шли вровень до тех пор, пока Рейган не задал вопрос: «Соотечественники, лучше ли вы живете сегодня, чем четыре года назад?» Вопрос был риторическим, но попал прямо в цель: симпатии зрителей отошли к Рейгану.
С 1988 г. организацией зрелища стала заниматься Комиссия по президентским дебатам. Участие в дебатах принимали вице-президент Джордж Буш-старший и демократ Майкл Дукакис, противник смертной казни. Ведущий телекомпании CNN Бернард Шоу спросил Дукакиса, не изменил бы он свою позицию в отношении смертной казни, если бы преступник изнасиловал и затем убил его жену. Дукакис промычал что-то невнятное и проиграл. Многие сторонники Дукакиса обвиняли Шоу за провокационный вопрос, который решил судьбу дебатов и выборов.
Иногда участие в дебатах могут принимать кандидаты от третьих партий, которые сумели заручиться поддержкой 15% избирателей. В 1992 г. участия в них добился миллиардер-популист Росс Перо, который дискутировал с Джорджем Бушем-старшим и Биллом Клинтоном. Дебаты смотрели 66 млн телезрителей. Они проходили в четыре раунда и длились девять дней. Билл Клинтон говорил с публикой напрямую, а в этой форме общения ему не было равных. Самым неприятным для президента был вопрос о том, как увеличение внутреннего долга отразилось на нем лично. Буш вопроса не расслышал и промямлил: «Я не уверен, что понял. Повторите еще раз». Вместо него взялся отвечать Клинтон. Он сказал, что 12 лет был губернатором маленького штата и хорошо знает нужды простого народа.
В 2000 г. на три тура дебатов Джорджа Буша и Альберта Гора посмотрели 46 млн жителей США. Буш умело оперировал фактами, особенно в сфере внешней политики, считавшейся его самым слабым местом. Особой разницы между программами Альберта Гора и Джорджа Буша зрителям уловить так и не удалось – многие СМИ отмечали, что это были дебаты жестов, а не программ.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: