C ними Бог

Один из главных отечественных фильмов года – «Остров» Павла Лунгина 23 ноября выходит наконец-то в прокат. Именно этой картине была доверена почетная роль – закрывать Венецианский кинофестиваль, чего прежде с нашими фильмами не случалось. Именно «Остров» стал основным конкурентом «9 роты», когда российский «оскаровский» комитет решал, какой фильм выдвинуть в этот раз от нас на соискание голливудской премии. «Рота» выиграла лишь одним голосом. До просмотра «Острова» сильнее всего изумляло то, что это, по словам самого Лунгина, «просто фильм о том, что Бог есть». Изумляло потому, что прежде Лунгин казался классическим циником.


«Остров» – фильм про маленький сирый монастырь, действующий где-то на Севере в 1976-м. Кто-то из отрецензировавших фильм отцов церкви заметил, что подобного монастыря нет, уж точно не могло быть в советские годы. Тем более невозможной была ситуация, чтобы в годы воинствующего атеизма слава о живущем в монастыре святом старце разгуливала по всей России, чтобы туда, например, привез для исцеления свою дочь служивый адмирал, безусловно член КПСС. Но эти претензии несущественны. Фильм не о конкретном времени – о том, что такое истинные ценности и подлинная вера. Фильм – собственно о старце, которого играет экс-рокер, театральный актер, убежденный отшельник в жизни и человек действительно глубоко верующий Петр Мамонов. Играет потрясающе – это, пожалуй, единственная оценка фильма, в которой после просмотра сходятся все.



«Остров» – фильм, перед которым я, как человек нерелигиозный, искренне пасую. После первых показов «Острова» на «Кинотавре», а затем в Венеции критика раскололась на тех, кто от него в восторге и кого он раздражает. Лунгина ругают за то, что фильм, прикидываясь религиозным, на самом деле гламурный – даже в продуманно стильном, модно монохромном изображении суровой северной природы. За то, что режиссер либо циник, готовый выставить на продажу самого Господа, либо восторженный неофит, вдруг открывший для себя веру и начавший с радостной агрессивностью втемяшивать ее зрителям.


Не знаю, что тут сказать. У меня фильм антипатии не вызвал. Но я в вопросах веры – дилетант и посторонний.



В то же время священники ценят, что мамоновский отец Анатолий не пытается заменить собой Христа, а ведет к нему (обязательно приводит всех в церковь), и вообще скорее хвалят фильм, считая, что в советском и российском кино еще никто не пытался глубоко проникнуть в темы веры и Бога. «Остров» противопоставляют «Андрею Рублеву» Тарковского, утверждая, что Рублев там не верующий человек, а мятущийся интеллигент 1960-х (помнится, в советские времена те, кто именовал себя «славянофилами», тоже любили поговорить о том, что Рублев в фильме мыслит не как русский иконописец, а как западный художник-модернист). Что же, священникам, вероятно, виднее.


В любом случае, я бы не ругал Лунгина за цинизм. Я сам много писал о том, что Лунгин, начиная с «Такси-блюза» и «Луна-парка» и заканчивая «Олигархом», работал на Запад, продавая ему в фильмах точные стереотипы по поводу СССР и затем новой России, их уродств и психологии, которые господствовали в умах тамошних политиков и интеллектуалов. Пьяная Россия – так пьяная и т. д. В «Луна-парке» он успешно продал несуществующие еврейские погромы в Москве, чем тогда меня по-настоящему взбесил, поскольку и губил имидж нации, и вызывал злобного джинна из бутылки.



Кстати, почему-то кажется, что именно этот фильм выполнит ту функцию, которую вменяли кинематографу в качестве обязательной пропагандисты СССР: сыграет воспитательную роль. Похоже, его посмотрят и молодые интеллектуалы, и братки. Именно этот фильм (а не, скажем, эстетская «Эйфория», которая уж точно «фильм для избранных») скорее всего будет признан массами «серьезным кино». По поводу которого распальцовочные пацаны говорят потом в компании: поглядел вот вчера… Подумал вот после этого… Не зря же «Остров» растиражировали пираты – они знают, что именно пользуется спросом.


На Бога надейся


Тема Бога, естественно, всегда присутствовала в кино, в том числе современном. Своего рода апокрифом о хождениях святой по мукам является, например, фильм Ларса фон Триера «Рассекая волны». Но интересно, что именно в последнее время появилось несколько картин, смысл которых (как и смысл лунгинского «Острова») сводится к утверждению: «Бог есть». Причем, в отличие от «Острова», это все триллеры, иногда даже с элементами фильмов ужасов.





















ФИЛЬМ


СЮЖЕТ


ПОСЫЛ



Детективная мелодрама о писателе, пытающемся раскрыть тайну, куда и почему исчезла женщина, с которой они были счастливы


Экранизация романа Грэма Грина, тему которого сам автор определял как «ужасную странность милосердия Божьего». Дело происходит во Вторую мировую, Бог отзывается на мольбу любящей женщины воскресить любимого, но с жестокой зоркостью следит за тем, чтобы она исполнила суровый обет больше этого любимого не видеть



Триллер о вторжении инопланетян, про которых долго не понимаешь, то ли они Добро, то ли Зло


«Бог есть» – собственно, единственная мысль, содержащаяся в подтексте картины. Знаки  –  это не знаки на пшеничных полях, оставляемые в фильме инопланетянами. Это знаки, которые подает Бог и которые надо загодя распознавать, чтобы в критической ситуации вспомнить: вот тут, чтобы спастись, надо зачем-то махнуть в воздухе бейсбольной битой



Реконструкция вроде бы подлинного суда над священником: 19-летняя студентка погибла после проведенного им сеанса экзорцизма


Парадоксальный вывод фильма в том, что убедить современное общество в существовании Бога можно только через доказательство существования дьявола, – вот еще причина, почему дьявол так старается внушить миру, будто он мифологический персонаж. Если есть демоны и дьявол – значит, безусловно, есть и Бог

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: