Частные нары

 

В сфере исполнения наказаний по всему миру заняты тысячи госслужащих. Однако в последнее время правительства многих стран постепенно перепоручают функции тюремщиков разным негосударственным подрядчикам.

Практика передачи полномочий по содержанию осужденных преступников в частные руки при этом подвергается критике, причем с, казалось бы, взаимоисключающих позиций. С одной стороны, ее квалифицируют чуть ли не как узаконенное рабство и говорят о том, что коммерческая подоплека – основание для увеличения числа лишенных свободы. С другой стороны, частные тюрьмы рисуют едва ли не как санатории с цветниками и певчими птицами в клетках, а никак не исправительные учреждения.

Арендодатели

Вообще-то первые частные тюрьмы в истории появились еще в феодальной Европе, когда в замке всякого мелкопоместного князька имелась и собственная тюрьма. Туда властитель и помещал провинившихся, с коими обращался, руководствуясь исключительно собственными представлениями о справедливости. В Новое время в деле привлечения к содержанию заключенных частных структур впереди планеты всей оказались США. Первые частные тюрьмы появились там после Войны за независимость. А вскоре после Гражданской войны, положившей конец рабству, в практику вошла процедура передачи заключенных в своеобразный “лизинг” частным структурам. Юридическим основанием для этого служила 13-я поправка к Конституции США: запрет на использование принудительного рабского труда в то же время не исключал его как наказание за преступление. Воспользовавшись этой лазейкой в законе, представители властей южных штатов частенько выдвигали против только что освобожденных рабов-афроамериканцев обвинения в различных мелких правонарушениях, нередко не озаботившись даже мало-мальскими доказательствами. Осужденные по итогам таких сфальсифицированных судов становились бесплатной рабочей силой на частных плантациях хлопка, в шахтах и на строительстве железных дорог.

Первый случай тюремного “лизинга” зафиксирован 11 мая 1868 г., когда губернатор штата Джорджия Томас Раджер передал компаниям William A. Fort of the Georgia и Alabama Railroad партию сидельцев – 100 афроамериканцев – сроком на один год за $2500. Компании должны были обеспечивать людей кровом, одеждой и питанием, но за время заключения от непосильной работы все равно умерли 16 арестантов. Столь заметные потери не помешали продолжению подобной практики. Более того, в следующем, 1869 г. все 393 заключенных штата были переданы частной Grant, Alexander and Company для работ на строительстве железной дороги.

В последовавшие пять лет аренда заключенных стала одним из основных источников дохода штата Джорджия. Только за 1872-1873 гг. таким образом доход был увеличен на $3000. Впоследствии аппетиты лишь росли, и в 1876 г. уже несколько тысяч заключенных были сданы в аренду трем частным компаниям на двадцать лет (сумма сделки составила примерно $500 000). Джорджия сдавала в аренду своих заключенных до 1908 г., когда это было законодательно запрещено на ее территории. Однако в близлежащем штате Миссисипи, где, как и в соседней Алабаме, быстро переняли опыт, огромная частная ферма, где трудились осужденные, функционировала до 1972 г.

От сумы до тюрьмы

Интерес к созданию негосударственных исправительных учреждений вновь возник в 1980-е. Он напрямую связан с резким увеличением числа заключенных в США после объявленной еще в начале 1970-х “войны с наркотиками”, в рамках которой на федеральном уровне были приняты законы о весьма суровом уголовном наказании за хранение незначительных количеств запрещенных веществ. Позднее сыграли свою роль принятые во многих штатах “законы трех преступлений”, согласно которым гражданин, троекратно преступивший закон, приговаривался к длительному, а иногда и пожизненному сроку заключения, даже если тяжесть содеянного была не слишком велика, а также увеличившийся поток нелегальных мигрантов на южной границе. В 1983 г. в США была учреждена первая и впоследствии одна из самых мощных частных компаний, созданных для управления местами заключения – Corrections Corporation of America (ССА). Годом позже она получила в управление центр для содержания нелегальных иммигрантов в Хьюстоне, в 1985 г. вышла с предложением получить в управление всю систему мест заключения в штате Теннесси, оценив свои услуги в $200 млн. Еще через год Corrections Corporation of America построила первую частную тюрьму Shelby Training Center для малолетних преступников, а в 1992 г. стала управляющей структурой для учреждения строгого режима – тюрьмы Leavenworth Detention Center.

На данный момент Corrections Corporation of America владеет и управляет 65 местами
заключения, где могут содержаться свыше 80 000 человек. В 2013 г. ее доходы превысили $430 млн, рентабельность капитала ССА уже долгое время составляет 11%. Среди инвесторов этой своеобразной управляющей компании значатся Kentucky Fried Chicken и PepsiCo Inc.

Еще одним столпом тюремного бизнеса является GEO Group (ранее Wackenhut Corrections Corporation). В разное время в совет директоров этой компании входила целая плеяда бывших “силовиков”, от отставных работников высшего звена ФБР, один из которых – Джордж Уейкенхат и основал ее, до экс-министра ВМС США Джеймса Уэбба. Возможно, в связи с этим GEO Group постоянно выполняет заказы на изготовление амуниции для армии и спецслужб, чем и поддерживает свой постоянный высокий доход. Вместе с ССА они контролируют 75% рынка услуг частных тюрем. Всего же в этой сфере работают 18 компаний, в исправительных учреждениях которых на данный момент содержится около 10% (приблизительно 220 000 человек) всех заключенных США. В некоторых штатах, например в Аризоне, частные зоны топчут уже 20% осужденных.

Они – не рабы?

Успехи тюремного бизнеса основаны на использовании почти бесплатной рабочей силы. Заключенный получает от 17 до 50 центов за час работы в зависимости от ее трудоемкости, а за любое нарушение ему может быть прибавлено 30 дней к сроку. Естественно, ни о каких забастовках и профсоюзах в данных учреждениях речи не идет. Согласно контракту с государством, на каждого заключенного из госказны выделяется $25-70 в сутки, при этом частные структуры стараются не иметь дела с престарелыми заключенными, равно как и с людьми, страдающими хроническими и психическими заболеваниями или просто физически слабыми: кому нужны лишние затраты на лечение? Крайне мало в частных тюрьмах и проблемных заключенных – лиц, склонных к насилию или побегу. Кроме того, большое внимание уделяется оптимизации расходов на охрану подобных учреждений. К примеру, в Лоренсвилле (штат Вирджиния) у ССА есть ультрасовременная тюрьма, где пять человек днем и двое ночью охраняют 750 заключенных, используя новейшую аппаратуру слежения.

Кстати, труд персонала частных тюрем неплохо оплачивается. Так, исполнительный директор частной тюремной компании получает в пять раз больше, чем руководитель Федерального бюро всех тюрем США. В последнее время появилась практика передачи за плату заключенных из штатов с переполненными тюрьмами в расположенные в других штатах частные учреждения, где всегда имеются свободные места.

На другом конце света

В Европе процесс тоже пошел, но по сравнению с США лет на десять позже. В 1992 г. в Великобритании открыли первую частную мужскую тюрьму Wolds на 400 заключенных. Это заведение принадлежит фирме G4S, занимающейся также охранными услугами и обеспечением безопасности гражданских лиц по всему свету. На данный момент в Британии насчитывается 14 частных мест заключения, способных вместить 13 000 человек. Основными владельцами подобных заведений, помимо G4S, являются компании Sodexo Justice Services, управляющая четырьмя тюрьмами, и Serco, имеющая в собственности шесть исправительных учреждений и получающая более 100 млн фунтов стерлингов ежегодного чистого дохода. В 2012 г. правительством Соединенного Королевства рассматривался вопрос о передаче всех государственных тюрем под управление частных структур сроком на шесть лет. Эта инициатива должна была сэкономить казне 450 млн фунтов стерлингов, но до сих пор находится на рассмотрении.

В Австралии бизнес частных тюрем также попал в благодатные условия. На территории Зеленого континента основную роль в организации частных мест заключения играют все те же GEO Group, имеющая там в распоряжении шесть исправительных учреждений, и G4S, заведующая семью тюрьмами. Под контролем Serco находятся две тюрьмы и несколько центров для нелегальных иммигрантов. Несмотря на относительно небольшое число заключенных в Австралии, локальный рынок частных тюрем оценивается как весьма перспективный в основном из-за увеличения притока нелегальных мигрантов (пока их около 10 000, то есть треть от общего числа заключенных), так как все места содержания нарушителей иммиграционного режима находятся в частных руках.

Частные тюрьмы уже есть в Канаде и Швеции. В Японии для охраны заключенных используют частные охранные структуры, во Франции с 1990-х существуют тюрьмы со смешанным частно-государственным управлением, где за строительство и обслуживание здания отвечает частный капитал, но обязанности по охране и жизнеобеспечению сидельцев государство оставило за собой.

В 2004 г. в Израиле был принят закон, разрешивший строительство частных тюрем. Стартовало даже строительство одного учреждения на 800 мест, обошедшееся владельцам в $360 млн, однако в 2009 г. Верховный суд Израиля признал исключительную монополию государства на ограничение свободы гражданина, и инициатива заглохла. В разное время идея передачи заключенных в частные руки поднималась также в Латвии, Германии, Чехии, ЮАР, Казахстане, а недавно и в России.


Рецидивисту на заметку

“Законы трех преступлений” (Three Strikes Laws), также известные как “законы трех ошибок”, – законодательные акты, принятые на территории США на уровне нескольких штатов. Они устанавливают, что лицо, совершившее три и более преступления, приговаривается к длительному сроку тюремного заключения. Название пришло из правил игры в бейсбол, где отбивающий может пропустить два удара, но, если не сумеет справиться с третьим, выбывает из игры. “Законы трех преступлений” получили широкое применение с конца XX века, хотя в штате Нью-Йорк подобное правило, необязательное, впрочем, к исполнению, действовало с конца XIX столетия. Первым штатом, принявшим “законы трех преступлений” посредством референдума, стал Вашингтон в 1993 г. Ныне эти законы действуют уже в половине штатов США, хотя условия их применения различаются. Самой суровой является калифорнийская версия, согласно которой преступник получает длительный тюремный срок без права на условно-досрочное освобождение, если предыдущие два преступления были насильственными или “серьезными”. На деле это означает пожизненное или в лучшем случае двадцатипятилетнее заключение. При этом “серьезными” преступлениями на территории Калифорнии могут быть признаны такие деяния, как мелкие кражи из супермаркетов или угон велосипеда, если вора ранее уже судили за кражу, разбой или грабеж. Отмечены случаи, когда третьим преступлением, определившим последующее многолетнее заключение, были кража пиццы, пачки печенья или нескольких видеокассет. За десять лет действия “законов трех преступлений” количество таких тяжких деяний, как убийство, разбой или изнасилование, сократилось, согласно отчетам правоохранителей Калифорнии, более чем на 2 млн.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: