Чистописание

Казанские студенты и школьники научились обходить тесты на наркотики

Марат Н., студент музыкального факультета Казанского педагогического университета, стоит в очереди в туалет. У него пластиковый стаканчик в руках и глубокое отвращение к жизни на лице. Марат пришел сдавать тест на наркотики в студенческую поликлинику. Говорит, что не помнит, когда его так последний раз унижали. Он даже отказался проходить тестирование – официально оно добровольное, – но ему намекнули, что за «отказниками» будут следить особо. Он решил, что проще сдать: «Я у них и так под подозрением». У него на обеих руках татуировки до локтя, он играет хард-рэп и не скрывает, что любит курить травку. Результатов теста он не боится. Говорит, подготовился.
Всеобщее обязательное тестирование школьников на наркотики – тема, которая обсуждается очень бурно. Скорее всего, тестирование будет прописано в антинаркотической стратегии, которую собираются принять в 2010 году. В сентябре о таких планах объявил президент Дмитрий Медведев, которого потрясли последние данные о распространении наркомании среди молодежи. По данным ФСКН, в России от 2 до 2,5 миллиона человек регулярно употребляют наркотики. Из них две трети – молодые люди в возрасте до тридцати лет.
Пока распоряжений проверять на наркотики школьников и студентов сверху не поступало, но чиновники в регионах с радостью ухватились за идею и вовсю проявляют инициативу на местах. Осенью тестирование на наркотики планируют провести в Архангельске, Петербурге, Тюмени, Перми и Подмосковье.
В Татарстане подобные тесты проводят уже более трех лет в порядке эксперимента, и он признан удачным. Добровольное тестирование проходят все – вообще все: учащиеся школ, профтехучилищ и вузов, и по несколько раз в год. Результаты тестов направляются напрямую президенту республики Минтимеру Шаймиеву, который и внедрил эту программу. Тесты показывают, что число выявленных наркоманов с каждым годом снижается.
Правозащитники и многие врачи считают, что эти тесты не отражают реальной картины и смысл у них один – просто немного припугнуть студентов и школьников. В прошлом году наркотические вещества обнаружили в анализах лишь 416 учащихся из 300 000 молодых людей, которые прошли тест. При этом на учете в наркологических учреждениях республики состоят 9419 больных наркоманией, и половина из них – молодежь.
Для прохождения теста студентов направляют в поликлинику при наркодиспансере. Анализ делают сразу. Тестер сделан по той же системе, что и тестер на беременность. На нем есть главное окошечко, показывающее, есть наркотик в организме или нет, и четыре дополнительных – по ним можно определить, какой именно. Тех, у кого реакция положительная, отводят для беседы в специальный кабинет: спрашивают, как они могут объяснить такой результат. Им теперь нужно будет пройти повторный тест. Студенты, стоящие в очереди, веселятся и хохмят. Молодой человек, у которого тест показал две полоски – отсутствие наркотиков, – радостно кричит: «Ура! Я беременный!» Остальные с хохотом его поздравляют. Почти все признаются, что пришли, потому что «так было приказано».
Зиля Ахтямова, студентка физкультурного факультета Казанского педагогического университета, пришла на тестирование, «чтобы не выделяться». «Это же подозрительно будет, если я откажусь», – говорит Зиля. Многие студенты, с которыми общался Newsweek, признавались, что стоять в очереди со стаканчиком мочи – очень унизительно. Но в этот день никто в очереди не возмущался. Наверное, потому, что тест проходили студенты-физкультурники – спортсмены привыкли, что их проверяют на допинг.
«Тест не обладает стопроцентной достоверностью, поэтому если первая проба показывает положительную реакцию, мы тестируем еще раз, – объясняет Степан Криницкий, заместитель главврача Республиканского наркологического диспансера. – Если же вторичное тестирование подтверждает употребление наркотиков, мы отправляем материал на анализ в лабораторию. И только после этого делаем окончательно заключение». На подробную проверку уходит несколько дней.
По словам врачей, самый высокий показатель наркотиков – в профтехучилищах, а среди студентов и в школах он очень низкий. По мнению Криницкого, причина этого лишь в том, что «студенты умнее, знают, как откосить».
На результаты теста может многое повлиять: и типичный для подростков повышенный гормональный фон, и употребление кодеиносодержащих препаратов вроде терпинкода, популярного лекарства от кашля, говорит правозащитник Лев Левинсон. Недавно положительную реакцию на кокаин обнаружили у иностранной студентки одного из казанских вузов. Девушка из Перу уверяла врачей, что кокаин не нюхает, а пьет очень популярный в Перу и абсолютно безобидный чай с листьями коки. Врачи поверили девушке только после того, как она показала им пакетики с этим самым чаем.
По словам врачей, главная цель тестирования – найти тех, кто еще не подсел на наркотики окончательно. На тестах чаще всего попадаются начинающие. «Покурили траву один раз за компанию, нюхнули чего-нибудь. Настоящие наркоманы попадаются редко – они делают все возможное, чтобы не попасться, например, сдают чужую мочу», – поясняет Криницкий. Врачи признают, что тесты нужны для того, чтобы молодые люди помнили: в любой момент их могут проверить.
«Фикция все эти проверки, – говорит Марат. – Предприимчивый студент всегда сможет выкрутиться из ситуации». В тот день, когда тест должна была проходить его группа, Марат сказался больным и на тестирование пришел через три недели: «Все это время “чистился” – траву не курил».
Нарколог Криницкий говорит, что следы марихуаны полностью выводятся из организма за месяц, героин – за несколько суток, кокаин и экстази – за один-два дня. У наркологов простая логика: если студент или школьник знает, что он под присмотром, то, возможно, он не станет принимать наркотики или вовремя остановится.
Студентам говорят, что тестирование формально добровольное. В казанской школе №165 многие ученики не знали и этого – что от теста можно отказаться, впервые услышали от корреспондента Newsweek. «Правда можно не ходить? – обрадовался девятиклассник Адель. – Тогда я пошел!» Но, поймав на себе взгляд завуча, тут же снова встал в очередь. Тестирование на наркотики должно быть не только добровольным, но и анонимным, иначе это нарушение Конституции и базовых гражданских прав – презумпции невиновности и права на неприкосновенность частной жизни. Но на практике этот принцип нарушается. Тест проводится прямо на глазах у других школьников и учителей – врач сидит за партой у входа в туалет. Ученики с интересом заглядывают в результаты друг друга.
Директор школы №165 Айдар Шамсутдинов считает, что тест давно уже стал простой формальностью. За пять лет попался только один его ученик, и то не с неправильным анализом, а был задержан милицией, когда продавал наркотики другим подросткам.
Правозащитники считают, что в его нынешнем виде тестирование противоправно и недопустимо. «На словах все получается анонимно и добровольно, а на деле совсем наоборот. Их должны заводить в отдельный кабинет и наедине сообщать о результатах, категорически нельзя давить на детей и требовать, чтобы они прошли тестирование», – говорит Игорь Шолохов, руководитель Казанского правозащитного центра. Власти возражают. «Когда мы только начали проводить тестирование, многие возмущались: и дети, и родители, и правозащитники. А теперь все согласились», – говорит Юлия Пухова, сотрудник министерства образования Татарстана. Сами тестируемые говорят, что просто смирились с неизбежным. «Я мог бы пойти на принцип и отказаться, но вы же понимаете, как легко к студенту придраться, а выгонят из вуза – загремлю в армию, – морщась, говорит Марат.
«Учителю в школе и даже преподавателям в вузах легко повлиять на учащихся», – говорит правозащитник Левинсон. За пять лет существования программы только один студент отказался от тестирования и пошел на противостояние с деканатом. Это был Михаил Киндер, второкурсник Казанского технического университета им. Туполева. Год назад он заявил, что тестирование унижает его чувство собственного достоинства. Отличника Киндера не допустили к сессии. Тогда студент обратился к правозащитникам, и те посоветовали ему подать на альма-матер в суд. Только после того как заявление было составлено и передано в суд, администрация вуза пошла на попятную, и студенту разрешили сдать экзамены. Татарские вузы учли этот опыт и в этом году в контракт, который подписывается студентом при его зачислении, внесли пункт об обязательном тестировании на наркотики. Чиновница Юлия Пухова утверждает, что проблема решилась: «Раз поставил свою подпись, то будь добр. Жаль, что мы поздно до этого додумались».

Читайте также
Виктор Иванов: «Я за оптимизацию репрессивных мер»
С дурью маяться

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: