Бумажные пикетики

Власти готовятся ввести новые карательные меры для участников акций протеста. Оппозиция считает, что это признак приближения второй волны кризиса

«Уважаемые граждане! Мероприятие окончено, просьба разойтись!» – уговаривал капитан милиции участников антифашистского пикета на Чистых прудах в прошлый вторник. Они не расходились, требуя освободить своих товарищей, задержанных несколькими часами ранее. Тогда мегафон взял правозащитник Лев Пономарев. «Друзья! Генерал милиции Козлов дал мне честное генеральское слово, что он отпустит задержанных, если мы разойдемся». «Не верь ментам!» – заорали пикетчики. Тогда Пономарев начал переговоры с милиционерами. Вскоре пикетчики нашлись в ПАЗике, стоявшем неподалеку. «Ваши?» – спросил подполковник. Правозащитник кивнул. «А ну все на выход», – скомандовал милиционер. Задержанные не верили своим ушам.
Инцидента могло и не произойти, если бы траурное шествие памяти убитого адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой было разрешено московскими властями. Но первую заявку мэрия отклонила, заявив, что она была подана слишком рано. А вторая была удовлетворена не полностью – вместо шествия по Бульварному кольцу власти дали согласие только на два пикета.
Неразрешенное траурное шествие стало самой масштабной акцией протеста в Москве за последний год – пришло около 1000 человек. Властям удалось окончательно маргинализировать «марши несогласных», поэтому большого количества сторонников они давно не собирают. Тем не менее в начале года на рассмотрении в Госдуме оказались новые законопроекты, ограничивающие свободу собраний. Правительство предложило ужесточить наказание для тех, кто перекрывает автомагистрали – если бы эту норму приняли год назад, то жители Пикалева могли бы получить по два года тюрьмы. А Московская областная дума предлагает запретить единственную существующую форму протеста, на которую не нужно получать разрешение властей, – одиночный пикет. Авторы поправок заявляют, что единственная их цель – забота о безопасности граждан. Однако сами участники протестов считают, что власти ждут нового витка кризиса и боятся очередной волны выступлений.

БЛОКПАКЕТ

Пакет поправок, касающихся безопасности на транспорте, правительство внесло в Думу перед самым Новым годом. Член думского транспортного комитета Сергей Шишкарев рассказывает, что поводом для ужесточения мер стало крушение «Невского экспресса». Поправки, подготовленные Минтрансом, вносятся в разные законы – о безопасности дорожного движения, об автомобильных дорогах, о милиции и т. д. «Антипикалевская» норма скрывается в поправке к статье 267 Уголовного кодекса. Уголовным преступлением теперь становится сам факт блокирования магистрали. Наказание – либо штраф до 100 000 рублей, либо лишение свободы на срок до двух лет. Сейчас уголовная ответственность предусмотрена только в том случае, если перекрытие дороги причинило тяжкий вред здоровью человека.
«Если вы хотите выразить протест, окружите здание администрации, а не мешайте людям ехать по дороге в больницу», – разъясняет смысл поправки депутат Шишкарев. Его однопартиец Владимир Груздев прогнозирует, что поправка скорее всего будет принята в первом чтении. «Но перед вторым чтением мы посоветуемся с общественностью», – обещает он.
Российский рекордсмен по перекрытиям центральных улиц – столица Удмуртии Ижевск. Только в прошлом году там дважды перекрывали дороги пенсионеры. Это было в феврале, когда Дмитрий Медведев переназначил республиканского президента Александра Волкова, и осенью, когда тот отменил бесплатный проездной билет. Еще один раз дорогу перекрывали возмущенные работники рынка. «У нас пять лет не прекращаются выступления», – говорит один из лидеров Координационного совета гражданских действий Андрей Коновал. В феврале прошлого года его уже штрафовали за блокирование движения.
Директору компании «Магистраль» Василию Пиряеву пока везло больше. Сразу после пикалевских событий он выводил своих рабочих на трассу в Горном Алтае, жалуясь на руководство республики. Но штрафа избежал. «Милиция исполнила свой долг и убрала нас с дороги», – вспоминает Пиряев. Из-за огласки губернатор Александр Бердников был вынужден сесть за стол переговоров и обещал не наказывать нарушителей.
Если бы поправки к тому времени были приняты, он бы так не рисковал. «Это эффективная мера. Она остудит многие горячие головы», – признает бывший зачинщик перекрытия трассы М-52. По подсчетам директора французского социологического института «Коллективное действие» Карин Клеман, в прошлом году в России было 18 подобных перекрытий. В кризисный год могло быть и больше, считает она. Ей кажется, что перекрытие магистралей – самый эффективный способ отстаивать свои права, причем подсказал его сам премьер Путин, посетив Пикалево.
«Перекрывать улицы – не наш метод, – говорит глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. – Но я категорически против ужесточения мер наказания». Мэр Пикалева Сергей Вебер с ней согласен, хотя и пережил неприятные минуты в июне прошлого года. «Ужесточение в первую очередь должно коснуться руководителей или собственников, которые не выплачивают зарплату. Тогда люди не будут доведены до такого состояния, чтобы перекрывать дорогу», – говорит он.
Социолог Клеман не верит в то, что поправка к УК нужна для борьбы за безопасность на транспорте. Лидер Комитета спасения Солнечногорского района Леонид Хохряков, который пять лет назад перекрывал Ленинградское шоссе, и вовсе уверен, что власти так готовятся к новым потрясениям: «Эти поправки говорят о том, что мы еще многого не знаем. Скорее всего, будет включен печатный станок». С ним согласен второй секретарь подмосковного обкома КПРФ Константин Черемисов: «Они драконовские законы и принимают, чтобы акции протеста предотвратить».

ОДИН В ПОЛЕ ВОИН

Законопроект, запрещающий проводить одиночные пикеты без уведомления соответствующих органов власти, внесли в Думу депутаты Мособлдумы. Сейчас для одиночного пикета власти уведомлять не нужно. Но поправка требует подавать заявку за день. Подмосковные депутаты объясняют свою инициативу заботой о самих пикетчиках. «Бывают ситуации, когда пикетчики-одиночки совершают акты самосожжения либо на них совершаются нападения. При этом орган исполнительной власти даже не знает о подготовке подобных акций», – говорится в пояснительной записке.
«Человек перед самоубийством тоже должен написать заявление в милицию? – удивляется Борис Немцов, которого в ноябре прошлого года оштрафовали на 500 рублей как раз за одиночный пикет в поддержку задержанного Эдуарда Лимонова. – Я один стоял с плакатом. Вдруг от милиционеров отделились два провокатора в штатском и подошли ко мне. Я говорю: вы провокаторы? Они говорят: да, у нас работа такая». С их участием пикет перестал быть одиночным, и у милиции появился повод наказать его «организатора».
По словам Бориса Надеждина из «Правого дела», одиночный пикет – давно уже не проблема для милиции, которая затыкает эту лазейку в законе, «приставляя к пикетчикам провокаторов». Но, по его мнению, идея подобной поправки не могла прийти в голову подмосковным депутатам. Эта инициатива поступила сверху, подозревает депутат Мособлдумы от «Справедливой России» Александр Романович. На заседании областного парламента законопроект рассмотрели, даже не обсуждая. Впрочем, Романович верит, что Дума законопроект не одобрит. Или президент наложит вето, предполагает его коллега коммунист Черемисов.
Депутат Мособлдумы Валерий Колмаков, вносивший законопроект о запрете одиночных пикетов, утверждает, что следует генеральной линии. «Хочу доложить, что данную инициативу ваш покорный слуга докладывал на экспертно-консультативном совете партии [«Единая Россия»] в Госдуме. И только после этого вопрос был вынесен на обсуждение в областной думе», – говорит депутат. И делает вывод: шансы на принятие поправки и подписание ее президентом весьма высоки.
Людмила Алексеева не понимает, зачем нужно закручивать гайки. «Люди бы пар выпускали», – говорит она. За несколько часов до Нового года ее в костюме Снегурочки задержала милиция на акции несогласных на Триумфальной площади в Москве. «82-летняя Снегурочка с палочкой в руках – это, конечно, персонаж. Но я соображала, что я делала, – смеется Алексеева. – Я демонстрировала, что это не митинг, а гуляние под елкой».
По словам правозащитницы, ее хотели сразу отпустить, но она не согласилась. «Поняли, что это такой ляп – бабушку арестовали. Я сказала, что не выйду, пока всех не освободят. Ведь я же не только бабушка, но и правозащитник». 31 января она снова собирается на Триумфальную – выступать против попрания 31-й статьи Конституции, в которой говорится о свободе собраний. Мэрия снова не дала разрешения на акцию.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: