Дал намек, что он на Запад

Деревья и идеально стриженые газоны в Минске еще зеленые, но по утрам и вечерам уже совсем холодно. «Когда потеплеет? Когда отопление включат, – улыбается продавщица минского универмага Валентина Костюкевич, выдавая уже вторую за 10 минут пару теплых перчаток. – Ну что, берете эти шерстяные?» В воскресенье в Белоруссии прошли выборы в нижнюю палату Национального собрания, и они могут растопить лед в отношениях страны с Западом – если наблюдатели впервые за время правления Александра Лукашенко признают их демократическими.
Лукашенко впервые поступил так, как от него требовали на Западе: выпустил политзаключенных и аккредитовал на выборы столько международных наблюдателей, сколько захотели приехать. И одновременно не стал спешить с признанием независимости Южной Осетии и Абхазии, когда это было нужно России. Белорусские аналитики сходятся во мнении: Лукашенко рассчитывает на ответные политические и экономические авансы от Европы и США, чтобы уже с этими козырями на руках торговаться с Москвой по газу и статусу близких Москве республик.

НАЧАЛОСЬ ПОТЕПЛЕНИЕ

Предвыборная агитация не испортила облик столицы – не потому, что высокохудожественная, а потому, что почти незаметная. На тумбах в полтора человеческих роста в центре Минска висит по одному портрету размером с большой блокнот. Ни уличных перетяжек, ни роликов на ТВ, ни призывов идти на выборы.
«Таких листовок вы нигде не увидите, мне все типографии отказали», – вручая корреспонденту Newsweek пробный отпечаток, говорит оппозиционер Анатолий Лебедько, один из лидеров Объединенных демократических сил (ОДС). В эту коалицию уже три года входят 12 партий – либералы, коммунисты, социал-демократы, – объединившиеся на почве борьбы с Лукашенко. Порыв ветра вырывает листовку. «За мной давно так никто не бегал», – мечтательно говорит Лебедько, когда корреспондент бросается за бумажкой. «Даже ОМОН?» – «Ну разве что ОМОН», – смеется он. Последний раз ОМОН надавал Лебедько по ребрам в середине августа на очередном митинге. Тогда досталось многим, но никого не задержали.
А ведь могли и посадить, как два года назад за организацию беспорядков – считай, акций протеста – посадили на 5 лет Александра Козулина, который выставлял свою кандидатуру на президентских выборах. Те выборы – третью подряд победу Лукашенко – наблюдатели, как всегда, признали недемократичными. В 2006 г., после того как Козулин превратился в политзаключенного, США и Евросоюз перешли от слов к делу и запретили въезд 36 белорусским чиновникам, включая президента.
Окончательно Вашингтон с Минском поссорились год назад, когда США заморозили счета иностранных представительств «Белнефтехима» (Госдеп считает эту госкорпорацию аффилированной с Лукашенко), а потом послу США Карен Стюарт было «рекомендовано покинуть страну». Стоило ей уехать, как белорусские власти накрыли в посольстве США шпионскую сеть. «Да я и не собирался в этот ваш Куршевель, – отмахивается секретарь ЦИКа Николай Лозовик, – ограничили не мою личную свободу, а право представителя органа власти на обмен опытом и мнениями по вопросам совершенствования избирательной системы и дальнейшей демократизации выборного процесса с мировым сообществом!»
И вот в августе началось потепление: Лукашенко отпустил Козулина, а вместе с ним молодежного лидера Андрея Кима и предпринимателя Сергея Парсюкевича. «Это одно из главных позитивных изменений, – рассказывает временный поверенный в делах США Джонатан Мур, сидя в опустевшем посольстве США. – Освобождение политзэков дало нам возможность предпринять конкретные действия – например, снять экономические санкции с части белорусских предприятий (на полгода. – Newsweek). Теперь мы ждем выборов».
Правда, у наблюдателей ОБСЕ к организации выборов еще есть вопросы. Это придирки, говорит Лукашенко: «Уж если и [эти выборы] окажутся недемократичными в кавычках, значит, надо прекращать вообще всякие разговоры с Западом». Оппозиционеры все равно жалуются. Анатолию Лебедько отказали уже в шести типографиях, пять его соратников с такой же проблемой в знак протеста уже снялись с выборов, несколько человек потеряли работу. Лебедько решил продолжать кампанию, чтобы на собственном опыте собрать доказательства возможных подтасовок.
Другой кандидат от ОДС, второе лицо в БНФ Винцук Вячорка, не был даже зарегистрирован – процент брака в его подписных листах превысил, по мнению ЦИК, допустимые 15%. «Это просто смешно: это моя пятая кампания по сбору подписей, уж я-то знаю, как это нужно делать! – злится Вячорка. – А моему представителю разрешили наблюдать за ходом голосования только в туберкулезном диспансере, где будут голосовать полсотни человек. Это ничего не значащая подачка». В Белоруссии нет выборов – это Лукашенко назначает нужных людей депутатами, резюмирует Лебедько. Теперь среди них могут оказаться представители оппозиции: «Конечно, не я и не лидеры дружественных партий, – уверен Лебедько, – это сделает победу Лукашенко элегантной, и будет что предъявить Западу». Шансов на победу у оппозиции нет, полагают три из четырех респондентов аналитического центра EcooM, который недавно провел соцопрос по заказу государственного агентства БелТА.

ЗАДАВАЙТЕ ВОПРОСЫ ДИКТАТОРУ

За месяц до выборов белорусские власти резко активизировали общение с внешним миром – преимущественно на своей территории, конечно, поскольку санкции не позволяют им выезжать дальше России. Как раз с Россией, впрочем, разговора не получалось. Из России «Газпром» предупредил, что в будущем году Белоруссии придется платить не $140 за 1000 кубометров газа, а уже $200, и это для страны слишком много. Премьер Сергей Сидорский поехал было к Путину, но уехал ни с чем. Тогда к президенту Медведеву в Сочи полетел сам Лукашенко. Там он и сказал, что вопрос о признании независимости Южной Осетии и Абхазии будет рассмотрен, но не уточнил когда. С тех пор – тишина: Минск и Москва ждут встречи Путина с Лукашенко после выборов.
Зато белорусы разговорились с Западом. В течение месяца Сидорский встретился с премьерами Литвы и Латвии, премьер Польши принял у себя его заместителя, а глава польского МИДа переговорил со своим белорусским коллегой. Накануне выборов случился и вовсе исторический разговор: верховный представитель ЕС Хавьер Солана позвонил Лукашенко и напомнил о «важности открытия новой страницы в отношениях Белоруссии и ЕС» после выборов. С еврочиновниками такого уровня Лукашенко не общался уже 10 лет.
Лукашенко специально принял британскую Financial Times и немецкую Frankfurter Allgemeine Zeitung. Потом сокращенное интервью показали по государственному телевидению, сразу после прогноза погоды (неутешительного) и рекламы мини-тракторов. «Ну, задавайте все ваши вопросы… последнему диктатору Европы, вы же так далеко ехали», – предложил тот, кого так называют. «[К сближению с Западом] нас толкает экономика, – говорил прямо Лукашенко. – Если мы закроемся [ото всех], нам не продадут энергоносители. И мы не сможем играть с вами в футбол».
России тоже досталось. Особенно тем, кто «хочет прийти и [всё] взять у нас забесплатно». Не надо покушаться на фамильное серебро, поучал президент: так в Белоруссии называют стратегически важные предприятия из наследства СССР – нефтепереработку, авто- и тракторостроение, радиоэлектронику. Редкий случай, когда терминология властей и оппозиции совпадает: правда, для властей в этом словосочетании важнее «серебро», а для оппозиции – «фамилия», самая известная в стране.
Все-таки почему он не признал независимость Осетии и Абхазии? – перешли к главному иностранцы. Лукашенко не растерялся, мол, вопрос неоднозначный, ему надо посоветоваться с парламентом: «Туда [после выборов 28 сентября] придут люди из народа. Ну и вообще – куда спешить?» Действительно, если верить источнику в российском МИДе, на той встрече с Медведевым в Сочи Лукашенко дал слово, что сразу после выборов признает обе республики. За это ему якобы пообещали кредит в $2 млрд и сохранение действующих цен на газ.
Журналисты уходили из Зеленого зала президентской резиденции явно под впечатлением. «[Они] получили предельно откровенные ответы. Судя по тому, как долго продолжался разговор, собеседникам было интересно», – резюмировала главная государственная газета «Советская Беларусь».

НА ДВУХ СТУЛЬЯХ

Цена признания независимости двух республик понятна – низкая цена на газ плюс отмена транзитной пошлины на экспорт сырой российской нефти Белоруссией, считает белорусский экономист Ярослав Романчук. Раньше Белоруссия хорошо зарабатывала на реэкспорте российской нефти, но введением пошлины Москва перекрыла этот канал доходов. Надо понимать, говорит Романчук, что если от Лукашенко потребуют еще и согласиться со вступлением Абхазии и Осетии в союзное государство Белоруссии и России, то это его категорически не устроит: снизится его политический вес. А Абхазия с Осетией как нарочно в прошлую пятницу ровно об этом и попросили.
Нельзя признавать эти республики, протестует оппозиционер Александр Милинкевич: ни одна страна в СНГ еще их не признала, и если Белоруссия будет первой, то навсегда испортит отношения с Западом, а пришла пора искать новых друзей. В российском МИДе подозревают, что Лукашенко не признает республики, как обещал, а будет тянуть время, ссылаясь на отсутствие консенсуса в парламенте после того, как туда пройдет оппозиция. И дотянет до весны, когда настанет пора расплачиваться за нефть и газ. А пока будет пытаться усидеть на двух стульях и продолжит попытки заручиться поддержкой Запада.
Белорусы как будто тоже хотят усидеть на двух стульях. По данным социологической лаборатории «Новак», 64% белорусов поддерживают интеграцию с Россией, 45% – за сближение с Евросоюзом. За вступление в Евросоюз проголосовали бы 34%, а за объединение с Россией – 50%. «Да, Россия дает нам нефть и газ, но цены растут, а в быту все предпочитают западное: автомобиль, телевизор, одежда, даже мебель – выбор народа очевиден, нет? – не сомневается пятикурсник БГУ Леонид Лосич. – Нужно идти в Европу, но не рвать с Россией».
Сельская учительница Лидия Ермакова не хочет никуда – ее устраивает зарплата в $450, которой государство пытается удержать педагогов в провинции, и она боится, что «если придут русские», ее зарплата резко упадет. А поругаемся с Россией – перестанет хватать на свет, тепло и газ, возражает медсестра-минчанка Ольга Ломать. Отопление, несмотря на похолодание, обещали включить не раньше октября. Правда, к приезду Путина на следующей неделе метеорологи обещают Минску потепление и вообще золотую осень.
В подготовке материала принимал участие Валентин Мальцев

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: